Остриженная голова свободы слова

Не успела неравнодушная общественность как следует высказаться об удушении свободы слова, как сделка, предметом которой и являлась эта свобода, состоялась.


© CC0

Буквально на прошлой неделе депутаты Государственной Думы встречались с директором ФСБ Александром Бортниковым, где он просил их поторопиться с законами, регулирующими мессенджеры. По окончании этой встречи сановные комментаторы стройным хором выражали решительность в создании правовой базы для развития производства отечественного «софта», защищенного от иностранных шпионских вирусов.

Но не успела неравнодушная общественность как следует высказаться об удушении свободы слова, как сделка, предметом которой и являлась эта свобода, состоялась. То ли Дуров пожалел Роскомнадзор, посчитав, что не нужно ставить его в неловкое положение и позорить перед гражданами, то ли Дуров и Роскомнадзор решили не доставлять неудобств высокопоставленным чиновникам, которые, как выяснилось, общаются между собой не по секретным каналам связи, а как раз через Telegram, — но инцидент как-то сам сошел на нет. Дуров пообещал пять ключей от сервиса, где персональные данные не лежат, а Роскомнадзор включил его в свой спецреестр. Дуров сообщил, что он поверил главе Роскомнадзора Жарову, а тот пообещал Дурову, что все-таки воздержится от чтения частной переписки пользователей Telegram.

В общем все рады: пользователи Telegram, что для них ничего не изменится, непользователи — тому, что им все равно. Общественность рада, что она вроде как защитила свободу слова, а Роскомнадзор — тому, что он надзирает за непослушными так умело, что, в конце концов, его все слушаются. Дуров рад, что все рады, а он, получив бесплатный пиар, не сдал личную переписку никого никому.

То есть по факту вроде бы ничего не произошло, но зато все поняли, что может случиться: без суда и следствия, без закона и особых доказательств причастности к чему-то плохому златокудрая свобода слова может быть слегка подстрижена. Например, под предлогом борьбы с терроризмом.

А напоследок историческая аналогия. Ровно двести лет назад, в 1817 году, Пушкин написал свою Оду «Вольность». Юбилей будем праздновать в декабре. Помните?

И днесь учитесь, о цари:
Ни наказанья, ни награды,
Ни кров темниц, ни алтари
Не верные для вас ограды.
Склонитесь первые главой
Под сень надежную Закона,
И станут вечной стражей трона
Народов вольность и покой
.

Стихотворение не было напечатано при жизни поэта, но распространялось в списках. За это один из самых либеральных самодержцев России Александр I отправил Пушкина в ссылку.

Вот и я говорю: Дуров, конечно, не Пушкин, но толк в ссылках знает.

Марина Шишкина

Прочитать оригинал поста Марины Шишкиной с комментариями читателей ее блога можно здесь.


Ранее на тему Власти Индонезии заблокировали Telegram