Запрещенный прием

Андрей Малахов в стремлении поддерживать высокий рейтинг передачи уже не брезгует никакими средствами. Герои его реалити-сериала становятся все моложе и беззащитнее.


В этой истории настоящее сочувствие вызывают только Василий Шукшин и ребенок Фрейи. © Стоп-кадр видео

Тема беспорядочной половой жизни малолеток по-прежнему остается одним из коньков «Прямого эфира». Чтобы аудитория не заскучала, Малахов решил разбавить ее грудными младенцами. Речь о предполагаемом внуке актрисы Марии Шукшиной. Ребенок стал героем репортажей с момента собственного появления на свет, когда его юная мать начала поиски истины и справедливости.

В конце прошлого года сын артистки и внук писателя Василия Шукшина Макар Касаткин оказался в центре отвратительной истории с наркотиками и избиением своей девушки — девятнадцатилетней Фрейи Зильбер. Последняя теперь утверждает, что родила от него ребенка. Что здесь является правдой, рассудить сложно. Мы давно привыкли, что наши знаменитости и их отпрыски создают иную вселенную из грез и фантазий. Одно можно сказать точно: парень, который прежде был известен только по рекламе чистящего средства (он снимался в ролике вместе со своей матерью Марией Шукшиной), обрел славу иного порядка, и нескоро сможет от нее отмыться.

Шоу «Прямой эфир», как опытная пчела, моментально учуяло этот «мед». Но его руководство  вознамерилось приготовить из него еще более пикантное лакомство, чем это было с Дианой Шурыгиной. Там хотя бы не демонстрировали крупным планом физиологические тонкости нашей жизни, а теперь этот пробел восполнили. Сын Фрейи родился под прицелом камер и под продуманные сценаристом умильные комментарии, явно далекие от того, что приходится слышать обычным роженицам. Следующей задачей девушки является встреча с матерью Макара и тест ДНК — чтобы клан Шукшиных признал новоиспеченного потомка. И поскольку добиться этого не так легко, добрые люди из телевизора снова спешат на помощь и потирают руки.

Те, кто еще помнит эпопею с Шурыгиной, могут заметить, что Малахов для создания имиджа главной героини использует уже испытанные средства. Поэтому Фрейя в каждом эфире выглядит очень ухоженно и кокетливо. Даже на съемках из родильного зала она предстала с безумным макияжем и отрепетированными улыбками. Только у простого зрителя почему-то именно это, как правило, вызывает отторжение, так что авторам стоило бы определиться, лепят ли они из героини жертву или femme fatale.

Параллель прослеживается и в преждевременном взрослении обеих героинь — у Фрейи уже есть старшая дочь, которая, как утверждают источники, сейчас живет со своей бабушкой. Другими словами, Малахов продолжает эксплуатировать один и тот же опостылевший и неприятный шаблон. Но пытается выдать его за «суровую правду жизни о российской молодежи».

Защитники девушки восхищаются ее целеустремленностью в борьбе за интересы новорожденного ребенка. Канал во всех подробностях освещал каждый этап этой «битвы»: встречу с Лидией Федосеевой-Шукшиной, телефонные разговоры с отцом Макара, а затем — приезд в Санкт-Петербург на выставку «Шукшин. Палитра героя», где можно было бы подловить именитых «родственников».

Образ «одинокой матери с ребенком» все еще считается манком для основного пласта телезрителей. Хотя так ли уж тернист путь девушки, если за ней по следам идут покровители с советами и телекамерой? Если бы знаменитости решительно захотели заставить ее молчать, они бы это сделали давно. Одному богу известно, сколько таких менее удачливых Фрей и Жозефин хранятся в амурных анамнезах российских селебрити и их наследников. Поэтому лучше бы пожалели тех одиноких и обманутых матерей, в чьих историях нет громких имен и сомнительного пиара. Им реально нужна помощь, причем не столько финансовая, сколько психологическая.

А Фрейя Зильбер себя показала человеком с крепкими нервами — разве другой выдержал бы «беседу» с крайне эмоциональной внучкой Олега Стриженова, которая уже становится одним из штатных экспертов всех ток-шоу разных оттенков желтизны?

В этой истории настоящее сочувствие вызывают только Василий Шукшин и ребенок Фрейи, несмотря на то, что первому все это уже безразлично, а второму — пока еще безразлично. Их обоих используют самым аморальным образом, в то время как они не могут себя защитить. Девушка дошла до того, что предлагала прохожим в Петербурге «сфотографироваться с правнуком Шукшина», и сколько потом она ни объясняла, что это была шутка, ей уже никто не верил.

Не менее бесстыдно выглядело и паломничество юной матери к Ксении Петербургской — разумеется, снова под прицелами камер. Шоу-бизнес уже неоднократно дискредитировал православие благодаря отдельным неоднозначным деятелям, которые всеми правдами и неправдами записывают себя в верующие. Но это уже перебор в высшей степени. И неужели девушка с артистичным именем настолько хочет стать «звездочкой» хотя бы на час, что безоговорочно доверяет Андрею Малахову, пытающемуся догнать поезд уходящей славы?

Скорее всего, ни те, ни другие расчеты не оправдаются. Но гадать, чем закончится подобная история, бессмысленно и неприятно. Сейчас интереснее, что нам покажут в следующий раз, когда «роды в эфире» станут вчерашним днем.

Людмила Семенова