Сэр не играет в футбол

Мундиаль творит чудеса — вдруг выяснилось, что европейские ценности не так уж нам и чужды. А, например, полицейские могут вызывать уважение и даже признательность.


Жаль только, что с последним ударом по мячу эта дивная картина неминуемо развеется. © Фото Анны Семенец, ИА «Росбалт»

Четыре года кряду внушать гражданам, что страна окружена врагами, и вдруг впустить этих «врагов» прямо под стены Кремля, на берега Невы, к самому Черному морю и далее по списку городов, где пройдут матчи Чемпионата мира по футболу. Мало того, принимать их как дорогих гостей, селить в лучших отелях, ремонтировать к их приезду дороги и даже в спецприемниках, если поверить Навальному, менять дыры в полу на белые унитазы. Не удивительно, что у многих произошел разрыв шаблона. Особенно у тех, кто по работе борется с врагами с утра до вечера.

Так что зря, на мой взгляд, женщину из Госдумы, призвавшую россиянок не вступать в интимные отношения с иностранцами, обвинили в расизме. Вот если бы Татьяна Плетнева призвала не крутить романы только с англичанами или не целовать только египтян, но она же в принципе против того, чтобы мы любили врагов наших. И тем более рожали от них детей. На войне как на войне. Это с одной стороны.

С другой — после унизительных разборок с допингом на Олимпийских играх нас так часто пугали то отлучением от всех международных соревнований, то жестким бойкотом мундиаля, что визит десятков тысяч иностранных болельщиков в «империю зла» вполне можно расценить как идеологическую победу, а самих футбольных фанатов — как агентов влияния на мировое общественное мнение.

И тогда, конечно, мы просто обязаны принять их по высшему разряду. И вот с того же Охотного ряда — уже от лица мужчины — поступает новый сигнал: любить иностранных болельщиков и футболистов на полную катушку. «Чем больше людей влюбится из разных стран, чем больше родится детей, тем лучше», — говорит депутат Михаил Дегтярев, называя это почему-то «гуманитарным и культурным вкладом чемпионата мира по футболу в России во все человечество».

Трещат скрепы по швам не только у депутатов. Москвичи делятся в соцсетях фотками улыбающихся полицейских. Которые не только не проверяют у смуглых понаехавших регистрацию, но еще на ломанном английском объясняют им, how to get to the Luzhniki Stadium. И, главное, получается это у них вполне органично — была бы установка, могли бы, наверное, и нам так улыбаться. Даже на митингах.

Ну, а видео с задержания британского ЛГБТ-активиста, который в первый день мундиаля встал в одиночный пикет у стен Кремля, требуя прекратить преследование геев в Чечне, — просто образец выдержки и профессионализма российской полиции.

Оцените тональность разговора (общались на английском):

 — Сэр, я прошу вас прекратить. Наш закон запрещает вашу акцию.

 — Но согласно вашей Конституции, она разрешена.

 — Она разрешена, но наш президент подписал указ на время чемпионата, который ее запрещает. Сэр, вы должны пройти со мной…

И сэр прошел. В отделении быстро составили административный протокол, после чего сэра отпустили. Не знаю, был ли ему предложен в полиции чай или легкий завтрак, но в посольстве Великобритании особо подчеркнули, что с их подданным правоохранительные органы обращались хорошо. Волей-неволей поверишь в пост Навального о том, как подготовили к мундиалю спецприемник, в котором он провел последний месяц: разработали спецменю с борщом, шашлыком и безалкогольным пивом, установили в камерах ЖК-экраны, чтобы арестанты могли смотреть матчи чемпионата, а в прогулочном дворе поставили ворота и раздали настоящие футбольные мячи.

И даже грозный Рамзан Кадыров вдруг предстал совсем в ином свете. Мало того, что он не потребовал извинений от актера Семена Слепакова, который в своем новом хите изобразил его тренером российской сборной по футболу с пистолетом в руках («Удачи, ребята, я верю в вас. И помните, жизнь дается лишь раз»), но даже ответил ему в стихах: «А Спорт — это Мир!!! — вот что, брат, я скажу, Россию свою я во всем поддержу!». Прямо переписка Петрарки и Бокаччо.

И все эти чудеса творятся на наших глазах лишь потому, что в Россию приехали люди, для которых подобное поведение — норма, а не исключение из правил. И вдруг выяснилось, что европейские ценности — не такие уж нам и чуждые. Что полицейские могут вызывать не только страх и трепет, а, в первую очередь, уважение и признательность за помощь. Что унитазы удобнее дыр в полу (хотя бы в иронических мечтах). Что танцевать и петь в городах можно не только в специально отведенных местах, а где душе захочется. Что проход на стадион вовсе не обязательно превращать в унизительный шмон и т. д.

Но именно эта энергия неотрегулированности, это нарушение границ, эта свобода самовыражения и чувство собственного достоинства независимых людей, мне кажется, страшно пугают власть. К разгулу футбольного международного карнавала они относятся как к неизбежному злу, которое надо просто пережить. Это же только на месяц, не навсегда. А потом, когда часы пробьют окончание мундиаля, унитазы вновь превратятся в дыры, улыбающиеся полицейские — в неулыбчивых, депутаты из посмешища — в законодателей, вольный карнавал на городских улицах — в народные гуляния по сценариям мэрии, а Рамзан Кадыров потребует извинений от всех, кто всуе произнес за время этого спортивного шабаша его имя.

Пессимисты и вовсе пророчат после футбольного чемпионата новый виток закручивания гаек вплоть до закрытия железного занавеса. Ведь после праздника всегда наступает похмелье, а у нас оно будет отягощено повышением налогов и пенсионного возраста.

Тут уж не до улыбок, сэры.

Виктория Волошина


Ранее на тему Тренер египтян: Салах сыграет с командой России 19 июня