Юбилей, за который стыдно

Принцип «кто не с нами — тот против нас» через 50 лет после оккупации Чехословакии снова главный в российской внешней политике.


Упорные попытки доказать правоту СССР парадоксальным образом превращают невиновных в виноватых. © Фото с сайта cia.gov

Чехи и россияне все хуже помнят точные даты так называемой «Пражской весны», однако заметно расходятся в оценках этого события. Судя по данным опроса, проведенного в апреле 2018 года, большинство жителей Чехии считают саму попытку демократизации в Чехословакии одним из самых позитивных событий в своей истории. В то же время, вход на территорию страны армий государств-членов Варшавского договора и силовая смена режима в стране — самое негативное событие в истории страны, практически наравне с оккупацией Чехословакии нацистской Германией.

Сближение в общественных оценках этих двух событий, разумеется, очень разных по своим последствиям, понятно. Как показал уже июльский соцопрос, около 60% молодых чехов просто затрудняются сказать, что именно случилось в 1938 году. Зато про 1968 год им до сих пор могут рассказать старшие члены семьи. Как отмечал накануне грустного юбилея один из комментаторов «Чешского радио», различия в исторической памяти между чехами и россиянами иногда объясняются банальной разницей в продолжительности жизни в этих двух странах. В России все меньше людей 1940-1950-х годов рождения, особенно мужчин, которые живут ощутимо меньше, чем женщины. То есть тех самых солдат, которые в августе 1968 года входили на территорию Чехословакии в числе приблизительно 400-тысячного контингента.

Ну и потом, скажем прямо, что такое несколько сот тысяч свидетелей для России? А в Чехии и Словакии в каждой семье есть свои воспоминания о подавлении «Пражской весны» или ее последствиях, так называемой «нормализации», выразившейся, в первую очередь, в массовых чистках, когда тысячи людей лишились работы. Неудивительно, что историческая память двух стран об этом событии сильно отличается.

В России, как показал недавний соцопрос, приблизительно каждый пятый вообще не знает, что же такое случилось в 1968 году. Среди остальных преобладают те, кто в рамках современного восприятия России как осажденной крепости, считают, что 50 лет назад СССР, оккупируя Чехословакию, на самом деле защищался. За последние пять лет, то есть за то время, когда Россия вошла в жесткое противостояние с Западом, присоединила Крым, приняла участие в конфликтах в Сирии и Донбассе, доля россиян, не одобряющих действия СССР в августе 1968 года, снизилась с 29% до 19% в 2018 году. Настолько же приблизительно выросла и поддержка вторжения — с 27% до 36%. Ну, а большинство (относительное в 45%) может быть и не разделяет современный официальный милитаристский нарратив, но предпочитает не плевать против ветра и выбирает вариант «затрудняюсь ответить».

Можно не сомневаться, что для большинства россиян оккупация Чехословакии не является важным историческим событием. Оценки изменились по сравнению с 1968 годом, когда интеллигенцией, а равно и властями это решение воспринималось как окончательное сворачивание так называемой «Оттепели» в стране и выбор для СССР нового цивилизационного пути. Теперь же это просто один из исторических фактов, который активная часть российского общества отказывается считать преступлением или ошибкой советского руководства.

В сознании россиян странным образом переплелись ответственность и вина. Большинство, включая и власти, считает, что стоит только признать ответственность за что-то, а уже тем более извиниться или даже покаяться, как тебя сразу или атакуют с требованием компенсаций и репараций или, того хуже, заставят искупать вину деятельно — нефинансовым образом, поступаясь своими актуальными политическими позициями. Между тем, ответственность за прошлое — это, в частности, понимание совершенных ошибок и память о них, которая позволяет не ошибиться в будущем.

Виноватыми же за оккупацию Чехословакии современных россиян никак не признаешь. Большинство из них тогда еще не родились или находились в слишком юном возрасте. Однако упорные попытки доказать правоту СССР парадоксальным образом превращают невиновных в виноватых. Отрицая преступление, россияне как бы сами на себя берут вину за него.

Что же касается российских властей, то они шаг за шагом идут по тому же пути, что и бывшие правители ныне уже распавшегося Советского Союза: военное давление или оккупация бывшего уже союзника, который перестал делать «что ему велено» и попытался заняться самодеятельностью. Не напоминает ли это отношения с Украиной и ссоры последних пары лет с Белоруссией? А ведь итог известен — Чехия и Словакия давно уже не союзники России и в ближайшие десятилетия вряд ли ими станут. Слишком сильна негативная историческая память.

Иван Преображенский