Сербы не готовы отдать Косово за ЕС

Как будет разрешен балканский тупик, сегодня, похоже, не знают нигде — ни в Брюсселе, ни в Белграде или Приштине.


© Фото Николая Ульянова

В европейской и балканской печати обсуждается последний  политический конфуз  Брюсселя, связанный  с нормализацией отношений Белграда и Приштины после объявления Косово независимости в 2008 году.

Так долго готовившаяся еврокомиссарами встреча президента Сербии Александа Вучича и главы самопровозглашенного Косово Хашима Тачи для переговоров об урегулировании территориальных споров провалилась. Высокопоставленные переговорщики, прибыв в столицу Евросоюза, в результате даже не встретились. Ситуацию, как могла, спасала глава европейской дипломатии Федерико Могерини — через нее стороны передали послания друг другу. И, судя по дальнейшим событиям и заявлениям сербов и албанцев, послания эти были не очень дружественными.

Напомню, что сербско-косовские переговоры, которые, судя по их темпам и промежуточным итогам, вряд ли скоро увенчаются (если вообще увенчаются) положительными результатами, начались  под давлением Брюсселя (в качестве приманки для  перспективы белградского членства в ЕС) еще в 2011 году. Два года понадобилось, чтобы подписать там же соглашение о принципах нормализации  отношений Сербии и Косово. Затем еще столько же, чтобы достичь второй договоренности — соглашения о сообществе сербских общин в самопровозглашенной республике.

После несостоявшейся встречи  с президентом Сербии Александром Вучичем глава Косово Хашим Тачи заявил журналистам в Брюсселе, что переговоры выявили наличие больших разногласий. «Все еще продолжается работа над выработкой реалистичного, устойчивого, всеобъемлющего и основанного на международном праве соглашения сторон. Трудности остаются, но мы не будем вдаваться в детали переговоров», — заявила на брифинге представитель дипломатической службы ЕС Майя Косьянчич. Выходит, что два предыдущих соглашения то ли уже не являются обязательными для выполнения, то ли оказались несостоятельными, поэтому понадобилось третье. На языке политики это называется выкручиванием рук. Как сообщала Косьянчич, ЕС «в ближайшие две недели» планирует в Брюсселе новый раунд диалога Белград — Приштина, «чтобы объединить две стороны для продвижения работы над содержанием соглашения».

Конечно, Брюссель никогда открыто не обозначит главную цель затеянного политического действа для «додушивания» (термин представителей Приштины) Сербии. Хотя она всем и так ясна как Божий день: Белград должен признать независимость Косово. Тогда Евросоюз в очередной раз помашет ему морковкой, и если Сербия будет себя правильно вести, то довольно быстро окажется в ЕС. Впрочем, эту мантру Белград слышит  уже  не один год.

Диалог между Приштиной и Белградом, который с 2011-го и так шел ни шатко ни валко, резко оборвался после убийства в начале этого года в Косово лидера местных сербов Оливера Ивановича, главы движения Гражданской инициативы «Сербия, демократия, правосудие». (Политик был застрелен в городе Косовска Митровица из проезжавшего автомобиля.  Местная полиция пообещала десять тысяч евро за сведения об убийце. До сих пор ищут.)

Руководство Сербии заявило тогда, что расценивает это как террористический акт, а ее делегация отказалась от участия в переговорах с косовско-албанскими властями в Брюсселе под эгидой ЕС. Директор департамента по вопросам Косово и Метохии в правительстве Сербии Марко Джурич на сербских радио и телевидении назвал убийство «преступным, злонамеренным деянием с целью вызвать хаос на севере Косово».

Еще до убийства политика  Вучич заявлял, что Сербия не принимает идею безусловного признания независимости самопровозглашенного Косово. Он считает, что лидер Косово Хашим Тачи «должен пойти на компромисс и согласиться на уступки, а не требовать выполнения своих условий в одностороннем порядке», сообщала белградская «Политика». «Если вы в состоянии это сделать, мы готовы разговаривать. Если вы говорите, что Сербия должна признать Косово, и точка, то — спасибо, до свидания», — цитировало Вучича еще полгода назад  сербское информагентство TANJUG.

Так что же имел в виду сербский лидер, говоря о том, что Тачи «должен пойти на компромисс и согласиться на уступки»? Какой компромисс и какие уступки? По сути, речь идет о цене вопроса для Белграда при его вступлении в ЕС. Еще в начале февраля сего года после переговоров с Йоханнесом Ханом, еврокомиссаром по расширению Евросоюза и политике добрососедства, Александр Вучич сообщал на пресс-конференции, что уже через несколько месяцев он может объявить о возможности заключения с Косово соглашения о границе.

То есть получалось, что Сербия  уже готова была признать независимость Косово? Хотя и не за просто так. Компромисс заключался в том, чтобы убедить руководство самопровозглашенного государства разменять это признание на отказ Приштины от сербского Северного Косово. (Именно против такого «простого решения» выступал  убитый впоследствии Оливер Иванович.)

Вариант для сербов, если они хотят попасть в Евросоюз, как ни крути, один — и это отказ от Косово. Однако, как сообщают балканские СМИ, большинство сербов, поддерживая евроинтеграцию, не готовы платить за нее такую цену.

Оппозиция выступает с требованием референдума с 2012 года — с тех пор, как Сербия получила статус кандидата на вступление в ЕС. Опросы общественного мнения говорят о том, что с 2011 года число сторонников присоединения к Евросоюзу балансирует на грани или выше 50 процентов. Если летом прошлого года по итогам опроса, организованного по заказу департамента по евроинтеграции в правительстве Сербии, за вступление в ЕС высказались 49% граждан, то в январе 2018 года — 52. C другой стороны, по мнению лидера оппозиции Воислава Коштуницы, за ценой не постоять (то есть — отказаться от Косово) готовы не больше 20% населения.

После  громкого заявления Вучича о том, что он сможет через несколько месяцев объявить о заключении с Косово соглашения о границе, минуло больше полгода, однако, судя по последним событиям, что-то пошло не так. После провала на днях переговоров в Брюсселе Вучич, несмотря на угрозы со стороны Приштины, отправился в автономный край Косово и Метохия (так называется эта территория  по Конституции Сербии). И вот там, выступая перед местными сербами, он заявил, что разграничить Косово на сербскую и албанскую части невозможно. Это значит одно — признания Косова со стороны Сербии не будет. Во всяком случае, пока не будет.

При посещении сербской части  территории  Косова с Вучичем случилось ожидаемое: местные албанцы не пустили  его в село Бане, что в муниципалитете Србице, к югу от реки Ибар, разделяющей Край на албанскую и сербскую части. Несколько сотен албанцев блокировали дорогу к сербскому селу Бане, перекрыв ее грузовиками, тракторами и стройматериалами. Полиция Косово и «голубые каски» международных сил под руководством НАТО  заявили, что не могут гарантировать безопасность сербского лидера и его сопровождающих. Вучичу пришлось вернуться в город Косовска-Митровица, где он возложил цветы на месте убийства сербского политика Оливера Ивановича.

В свою очередь Хашим Тачи, после провала переговоров в Брюсселе, заявил, что поедет в населенные албанцами села на территории Сербии, в частности — в Буяновац. Однако в МВД Сербии уже предупредили, что Тачи будет там арестован. 

Обмен территориями — именно это и предполагалось детально обговорить на несостоявшемся «саммите» Вучича и Тачи в Брюсселе. Косово могло бы получить населенный албанцами юг Сербии, а Белград — север Края, где много этнических сербов. Как отмечает местная газета Politika со ссылкой на официальных лиц, Вучич отказался общаться с  Хашимом Тачи  «из-за обмана, угроз и лжи косовских албанцев».

Как будет разрешен косовский тупик, сегодня, похоже, наверняка не знают нигде — ни в заварившем кашу (с подачи США) с независимостью Края ЕС, ни в Белграде или Приштине. Брюссельская печенька в виде обещаний принять Сербию в  Евросоюз  в случае с Косово больше во рту не тает.

Алла Ярошинская

 

 

 

 

 


Ранее на тему Армию Косово сформируют по формату НАТО

Вучич: Сербия не хочет быть частью НАТО