Народ устал от начальства, но не знает, как быть

Легендарная исследовательская группа объявила, что в умах россиян случился перелом. Вряд ли это так. Однако раздражения прибавилось.


Люди злятся, но к чему это приведет, никто не может предугадать. © Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

Только что представленный на суд публики очередной доклад Михаила Дмитриева и его соавторов так и называется — «Осенний перелом в сознании россиян: мимолетный всплеск или новая тенденция?»

Огромный общественный интерес к обычному с виду прогнозу объясняется тем, что ядро этого авторского коллектива восемь без малого лет назад обнародовало вошедший в историю российской аналитики пророческий сценарий политического кризиса, который начался несколькими месяцами позже, осенью 2011-го, и достиг пика в 2012-м. Не зря заголовок каждого второго материала из посвященных презентации их новейшего прогноза начинается примерно так: «Эксперты, предсказавшие „Болотную“, рассказали…»

Но у повышенного внимания к их выводам есть и еще одна причина. Предыдущая работа тех же исследователей, выполненная весной 2018-го, а опубликованная почему-то только нынешней осенью, слишком многих озадачила. Авторы сообщили тогда, что народ разочаровался в начальстве, с порога отметает все его разумные (с их точки зрения) начинания, безо всякого почему-то сочувствия относится к «элите», да и вообще настроен крайне деструктивно — требует «перераспределительной справедливости» и заранее готов одобрить любые авантюры, лишь бы они сулили улучшение его положения. На фоне внезапно вытащенной из начальственного рукава пенсионной реформы, перманентных внешнеполитических скандалов и непривычного даже по нашим меркам номенклатурного бесстыдства это выглядело как-то не к месту.

Ждали продолжения. И вот оно. Ссылаясь на проведенные в октябре—ноябре фокус-группы и психологические тесты, а также на опросы «Левада-центра», команда Михаила Дмитриева утверждает, что в народных умах за последние полгода произошел подлинный перелом: деструктивность сменилась конструктивностью; тяга к справедливости из незрелой стала зрелой и нацеленной не на дележку богатств, а на всеобщее равенство перед законом; на смену воинственности пришло миролюбие. Что же до требований к лидеру, то от него нынче ждут не только крутости, но и самокритичности, а также ответственного отношения к подданным.

Как воспринимать этот перелом в выводах? В качестве человека, довольно резко отзывавшегося о предыдущем исследовании, я вроде бы должен всецело поддержать новейшее. Но не делаю этого.

Переломы в народных умах за полгода не происходят. В воображении исследователей они, конечно, возможны, но их причины — отдельная тема. Которую затрону только в одном пункте. Нынешний доклад похож на предыдущий тем, что к публике он обращен только во вторую очередь. А главный его адресат — начальство. С той разницей, что в прошлый раз ему посылали лучи сочувствия по случаю хлопот с безответственным народом, который у него как гиря на ногах, а теперь, решив пойти навстречу действительности, просят учесть, что народ сильно поумнел, и пора уже обращаться с ним хотя бы как со смышленым ребенком. И все сразу получится. То есть предполагается, что система, ни капли не меняясь в своем устройстве, легко могла бы восстановить консенсус с подданными, просто изменив стилистику собеседований с ним.

Наивность этих рекомендаций так велика, что ее незачем даже критиковать. Как и «три возможных сценария дальнейшего изменения массового сознания», которыми увенчано исследование.

Чтобы избежать упреков в односторонности, а также, возможно, и насмешек по случаю несбытия прогнозов, авторский коллектив предусмотрительно сообщает, что, несмотря на то ли постоянный, то ли временный перелом в народных мозгах, от будущего все равно можно ждать какого угодно поворота. А если конкретнее, так тех же самых сценариев, которые наше «аналитическое сообщество» и без того прогнозирует давно и постоянно — и взрыва массового энтузиазма по случаю очередной внешней авантюры, и всплеска «контрэлитного популизма», и, наряду с этим, продолжения одобряемой авторами народной (а попутно, видимо, и начальственной) «переориентации на ценности самовыражения», т. е. движения по верному пути.

Все это не стоило бы разбора, если бы исследование команды Михаила Дмитриева не содержало полезные сведения, полученные в собеседованиях с представителями различных общественных групп и жителями разных краев.

Да, это всего лишь высказанные людьми соображения, а уж какие из них вытекают действия и вытекают ли хоть какие-то, можно только гадать. В экспертном обсуждении при презентации доклада на это было ясно указано. Но и из слов тоже кое-что можно вывести.

Во-первых, весьма свежо выглядит перечень желательных качеств лидера, сформулированный собеседниками наших исследователей. Уважение к людям, следование их интересам, честность, способность признавать ошибки... Существующий в народном представлении список персональных особенностей Владимира Путина действительно совсем другой. Представить вождя признающим собственные промахи или даже просто прямо, без двусмысленностей и оговорок, отвечающим на неудобный вопрос, как-то не получается.

Во-вторых, отмечается запрос людей на уважение к себе и, больше того, на учет их мнения при принятии решений. Отсюда и волны народного раздражения, раз за разом поднимающиеся в этом году то в ответ на запущенную после многолетних отрицаний реформу пенсий, подкрепленную затем издевательски лживыми финансовыми выкладками, то на перманентную хамскую клоунаду, которую устроил осенью руководящий слой. Правда, ни во что позитивное конвертироваться это раздражение не смогло, поскольку система исключает любые легальные способы своего изменения по инициативе снизу.

В-третьих, в стан «рассерженных» перешли и облагодетельствованные «майскими указами» бюджетники. Им не нравится, что большая часть выделенных денег присвоена чиновными верхушками. Их злит засилье навязанных сверху агрессивных и невежественных технократов, помешанных на отчетности, регламентациях и контролерских набегах, которые разрушают профессиональные сообщества.

Наконец, в-четвертых, в самых разных кругах растет утомление от перманентной внешнеполитической боевитости и авантюризма. Из высказываний опрошенных видно, что многие из них осознают всю тяжесть бремени, которое накладывают на них нескончаемые войны, санкции, а теперь еще и ноу-хау этого года — «дела» и «инциденты».

Всего пару-тройку лет назад этого не понимали и, наоборот, гордо радовались каждому скандалу, не видя, чем он аукнется в их быту. Но — замечено это исследователями или нет, — хотя у рядовых людей и растет скепсис по поводу того, что у нас заменяет внешнюю политику, их представление, что все это священная монополия властей, остается нетронутым. Россиян может тяготить война с Украиной, но всерьез потребовать искать с нею мира даже не приходит в голову. В данном пункте стандартный начальственный ответ — «не вашего ума это дело» — людям и сегодня не кажется диким.

Не видно из собранных исследователями ответов и практической готовности рядовых людей к самоуправлению и демократии. Одни общие рассуждения насчет того, что это было бы неплохо. Цена подобных слов, понятно, невелика.

Отсюда и выводы. Вряд ли стоит видеть в давно копившейся усталости народа от замкнувшегося в своих маниях начальства — от его корысти, спеси, безответственности и странных затей — какой-то внезапно случившийся «осенний перелом». Но сам накал сегодняшнего раздражения, соединенного с растерянностью и незнанием, как улучшить свои и общественные дела, зафиксирован верно. Этим и интересен переживаемый нами сейчас момент.

Сергей Шелин

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru


Читайте также Опрос: Более половины россиян хотят отставки правительства