Профсоюз эгоистов

Стараясь поймать начальство на невыполненных обещаниях, Навальный зря хочет опереться на людей, у которых нет чувства солидарности.


Те, у кого есть все основания предъявлять материальные претензии властям, не станут бороться за свои права. © Стоп-кадр видео

Похвал новой инициативе Навального у меня мало, но начну с них. Сама идея заставить наше высшее начальство вспомнить о собственных посулах несет в себе что-то симпатичное. Может быть, вожди даже станут чуточку осторожнее рассуждать о благодеяниях, которые не собираются совершать. И гражданам полезно и занятно будет посмотреть, как руководящие чины будут выкручиваться и оправдываться.

Но в остальном проект, который главный наш оппозиционер назвал в свою честь «Профсоюзом Навального», вызывает одни вопросы.

В семнадцатиминутном обращении к народу Алексей Навальный сообщил, что заработки у нас в стране маленькие; что в их росте заинтересованы все — и те, кто его любит, и те, кто нет; и что он решил для начала помочь шести миллионам бюджетников, занятых в образовании и медицине, поскольку в «майских указах» 2012-го и 2018-го годов им были даны совершенно конкретные обещания. Каждый из них может теперь зарегистрироваться на специальном сайте, сравнить свои доходы с обещанными, удивиться разнице и оставить жалобу, которую «Профсоюз Навального» должным образом оформит и перенаправит для принятия мер в охранительные и административные структуры.

Критики уже заметили, что, во-первых, это слишком уж похоже на круг занятий лояльнейшего ОНФ. А во-вторых, в начальственных отписках будет, разумеется, сказано, что зарплата на уровне средней по региону обещана не каждому учителю, а лишь среднестатистическому, и что двойная против региональной должна быть не у отдельно взятого врача, а только в среднем по больнице.

Оставим, однако, за скобками эти соображения, при всей их убедительности. Если идея овладеет массами, она станет силой — независимо от недостатков, которые видят в ней интеллектуалы.

Но в том-то и дело, что данная идея массами, видимо, не овладевает. Ролик Навального посмотрели лишь 2,1 млн человек. Это явно не тот резонанс, на который он рассчитывал. Разберемся, почему.

Сначала цифры. По официальному счету, «среднемесячная начисленная заработная плата работников организаций» в 2018-м составила 43,4 тыс. руб. и выросла в номинале на 9,9%, а в реале — на 6,8%. При этом в образовании она достигла 33,4 тыс. руб., увеличившись в номинале на 14,8%, а «в области здравоохранения и социальных услуг» — 39,3 тыс. руб. при номинальном росте за год на 24,6%. Из чего вытекает, что, с одной стороны, обещания явно не выполнены, а с другой — что увеличение заработков в обоих бюджетных секторах было явно опережающим.

При этом другой показатель — так называемые реальные доходы населения — в 2018-м продолжал снижаться и составил 99,8% от уровня 2017-го.

Противоречие с быстрым якобы ростом зарплат тут кажущееся. Сошлюсь на собственный подробный разбор структуры доходов наших граждан. «Работники организаций», к числу которых относятся и официально практикующие бюджетные учителя, и врачи, составляют лишь 60% работающих. Остальные заняты на небольших частных предприятиях, не охваченных статистикой, или просто в сером секторе. Из-за нынешних гонений на частный и особенно на теневой сектор заработки этих 40% «неохваченных» работников в прошлом году упали не только в реале, но, видимо, даже в номинале. В этом и кроется причина так удивившего нашего министра финансов явления — зарплаты в «организациях», т. е. у бюджетников, растут, а «реальные доходы населения» снижаются.

Самыми материально пострадавшими в последнее время оказались вовсе не учителя и врачи, а те, кто получает доходы не из бюджета, и особенно — занятые в сером секторе. Но ясно, что объединяться в профсоюз или каким-то другим способом привлекать к себе внимание эти люди не станут, поскольку тогда их окончательно лишат куска хлеба. Да и труженики стопроцентно легальных частных предприятий жаловаться властям на свою зарплату тоже не станут — им ведь Путин ничего не обещал.

Браться за защиту бюджетников, конечно, проще. Пусть это даже похоже на то, о чем говорят: искать не там, где потеряно, а там, где светлее. Но есть и еще одно соображение, которое даже и независимо от всего прочего делает начинание команды Навального безнадежным.

Безусловно, в массе учителей и медиков сейчас многие недовольны. Денег добавили, но поделили их, как считает большинство, нечестно, да и в целом дали меньше, чем сулили. Однако достаточно ли этой обиды для открытой и, главное, коллективной борьбы за свои деньги?

Ну конечно, нет. Разве польская «Солидарность» боролась только за зарплаты и твердые госцены на еду? Это были формальные ее лозунги. А на самом деле люди объединялись и рисковали собой ради справедливости, свободы и ради того, чтобы преподать урок властям. Слово «солидарность» тут ключевое.

А взять, скажем, сообщество наших учителей. Тех самых, которые незаменимы на казенных выборах. Которые покорны всем категориям начальства. Которые никогда не заступаются за собственных учеников, вышедших на акции того же Навального, а то и просто их закладывают. И эти люди, забывшие о собственной профессиональной морали, станут заступаться за себя? Конечно, они хотят больше получать. Но солидарности в их массе нет и быть не может. Все эти индивидуальные эгоизмы ни в какое товарищество, ни в какое единство действий, ни в какой профсоюз не складываются.

Понимаю, что не от хорошей жизни Навальный задумал это свое начинание. Его теснят со всех сторон. Но ошибочный шаг — все равно ошибочный.

Сергей Шелин