Хорошая сделка Трампа

Американцам из «ржавого пояса» еще предстоит осознать, что президент-протекционист, которого они поддержали, действует вовсе не в их интересах.


Глава Белого дома стремится поскорей завершить неудачную торговую войну с Китаем, заодно объявив о победе в ней. © Фото с сайта whitehouse.gov

На днях американская газета The Wall Street Journal опубликовала статью о том, что переговоры США и Китая по заключению торговой сделки между двумя странами близки к благополучному завершению. Напомним, что год назад президент США Дональд Трамп обвинил Пекин в протекционизме, который привел к тому, что дефицит Соединенных Штатов в торговле с Китаем достиг рекордных значений. В июле 2018 года Америка увеличила пошлины на ввоз в страну сотен наименований китайских товаров. Китай ответил почти зеркальными мерами.

Deutsche Welle отмечает, что американцы ввели 25-процентные сборы для 818 наименований китайской продукции, а китайцы в ответ наложили пошлины на 659 групп американских товаров. В результате началось то, что теперь называют торговой войной двух стран.

The Wall Street Journal сообщила, что Трамп спешит ускорить подписание «хорошей» (для США, как он считает) сделки с Китаем, и что произойдет это вероятно 27 марта. Однако поспешность американского президента в этом вопросе связана не только с тем, что, как считают некоторые, подписанием торговой сделки с КНР он хотел бы смикшировать провал своих недавних переговоров с лидером Северной Кореи Ким Чен Ыном.

Как представляется, основная причина того, что Трамп так торопится, состоит в том, что Вашингтон в начатой по его инициативе торговой войне против Пекина проиграл. Показатели торгового баланса за прошлый год говорят сами за себя. Несмотря на повышение торговых пошлин, в 2018 году дефицит торгового баланса США в торговле к КНР достиг рекордных за предыдущие 10 лет значений — 419,2 млрд долларов, а экспорт китайских товаров в Америку даже увеличился на 53,3 млрд долларов по сравнению с 2017 годом, когда ограничительных мер еще не было. Не в последнюю очередь именно поэтому Трамп стремится сейчас поскорей завершить и забыть эту неудачную для него торговую войну, заодно объявив о победе в ней.

Но дело не только в этом. Конечно, американские ограничительные меры в отношении ввоза в США китайских товаров не были подарком для китайской экономики, и успехи КНР в торговле с Америкой были бы еще более внушительны, если бы подобные меры не были бы введены. Однако, как видим, китайская экономика от них не рухнула и даже не забуксовала.

По словам профессора экономики пекинского университета Жэньминь Хуана Вэйпина, на которого ссылается Deutsche Welle, объем таможенных пошлин, введенных Трампом, меньше прибыли от продажи недвижимости в среднем китайском городе. Так что он имел скорее психологический, нежели экономический эффект. Это, конечно, не значит, что в Пекине могли просто проигнорировать действия Вашингтона — США остаются ключевым рынком сбыта продукции китайской промышленности, нацеленной прежде всего на экспорт. Именно поэтому они, скорее всего, пойдут на мировую с Трампом.

По данным The Wall Street Journal, одним из основных требований Трампа на переговорах, помимо снижения китайской стороной пошлин на продукцию американского сельского хозяйства, химической и автомобильной промышленности США, является и стремление принудить Китай снять ограничения на иностранное владение в совместных предприятиях по производству автомобилей.

Судя по утечкам в прессу, Пекин готов к принятию этих условий, поскольку в ответ американцы обещают снять все введенные ограничения на поставки китайских товаров в США. Иначе говоря, стороны, как можно судить, вернутся примерно на те же позиции, где они находились летом 2018 года, до начала нынешнего противостояния. За исключением одного аспекта. По требованию американцев, китайские власти, скорее всего, снимут ограничения на иностранное владение в совместных предприятиях на китайской территории. Это, в свою очередь, будет означать, что американские компании еще активнее будут осваивать китайский рынок, а главное в еще больших масштабах вкладывать американский капитал в Китай.

Тут надо напомнить, что один из основных тезисов предвыборной кампании Дональда Трампа был адресован его избирателям из некогда «железного», а теперь «ржавого» пояса Америки. То есть, на тех американских рабочих, которые пострадали от вывода их предприятий в Китай. Трамп обещал вернуть американские предприятия в Америку, то есть провозгласил курс на реиндустриализацию США. В этом смысле он выступил как новый националист, озабоченный исключительно внутренними проблемами Соединенных Штатов и, в частности, деиндустриализацией, которая действительно ударила по миллионам американских рабочих в 1980-90 годы, когда открылся огромный китайский рынок.

Трамп пришел к власти как надежда и спаситель этих рабочих и их детей. Но что же мы видим сейчас? На торговых переговорах с китайскими руководителями он выламывает им руки с тем, чтобы они предоставили американскому капиталу еще больше преференций, чем при «либералах» Клинтоне и Обаме.

На самом деле еще в 2016 году, в разгар предвыборной кампании Трампа, его обещание «вернуть домой» американские компании было абсолютной демагогией. Что он мог реально сделать на этом направлении, даже если бы и вправду был бы озабочен утечкой американского капитала в КНР? В приказном порядке потребовать от крупного американского бизнеса свернуть свои дела в Китае и «вернуться» в американскую юрисдикцию? Конечно же, для Трампа, как для убежденного сторонника свободного рынка это было абсолютно неприемлемо. Да и технически это было невозможно — капитал идет туда, где выгодней. В первую очередь в те регионы, где (при условии, конечно, лояльного отношения властей конкретной страны к иностранному капиталу) ниже себестоимость произведенных товаров, а стало быть, выше прибыль от их продажи на рынке.

Тут нужно отметить, что значительную долю себестоимости продукции составляет стоимость рабочей силы. В скобках заметим, что это не относится к таким странам как Россия, где стоимость рабочий силы в некоторых отраслях так низка, что для предпринимателей важней даже не этот показатель, а стоимость электроэнергии. О том, что его, как предпринимателя, в первую очередь, волнует именно цена электроэнергии, например, некоторое время назад говорил один из первых российских бизнесменов Сергей Лисовский. Низкая стоимость рабочей силы до сих пор была одним из главных конкурентных преимуществ российского бизнеса. По этому показателю Россия сейчас опустилась ниже Китая и находится на уровне Вьетнама. В конце 2018 года бывшая «сверхдержава» сравнялась в этом с «развивающимся» Вьетнамом. Минимум заработной платы работников в обеих странах на начало 2019 года составляет примерно 11300 рублей или примерно 175 долларов по нынешнему курсу.

Итак, капитал идет туда, где стоимость рабочей силы ниже. И в рыночной экономике ничего поделать с этим невозможно — это один из ее объективных экономических законов. Если, конечно, не попытаться отменить эти законы декретом, как пытались сделать в СССР в 30-50 годы XX века, или в том же Китае во времена Мао Цзэдуна, или в нынешней Венесуэле. С одним и тем же неизменным результатом, свойственным для казарменного уравнительного социализма — дефицитом продуктов, длиннющими очередями за всем и вся и всеобщим недовольством населения.

Трамп, естественно ничего подобного сделать не мог, да и не собирался. Что ему по силам, так это, например, создание экономических условий для возвращения в страну может и не всего американского капитала, но хотя бы какой-то его части. Так именно этого он в конце 2017 года и добился! Как нормальный либерал-консерватор он понизил налоги для крупного бизнеса с 35% до 21%. И что в результате? Американские корпорации кинулись из Китая на родину? Читай выше: перекос в американо-китайской торговле стал еще больше, чем прежде.

Однако винить здесь Трампа можно лишь за то, что он давал заранее невыполнимое обещание. Будучи вполне типичным буржуазным политиком, выражающим интересы крупного капитала, возвращать американский капитал домой из тех стран, где стоимость рабочей силы в разы меньше, чем в Америке, он не мог в принципе. Больше того. Экспорт капитала, который патриотически настроенные экономисты в разных странах называют алармистским словом «бегство», является одним из основных признаков современной капиталистической экономики, описанной еще Лениным в его знаменитой работе «Империализм, как высшая стадия капитализма».

Приходится констатировать, что пункт об отмене любых ограничений на участие иностранного (читай американского) капитала в совместных предприятиях на территории Китая, который лоббирует сегодня Трамп, пытаясь заключить «хорошую сделку» с китайскими товарищами, отнюдь не является его предательством по отношению к американским рабочим. На последних ему просто глубоко наплевать. Этот пункт является лишь ярким доказательством одного тезисов экономической теории Карла Маркса. А именно, что все современные правительства являются ничем иным, как комитетами по решению дел крупного капитала.

Американским же рабочим и безработным из «ржавого пояса», отдавшим в 2016 году свои голоса Дональду Трампу, рано или поздно придется осознать, что президент работает не в их интересах, а в интересах владельцев крупнейших корпораций.

Александр Желенин


Ранее на тему В ОЭСР предостерегли от эскалации торговой войны США и Китая

Ушаков: Конкретики по визиту Ким Чен Ына в РФ пока нет