Заявка на участие в транзите

Госдума хочет укрепить свои контрольные функции и взять под крыло тему реализации нацпроектов. Это часть перестройки системы власти перед 2024 годом.


Со стороны отношения между Медведевым и Володиным сейчас выглядят как череда взаимных реверансов и подыгрываний. © Фотослужба Государственной Думы

Еще осенью руководство Госдумы озвучило задачу по усилению функций парламентского контроля. Тогда с подачи спикера Госдумы Вячеслава Володина депутатам предложили тщательно отслеживать исполнение «громких» законов (касающихся таких тем, как реновация жилья или защита прав дольщиков), чтобы потом вносить в них правки на основании обращений граждан.

С тех пор о потугах депутатов именно в этом направлении ничего не слышно, хотя сами резонансные законы Госдума продолжает исправно принимать. Между тем, последние пару недель думское руководство стало уделять пристальное внимание теме реализации национальных проектов. Напомним, в начале марта как раз из-за них с Охотного ряда с позором выгнали главу Минэкономразвития Максима Орешкина (хотя он и не планировал докладывать депутатам об исполнении всех нацпроектов).

После инцидента с министром Володин дал понять, что именно на этом направлении депутаты и сосредоточатся в ближайшее время, тем самым повышая парламентский «вес». А уже на следующий день после разгрома Орешкина спикер и сотоварищи внесли законопроект, расширяющий полномочия Счетной палаты. Во вторник этот документ без каких-либо возражений со стороны думских фракций прошел первое чтение. В его обсуждении принял личное участие сам руководитель Счетной палаты Алексей Кудрин, который поблагодарил депутатов за «своевременные и нужные» поправки.

Если коротко, то суть этих поправок в том, что аудиторы теперь смогут проверять не только государственные корпорации и компании, но и их «дочки». Для понимания — только у одного Роскосмоса, например, их около восьми десятков. Кроме того, Счетная палата сможет отслеживать всю цепочку расходования бюджетных средств — вплоть до конкретных ГУПов и МУПов, то есть, к примеру, больниц, детсадов и т. д.

Новые полномочия аудиторов на Охотном ряду оценивают именно в контексте контроля над реализацией нацпроектов. Речь идет о 12 стратегических задачах, обозначенных в президентском указе, на которые до 2024 года из федерального бюджета должны быть выделены в общей сложности более 25 трлн рублей.

Госдума, как, впрочем, и Счетная палата, не хотят оставаться в стороне от этого процесса и словно бы дают понять, что надеяться на федеральных чиновников здесь нельзя. Примечательно, что само правительство в лице премьера Дмитрия Медведева не против того, чтобы депутаты выступили в роли контролеров. Так, Медведев оперативно отреагировал на обращение парламентариев с просьбой ускорить освоение денег, выделенных на реализацию нацпроектов в 2019 году. Речь идет о подписанных им поручениях, касающихся заключения соответствующих контрактов регионами и корректировки конкурсных процедур.

Депутаты так обрадовались кооперации, что, кажется, серьезно уверовали в собственную значимость и собираются теперь проконтролировать еще и исполнение поручений премьер-министра тоже.

К слову, в последнее время отношения между Вячеславом Володиным и Дмитрием Медведевым заметно улучшились. Оба они (особенно спикер Госдумы) лишились влияния на партию «Единая Россия», их неформальный политический статус заметно ослаб. Так что этим политикам, по большому счету, стало нечего делить. Недавно депутаты ездили к Медведеву на чай, а затем Госдума, после пяти лет проволочек, приняла во втором, а потом и в третьем чтении закон о запрете на размещение хостелов в многоквартирных домах. Хотя поправки в защиту хостельеров якобы активно лоббировали чиновники из Минкульта, премьер в итоге встал на сторону парламентариев.

Впрочем, впоследствии с принятым Госдумой законом о хостелах случилось нечастое в российской политической практике событие — его отклонил Совет Федерации, причем депутаты пока не решаются преодолевать вето сенаторов. Поговаривают, что и спектакль с изгнанием из Думы Орешкина также был устроен Володиным якобы с неофициальной подачи Медведева.

Как бы то ни было, со стороны отношения между номинально вторым и четвертым людьми в государстве сейчас выглядят как череда взаимных реверансов и подыгрываний. А с учетом того, что не так давно Володин во всеуслышание призывал к конституционной реформе в пользу расширения полномочий парламента, пока неясно, чем может обернуться такой «союз».

Очевидно лишь то, что через усиление контрольных функций Госдумы (в данном случае, применительно к нацпроектам и при посредничестве Счетной палаты) Володин пытается повысить собственный политический вес перед ожидаемым транзитом власти в 2024 году. Тема же нацпроектов выбрана неслучайно. Велика вероятность, что задуманное так и останется на бумаге. Но нынешний президент относится к нацпроектам как к своему «наследию», что повышает накал борьбы между возможными «преемниками». Даже если на возможность получить такую роль пока никто никому не намекал.

Елена Земскова