Ливия — это приз или проблема для России?

Геополитические игры в богатых углеводородами регионах мира для российской элиты слишком привлекательное дело, чтобы от него так просто отказываться.


Москва все глубже увязает в новой войне, на этот раз в Северной Африке. © СС0 Public Domain

Совет Безопасности ООН, «большая семерка», а равно и Россия призывают к мирному решению конфликта в Ливии. Гражданская война в этой стране, фактически разорванной на несколько самоуправляемых территорий, вспыхнула с новой силой. Судя по приходящей оттуда информации, дело не обошлось без иностранного участия, в том числе, если верить публикациям в зарубежных СМИ, и российского.

Надо напомнить, что сейчас боевые действия ведутся между двумя лагерями — вооруженными формированиями, лояльными главе правительства национального согласия (ПНС) Ливии Фаиза Сараджа, удерживающими столицу страны Триполи, и ливийской национальной армией (ЛНА) под командованием фельдмаршала Халифы Хафтара. ЛНА заявляет, что представляет интересы временного кабинета министров Абдаллы Абдуррахмана ат-Тани, контролирующего восток страны с центром в Бенгази совместно с действующим там неким подобием парламента.

Первыми в наступление на позиции правительства в Триполи, признаваемого большей частью международного сообщества, пошли войска Халифы Хафтара. В воскресенье после нескольких успешных военных операций ВВС ЛНА нанесли серию ударов по позициям проправительственных сил в пригороде столицы. В ответ, как сообщается, также была применена авиация, а формирования, лояльные Сараджу, сделали попытку перейти в контрнаступление.

Глава контролирующего Триполи правительства также обвинил командующего ЛНА в предательстве и попытке госпереворота. Сарадж пообещал, что все участники наступления на столицу, включая самого Халифу Хафтара, предстанут перед ливийскими и международными судами. Тем же самым летчикам «триполитанской» армии грозит, надо заметить, и фельдмаршал. Он заявляет, то намерен очистить столицу страны «от террористов».

В чем причина такого обострения именно сейчас? Дело в том, что на 14—16 апреля намечена конференция по национальному примирению в Ливии. Конечная цель — объединение страны и избрание единого лидера и правительства, создание общей армии. Иначе говоря, восстановление хотя бы видимости государственности. ООН даже запланировала уже в этом году провести в Ливии полноценные президентские выборы.

И вот стороны переговоров, в частности правительство с центром в Бенгази, «родовом гнезде» убитого восставшими ливийского диктатора Муаммара Каддафи, пытаются при помощи оружия усилить свои позиции накануне этих переговоров, а может быть и вообще взять власть без всяких лишних консультаций.

В последнее время переговорный процесс шел при доминировании кабинета министров в Триполи, который, стоит заметить, пользуется активной поддержкой США и значительной части европейских стран. Показательно, что после начала наступления в Бенгази даже прошла встреча генсека ООН Антониу Гутерриша с главой ЛНА Хафтаром, которого пытались склонить к переговорам с премьером Сараджем. Однако безуспешно — встреча, как сообщается, была «разочаровывающей», а фельдмаршал вел себя «вызывающе».

На фоне происходящего наступления появилась информация, что США проводят эвакуацию своих граждан, в том числе военнослужащих, из опасного региона. В то же время ранее сообщалось, что в ливийском конфликте активно увязает и Россия. Она якобы поставляла оружие Ливийской национальной армии Хафтара, а на его стороне, по информации ряда СМИ, действуют наемники или инструкторы из российской частной военной компании «Вагнер».

Зачем эта история нужна России после той же Сирии, бонусы от войны в которой, (кроме испытания новых вооружений в боевых условиях, о чем прямо и цинично говорили российские военные), остаются сомнительными? Тут, вероятно, стоит вспомнить об «имперском величии» и «геополитическом влиянии» для Кремля и прибыли для конкретных российских «деятелей».

Ведь Ливия — это и газ, и нефть, пусть не в гигантских, но все же куда больших количествах, чем в той же Сирии. Тут еще стоит напомнить, что в декабре 2018 года сын Муаммара Каддафи, Сейф аль-Ислам, выйдя из заключения, куда он угодил после ливийской революции, практически сразу же обратился лично к Владимиру Путину за поддержкой. «Наследник» диктатора просил, чтобы ему разрешили поучаствовать в новых президентских выборах и российский МИД, надо заметить, тогда заявил, что, из политического процесса в Ливии никого, мол, исключать нельзя.

В совокупности получается, что у Москвы есть все для того, чтобы с головой погрузиться в ливийские дела. Экономический интерес (участие в добыче нефти и газа), политический интерес (стремление получить во главе государства своего ставленника), и, наконец, интерес геополитический — желание насолить американцам и европейцам в очередной «горячей точке» на карте мира. Как и в случае с Сирией, в Москве наверняка есть люди, которые считают, что контроль над Ливией позволит в целом усилить позиции в противостоянии с Западом.

Что из этого следует? Что в ближайшее время, скорее всего, нам стоит ждать увязания нашей страны еще и в ливийском конфликте. Как бы ни падали рейтинги и ни росла протестная активность, участие в геополитических играх в богатых углеводородами регионах мира остается для российской элиты делом слишком привлекательным, чтобы добровольно от него отказываться. А удержать российский правящий класс от очередной авантюры сейчас ни внутри страны, ни за ее пределами просто некому.

Иван Преображенский


Ранее на тему За десять дней вооруженного конфликта в Ливии убили более 120 человек

Путин: России не нужен неконтролируемый рост цен на нефть