Русский чиновник — правнук Иоанна Златоуста

Никакой Зеленский у нас народиться не может. Оставьте юмористов в покое, ибо они как малые дети не ведают, что творят.


Сакральная власть не понимает шуточек, ведь они заведомо глупы и неприличны. И конечно, провальная деятельность правителя вовсе не повод для его свержения.

Директор Пробирной палаты Козьма Прутков говорил: «Не шути с женщиной, эти шутки глупы и неприличны». С недавних пор, благодаря новому законоположению, глупо и даже опасно шутить с властью, и это подтверждает женскую природу русской души, лучшие свойства которой, словно в магическом кристалле, отражены в русской власти.

Сложные отношения власти и любителей подшутить над ней стали, как никогда актуальны после победы комика Зеленского на выборах президента Украины. Его рейтинг взлетел благодаря, прежде всего, высмеиванию чиновников. Возможен ли в России политический прорыв подобных персонажей и надобно ли дальновидно сослать всех Галустянов-Петросянов на 101-й километр?

Вопрос моментально взволновал народных избранников в Думе. Брожение интеллектуальных сил в черепной коробке привело одного депутата к выводу, что «осмеяние власти является безусловным злом, ибо это путь, который ведет к Майдану и к бунту против власти и как бы распаду государства». Другой депутат строго осудил российский Comedy Club, аналог украинского «Квартала 95», который породил президента Зеленского. Прежде этот славный депутат был известен коротким письмом, в котором допустил шесть орфографических ошибок. Что, кстати, не вызвало никаких шуток, поскольку ничего другого от 21-летнего юноши, очутившегося в парламенте за неведомые заслуги, ждать не приходилось.

Но вопрос задан. Максим Горький, вторя экс-гусару Пруткову, утверждал, что уровень культуры определяется отношением к женщине. Может сложиться впечатление, что российская власть — самая обидчивая на свете. Есть немало достойных стран, где на выборах побеждают комики — Италия, Словения, Гватемала. Раньше Арлекино у Пугачевой сетовал на то, что у него «одна награда смех, без имени и, в общем, без судьбы». А теперь шут — это первый популист и враг истеблишмента.

Может быть, самая яркая иллюстрация — мэр Рейкьявика Йон Гнарр, создатель анархо-сюрреалистического движения «Лучшая партия». Почти наш человек, его отец был едва ли не единственным в Исландии сталинистом. В 2008 году весь мир поразил финансовый кризис, но Исландию — больше всех, страна едва не стала банкротом. Политики повально ушли в отставку, разочарование в элите достигло предела. Популярный комик Йон Гнарр создал партию и объяснил ее название: «Зачем голосовать за первую или вторую партию, если есть Лучшая партия?».

В программе значились умопомрачительные планы: раздать гражданам бесплатные полотенца в бассейне, ввезти в страну евреев, чтобы хоть кто-то разбирался в экономике, разрешить каждому фермеру селиться в гостинице с овцой и, наконец, после победы на выборах ничего не делать, потому что надо хорошо отдохнуть на большой зарплате. При этом Гнарр заранее заявил, что его программе верить нельзя и он честно не выполнит каждое второе свое обещание.

Комик Гнарр стал лучшим мэром в истории человечества. За четыре года он решил все финансовые и экономические проблемы, его город расцвел. Число туристов увеличилось за 20 процентов. Благодаря Йону Гнарру Исландия превратилась в один из мировых центров туризма. Из мэров, несмотря на мольбы граждан, он ушел по собственной воле, заявив, что еще лучше работал в кресле таксиста, хотя и тоже недолго.

В России подобный сюжет в принципе невозможен. В других странах у граждан сформировано стойкое отношение к власти как к временному явлению. Вроде естественной смены времен года. Лидер ведет страну к общей цели, которая была обсуждена и одобрена всей нацией на выборах. В случае локальной неудачи его можно безболезненно поменять. Национальный герой Британии Черчилль выиграл войну, но проиграл выборы бесцветному Клементу Эттли, про которого свысока говорил, что для скромности у того есть все основания. «Подъехал лимузин с премьером, но никто не заметил, что из него вышел Эттли», — английский юмор помог Черчиллю пережить провал.

Нечто похожее на Украине, европейский путь близок беспокойному народу, который тасует президентскую колоду, как гоголевский Ноздрев. На Украине президент — это кошевой атаман, они менялись быстрее, чем тренеры у футбольной команды. Кстати, дольше всех, это символично, прожил последний кошевой атаман Запорожской Сечи Петр Калнышевский, которого Екатерина упекла на Соловки, где он умер в возрасте 113 лет, отказавшись после помилования возвращаться в родные края. Атаман Калнышевский канонизирован Украинской православной церковью Киевского патриархата, а затем и РПЦ.

В России власть носит сакральный характер, следуя категоричному утверждению апостола Павла, что всякая власть от Бога. По этой причине жестокосердие и кровавые расправы правителей не вызывают отторжения у русского народа и быстро забываются. В воспоминаниях Бунина приводятся слова современника: «Народ смеется над кадетами, но уважает большевиков, потому что они могут расстрелять».

В России не было случая, чтобы власть поменялась в результате всенародных выборов. Это — как предать Господа и отречься от веры. Архиепископ Константинополя Иоанн Златоуст писал: «Страх перед начальниками не позволяет подчиненным расслабляться от беспечности. Если бы не было такого страха, то до какого неистовства могли бы дойти дерзкие люди. Они бы наполнили существование бесчисленными бедствиями, разрушили города, перевернули бы все вверх дном и лишили бы жизни очень многих». Золотые, вещие слова!

Кто-то скажет, что это добровольное рабство. Но кто-то подберет аргументы, чтобы доказать, что это вековой и оправданный опыт. Думаю, что делегирование собственной воли мудрому начальству — не результат религиозного исступления, а нравственный императив русского человека. В эпоху атеизма, свержения одних богов в угоду другим, русское поклонение власти приобретало форму фантасмагории. После революции большевики решили установить в Свияжске памятник первому богоборцу — Люциферу. Но его фигура противоречила материалистическому мировоззрению.

После споров остановили выбор на Каине. Но и этот персонаж был исторически недостоверен. В итоге в Свияжске соорудили памятник Иуде Искариоту как первому революционеру, восставшему против Иисуса Христа. Изваяние не сохранилось, а жаль.

Сакральная русская власть не понимает шуточек. Они заведомо глупы и неприличны. И конечно, провальная деятельность правителя не является поводом для его свержения. Затяжной кризис — это ниспосланное испытание. Мы не должны роптать, а надобно воспринять тяготы, как урок, который Господь попустил, чтобы вразумить свой кроткий народ. Бесконечные нравоучения чиновников — от «Денег нет, но вы крепитесь» до «Государство вам ничего не должно, никто не просил вас рожать» — говорят о том, что русские чиновники являются прилежными учениками апостола Павла и иже с ним Иоанна Златоуста. Конечно, с тех пор были написаны и другие книги, но до них руки не доходят…

Короче, без шуток. Никакой Зеленский в России народиться не может. Оставьте юмористов в покое, ибо они как малые дети не ведают, что творят.

Сергей Лесков


Ранее на тему Стали известны зарплаты чиновников, отвечающих за дороги и парковки Петербурга