Не помогли заморские Хуаны

Никакие мундиали, заморские мачо или оптимистичные заявления правительства уже не способны повлиять на рождаемость.


© Автор фото Софья Мохова, ИА "Росбалт"

Мундиаль еще не забыли? Футбол, неестественно вежливых полицаев и русских девушек, вешающихся на иностранных гостей-болельщиков? «Облико морале» россиянок тогда стал чуть ли более важной темой, чем собственно футбольные баталии.

Блогеры стебались, мужчины комплексовали, депутаты предостерегали, украинцы злорадствовали («нация-куколд» и все такое), а девушки… Действительно ли они пустились во все тяжкие, как нам это представляли, стало окончательно ясно только сейчас.

В мае Роскомстат свел, наконец, статистику рождаемости за март — именно в этот месяц должны родиться «дети мундиаля». Грубые подсчеты показывали, что если правдивы рассказы о том, как доступны россиянки и неутомимы в постели болельщики, то в марте 2019 года должны родиться примерно 39 тысяч детей сверх обычных 129-167 тысяч.

Реальность оказалась даже интереснее, чем я ожидал: рождаемость в марте 2019-го не только не выросла, а наоборот, резко упала. Точнее, пробила очередное дно.

Пик рождаемости в РФ пришелся на 2012—2015 годы, когда в год рождалось до 1,94 млн детей. А затем рождаемость начала падать: -3% в 2016, -11% в 2017 и -5% в 2018.

За январь—март рождаемость упала еще на 5,1% по отношению к прошлому году, и если мы не упадем глубже, то это будет означать откат до уровня 2006 года.

Однако март выдался особенно неудачным: всего за месяц родилось 117 793 детей, то есть -11,4% к марту 2018 года, и если в итоге мы выйдем на это значение, то откат рождаемости будет еще страшнее — до уровня 2002 года.

Когда рождаемость снижается пять лет подряд, это очень плохо, но не фатально. Но вот когда одновременно растет смертность — это повод серьезно задуматься о происходящем.

За 2017 год Россия потеряла 135 тыс. жителей. В 2018 естественная убыль взлетела сразу до 218 тыс. — считайте, что мы полностью потеряли Великий Новгород или Псков, или сразу два Мурома. В этом году, видимо, потери будут еще больше.

Но это вся Россия, а что происходит в Москве? Москва — один из немногих регионов, рождаемость в которых в марте 2019 выросла: +5% к марту 2018 года.

Мало того, рост рождаемости в немногих оставшихся регионах больше похож на статистическую погрешность: +36 детей (штук, а не процентов!) в Камчатском крае, +11 в Магаданской области, +7 в Псковской, +6 в Еврейской автономной области.

Еще один штрих — в Московской области в этом же месяце рождаемость не выросла, а упала на 21,4%. Значит ли это, что в Москве, где проходили основные события мундиаля и была сконцентрирована основная масса болельщиков, всплеск рождаемости все-таки был?

На самом деле — нет. Рождаемость в Москве растет, а в Московской области резко падает с конца 2018 года — так что «дети мундиаля» тут явно не при чем. Создается впечатление, что Москва просто работает как пылесос, вытягивая всех, кто еще подает признаки жизни, из своей области.

Сложно сказать точно, почему именно мундиаль не оказал заметного влияния на рождаемость: то ли в России существенно выросла культура контрацепции, то ли слухи о распущенности русских барышень оказались очень сильно преувеличены, то ли иностранные болельщики оказались так себе.

Очевидно одно: никакие мундиали, заморские мачо или оптимистичные заявления правительства уже не способны повлиять на рождаемость. Россия медленно умирает, и это уже не метафора происходящих в ней социально-политических процессов, а просто объективная реальность.

Вадим Жартун

Прочитать оригинал поста можно здесь.