Почему власти по душе искусственный интеллект

История нашей науки за последние сто лет — это парад шарлатанов, а на заднем плане — льдина, уносящая настоящие таланты в далекие края.


Если формула о властелине мира верна, то России эта участь пока не грозит. © СС0

В рассказе Айзека Азимова «Логика» робот КТ-1, обладающий развитым интеллектом, говорит человеку: «Я не хочу сказать ничего обидного, но поглядите на себя! Материал, из которого вы сделаны, мягок и дрябл. Вы периодически погружаетесь в бессознательное состояние. Малейшее изменение температуры и давления сказывается на вашей работоспособности. Вы — суррогат! С другой стороны, я — совершенное произведение». Робот железной логикой доказывает, что его создал не человек, а Господин, властелин энергии. В итоге КТ-1 заключает всех людей под стражу и выполняет задачу по спасению планеты от жутких угроз.

Президент России провел совещание по искусственному интеллекту (ИИ) и сделал ряд футурологических прогнозов. Самое громкое — «Лидер в области искусственного интеллекта станет властелином мира». Поскольку к этой метафоре президент прибегает не в первый раз, а об ИИ говорит чаще, чем о пенсионной реформе, можно сделать вывод, что эта мысль стала его глубоким убеждением, которое определит многие решения. На искусственный интеллект направлены бюджетные миллиарды, а инвесторам обещают режим наибольшего поощрения.

Президент не так часто проявляет интерес к перспективам науки. Ее мизерабельное состояние и массовый отток талантов за границу не слишком беспокоят власть. В ее представлении изучение законов природы полезно для создания военной техники, а фундаментальная наука — это обременение.

Последний всплеск интереса Путина к науке пришелся на 2007 год, когда народилась госкомпания «Роснано». Президент убежденно говорил, что «нанотехнологии — это приоритетное направление развития науки». Сейчас президент дал указание за пять лет войти в число мировых лидеров по кибербезопасности и распознаванию голоса, хотя нечто подобное изобретали еще «В круге первом» у Солженицына.

Во главе «Роснано» был поставлен лучший менеджер эпохи Анатолий Чубайс. За долгий срок существования этой конторы в обществе сложилось стойкое убеждение, что она предназначена для набивания карманов, но никоим образом не для прогресса. Руководство «Роснано» докладывает о прорывах, но публика движения вперед не видит. Видимо, по темноте не доросла до понимания тонких процессов.

Авторитетные ученые мужи, еще не запуганные реформой Академии наук, в тот период удивлялись ставке на нанотехнологии, которые, по мировому опыту, были лишь одним из многих приводных ремней научного прогресса. Но власть попала под безмерное обаяние Михаила Ковальчука, который совмещал много ключевых постов в научной сфере и был вхож в ближний кремлевский круг. Но что сказали бы, если в XVI веке Тихо Браге, построив на средства короля-мецената обсерваторию Ураниборг, убедил бы всю Данию лететь на Уран?

Но сегодня за интересом президента к искусственному интеллекту ничья тень не проглядывается. Может, по той причине, что наши лучшие математики и программисты давно перебрались в иные края, где могут реализовать свой потенциал. А может быть, эра ИИ отвечает глубинному запросу российской власти…

Искусственному интеллекту не нужна пенсия и безразличны социальные пособия. Его не волнует квартирный вопрос и падение реальных доходов. Демократические выборы, независимый суд, произвол бюрократов — все это ИИ по барабану. И потом, если Россия гордилась вымершими русскими интеллигентами, то почему их место не может занять русский искусственный интеллект?

Кроме того, ИИ, как умный робот КТ-1, будет беспрекословно верен господину, властелину недр и энергий, и ни единым транзистором не усомнится в высоком рейтинге власти. Помните путешествие президентского кортежа по вымершей столице в день инаугурации? Даже арифмометру ясно, что робот Кремлю милее человека.

Последние сто лет отношения ученых и российских чиновников строились на принципе фаворитизма. Многолетний президент РАН Юрий Осипов грустно говорил мне, что лучшее время для науки — просвещенная монархия. Денег на всю науку не хватало, хотелось быстрого успеха, и к узкой кормушке прорывались шарлатаны. Самый известный — Трофим Лысенко, но таких «народных академиков» была комариная стая. История русской науки за последние сто лет — это парад шарлатанов всех мастей, а на заднем плане — льдина, которая, как рыбаков, уносит настоящие таланты в далекие края. Недавно на Туманный Альбион из Вологды отбыли братья Бухманы, наши первые миллиардеры, которые сделали капитал фактически на искусственном интеллекте.

Посему актуальным является вопрос — не окажется увлечение ИИ очередным самообольщением власти? На Западе было уже несколько всплесков интереса и несколько волн охлаждения к проблеме. В 1965 году основатель теории искусственного интеллекта Герберт Саймон говорил, что через двадцать лет робот научится делать все, что умеет делать человек. В тот же момент Никита Хрущев говорил, что через двадцать лет советский человек будет жить при коммунизме, не упоминая при этом о чудесных механизмах. Но ни одно из предсказаний не сбылось.

Амплитуда всплесков и падений интереса к искусственному интеллекту — 15 лет. Сейчас — вовсе не апогей. Воодушевление президента — личный выбор, не поддержанный научными прорывами. Несмотря на многомиллиардные вложения, искусственный интеллект по уровню развития находится на стадии жука. И самые радужные прогнозы — через сто лет поднимется до уровня кошки. При этом даже такие интеллигентные профессии, как доктор и юрист, вполне могут быть оцифрованы уже в скором времени.

Не надо обманываться по поводу того, что компьютер обыгрывает в шахматы чемпиона мира. Выиграв, машина не понимает, что одержала победу над человеком. Вбить ей в голову это представление не получается. Главная проблема — отсутствие у робота здравого смысла, воображения и возможности моделировать будущее. Математическая логика пасует перед описанием простой истины вроде «Мать всегда старше дочери». И вряд ли искусственный интеллект расшифрует слова «Наутилуса» — «Она старше, чем мать» или «Ален Делон не пьет одеколон».

Родни Брукс, директор знаменитой Лаборатории искусственного интеллекта в Массачусетском технологическом институте, с некоторых пор пошел по принципиально новому пути, пытаясь создать не больших роботов с интеллектом, а целые армии маленьких роботов-жуков, которые обладают возможностью самоорганизации, самообучения и напоминают нейронные сети человека. Революция в подходе, поскольку мозг — это не компьютер, даже самый мощный. У мозга нет неизменной архитектуры, нет даже программы и операционной системы. Мозг — это самонастраивающаяся нейронная сеть из ста миллиардов возбужденных клеток…

В 2018 году в США опубликовано десять тысяч научных работ в области искусственного интеллекта, зарегистрировано 1400 стартапов, в Израиле — 360, в Германии — 105. В России — всего 19 стартапов и ни одной публикации за рубежом. Если формула о властелине мира верна, то пока России эта участь не грозит. Если, конечно, не направить на искусственный интеллект менеджеров масштаба Чубайса или Рогозина. Тогда за будущее можно быть спокойным.

Сергей Лесков


Ранее на тему Путин утвердил нацстратегию развития искусственного интеллекта

Путин назначил Медведева ответственным за нацстратегию по ИИ

Греф рассказал, сколько за рубежом инвестируют в искусственный интеллект