Что не подарит Путин

Накануне ежегодной телепередачи стоит перечислить мероприятия, которыми вождь легко мог бы обрадовать народ. Но не захочет.


Скорее всего, никакое падение рейтингов не заставит российского президента свернуть с избранного пути. © Фото с сайта www.kremlin.ru

Это не попытка упреждающей рецензии на «Прямую линию с Владимиром Путиным». Зачем гадать о сюрпризах, даже если они будут? Зайдем с другого конца и ответим на два вопроса. Есть ли у вождя причины изменить функционал телеобщения с народом? И есть ли у него организационные и материальные резервы, чтобы обрадовать каждую или почти каждую категорию своих подданных?

На оба вопроса ответ один: да, есть.

Предыдущая «линия» (7 июня 2018-го) состоялась совершенно в другой атмосфере, за неделю до провозглашения пенсионной реформы. На протяжении долгих лет правления популярность Владимира Путина падала несколько раз. Но потом быстро возвращалась к норме. А сейчас этого впервые не происходит, хотя прошел уже год. В пределах погрешности замера путинские рейтинги остаются на тех же скромных уровнях, до каких они съехали к июлю 2018-го. Слухи о дальнейшем их падении в последние недели, вызванные скандалом вокруг вциомовских замеров доверия к вождю, — результат недоразумения. О таких же, как и теперь, посредственных рейтингах доверия ВЦИОМ докладывает с прошлого лета. Ни начальство, ни публика их, видимо, просто не читали. Как и аналогичные по содержанию еженедельные рапорты фонда «Общественное мнение».

Но фактом является то, что на предыдущих «линиях» вождь старался выйти к телезрителям в облике, так сказать, президента надежд, а сейчас это невозможно. Логика телевизионного искусства, если бы ею действительно руководствовались, безусловно заставила бы сейчас обновить не только интонацию и актерский состав, но и все содержание программы.

И второе. Много ли средств в призовом фонде? Да он просто ломится от них. Только у федерального бюджета за январь—май профицит достиг 1,15 трлн руб. Если пересчитать на весь год и поделить поровну между гражданами, то каждого в 2019-м можно было бы премировать двадцатью тысячами рублей. А если делить поровну, т. е. половину народу, а половину начальству, то десятью тысячами. Тоже неплохо.

Итак, потребность в популярности у вождя очевидна. Деньги тоже есть. Да и власть его никто не отменял.

Назовем теперь несколько даров, которые Владимир Путин без особых проблем вполне мог бы пожаловать различным группам населения, не выходя при этом за рамки своих возможностей.

Начнем с материальных подношений.

Доходы граждан по-прежнему не растут. Это сильный раздражитель.

Уже выяснилось, что предреформенные обещания озолотить тех, кто уже является пенсионером, ускоренно увеличивая их пенсии, оказались блефом. По подсчетам Центра развития ВШЭ, реальные пенсии в первые месяцы 2019-го лишь на 0,7% выше, чем были годом раньше. Что же сейчас мешает удвоить размер ежегодного повышения, а также возобновить индексацию работающим пенсионерам? На все про все в этом году понадобилось бы полтриллиона рублей. Получатели страховых пенсий это высоко оценили бы, а их почти 40 млн.

С обогащением обычных наших трудящихся дело обстоит сложнее. Но ненамного. Им ведь можно просто дать заработать. Статистическое ведомство докладывает, что доходы россиян, получаемые от вполне конвенциональных, но ускользающих от госконтроля занятий, уверенно снижаются. Победоносная борьба за контроль над трудом людей — это, может быть, главный мотор продолжающегося снижения уровня их жизни. Одним махом исправить дело можно, введя полугодовые, а еще лучше годовые (как раз до следующей «линии») оплачиваемые каникулы для контрольно-надзорных органов. Граждане откликнутся на это вольным трудом и подъемом своих доходов, а надзиратели-охранители с удовольствием порезвятся где-нибудь в теплых краях.

И, кстати, всем силовикам пора вернуть право на отдых в любых местах, где им уютно. Только что принятое мудрое решение пустить полицейских в Турцию и Таиланд надо расширить на прочие страны и на остальные разряды охранителей и блюстителей. Это одним махом сделает их более счастливыми, а со временем, не исключу, даже и смягчит нравы.

Неплохо бы также наложить мораторий на возбуждение, расследование и судебное рассмотрение уголовных дел по экономическим составам, а заодно и по большей части наркотических. При этом исполнителям всех звеньев надо платить так, будто они вкалывают по-прежнему. И им понравится, и обществу послабление.

Обратите внимание: ни о каком ужатии охранительных штатов или урезке их привилегий и доходов даже речи не идет. Их социальный контракт с вождем категорически исключает что-либо подобное, а мы здесь перечисляем только то, что Путину по плечу.

Придиры скажут, что денежные щедроты, будь они пенсионными, полицейскими или какими угодно другими, разгонят инфляцию. Да, разгонят — если застой в народном хозяйстве, которому уже одиннадцать лет, продлится и впредь. А вот если экономика (как ей и предписывает вождь в своих указах) вдруг пойдет в рост, и растущую денежную массу уравновесит растущая масса товаров и услуг, то все будет в порядке.

Правда, указания вождя придется выполнять не совсем теми способами, какими было задумано. Но тоже простыми. Нацпроекты придется заморозить. Тем более они и сами буксуют — их выполнение вдвое-втрое отстает от плана. Да, несколько государевых магнатов не получат несколько десятков миллиардов долларов. Без этого не обойтись, хотя их и жалко до слез. А впрочем, полков и дивизий у них нет. Зато казенные начинания и супертраты перестанут тянуть страну ко дну. А закрытие экономических дел, прекращение преследования самостоятельно работающих, амнистия по 228-й статье, освобождение из колоний, СИЗО и от домашних арестов всякого рода инвесторов, включая даже и чужеземных, запустит нормальный экономический рост и по-хорошему встряхнет нынешнее поколение, которое давно успело забыть, что это такое, или по молодости вообще ничего подобного не видало.

Остаются ворчуны-интеллигенты и борцы против мусорных полигонов, соборов в скверах и прочих высоких начинаний. Скажу прямо: Путину, оставаясь собой, трудно им угодить. Всякие там вольности и прочие несогласованные мирные акции в нашем климате — перебор. Мы же не Конституцию тут собрались перечитывать. Но слегка ослабить хватку — вещь посильная. Меньше свинчиваний, разгонов легализованных демонстраций и митингов, больше уступок местным активистам — по факту ведь и так все чаще приходится слегка сдавать назад. Почему же не оформить этот небольшой отход на заранее подготовленные позиции как широкий жест? Недовольных чуть убавится.

Однако продолжу дозволенные речи. То есть речи о том, что вождь мог бы сделать, стоит ему захотеть. О невозможном даже и не заикаемся.

Почему бы, скажем, не объявить, что для спасения законных иностранных правительств, особенно венесуэльского и иранского, российские войска впредь посылаться не будут? Фактически ведь и то, и другое почти решено. А народу, если сказать об этом вслух, понравится. Он устал от воинственных декламаций.

И от круглосуточных обличений Украины. Самое время ввести процентную норму, чтобы украинские сюжеты занимали не больше 10% в казенных медиа. За превышение — штраф, приравненный к штрафу за повторное участие в несогласованном мероприятии. Публика вздохнет с облегчением.

А в сфере реальных отношений с этой страной — я опять говорю только о возможном для Путина — обмен заключенными «всех на всех». Невероятную сложность этой проблемы, мягко говоря, преувеличивают. Каждая сторона совершенно свободно, не оглядываясь на другую, составляет список своих — и этих своих, всех до одного, передают друг другу. Вот и все. Те, кто говорит, что, к примеру, Олега Сенцова включить в этот обмен юридически невозможно, поскольку официально признано, что он гражданин не только Украины, но и России, просто не верят в интеллектуальную мощь нашей правовой системы. Она, когда надо, творит невероятное и подводит базу под что угодно. А народ, во-первых, считает это невероятное самоочевидным, а во-вторых, поголовно одобрит полный обмен.

Вот каким длинным списком подарков мог бы Владимир Путин порадовать россиян, не отрекаясь ни от себя, ни от своей системы. И не спрашивайте меня, почему щедроты, о которых он объявит на «Прямой линии», будут совсем другими и во много раз менее полезными и впечатляющими.

Сергей Шелин


Ранее на тему Медведев ответил Кудрину, предупредившему о возможности социального «взрыва»