Полиция на страже подсознания

Целиком отменить закон о СМИ нельзя, поэтому наши власти изощряются во все более абсурдных поправках к законодательству. Но на помощь им уже спешит простой участковый.


Формулировки про «скрытые вставки» и «воздействие на подсознание» идеальны — под них можно подогнать буквально любую публикацию. © СС0 Public Domain

Нашумевшее на этой неделе дело якутского журналиста Михаила Романова, обвиненного местными полицейскими в том, что в одной из его статей есть «скрытые вставки», что она «воздействует на подсознание людей и оказывает на них вредное влияние» по нынешним временам вполне может стать прецедентным.

А что! Формулировки идеальные, ведь под них можно подогнать буквально любую публикацию. «Скрытые вставки» ведь на то и скрытые, что их никто не видит. Кроме полицейских, разумеется. Это как новое платье короля в сказке Ганса Христиана Андерсена. Настолько прозрачное, что невидимо глазу и, стало быть, только посвященный может оценить всю его прелесть. Блестяще! Кто бы мог подумать, что рядовой участковый из далекой Якутии, сочинивший эти формулировки, обладает такой креативностью!

Напомним все же о чем речь. Как следует из публикации «Коммерсанта», журналист еженедельника «Якутск вечерний» Михаил Романов опубликовал в своем издании материал о том, что произошло с научным сотрудником Северо-Восточного федерального университета (СВФУ) Антоном Аммосовым после того, как последний оставил несколько комментариев в соцсетях по поводу истории, случившейся в Архангельске в октябре 2018 года, где студент-анархист взорвал себя в здании местного отделения ФСБ. После этих комментариев, по данным Романова, проходящего свидетелем в деле Аммосова, ученого похитили сотрудники уже якутского отделения ФСБ, подвергнув его пыткам и избиениям.

Собственно, описание того, что произошло с Аммосовым (что само по себе навскидку тянет на несколько статей УК, например, таких как злоупотребление служебным положением, пытки, нанесение телесных повреждений) и стало причиной визита полиции в редакцию «Якутска вечернего», а также последующего возбуждения административного дела в отношении журналиста Романова по статье КоАП РФ п. 1 ст. 13.15. (злоупотребление свободой информации).

Думаю, что если судья в этом деле будет строго придерживаться буквы закона, то усмотреть злоупотребление свободой информации в статье Романова будет очень сложно. Просто потому что его статья направлена как раз на то, что обществу необходимо — на защиту от злоупотреблений и произвола со стороны тех, кто обладает властью. Другое дело, что формулировки обвинения «скрытые вставки» (они же, «смыслы»), «воздействие на подсознание» — это просто Клондайк для этих самых властей предержащих.

Действительно, закон о свободе средств массовой информации в РФ формально еще существует и, в общем, сильно мешает служивым людям. Была бы их воля, просто отменили бы его и все, спокойно заткнув рот всяким щелкоперам. Но в Кремле понимают, что сие — не комильфо. Закон такой должен быть. Потому что всем «клеветникам России», кричащим про зажим свободы в РФ, всегда можно сунуть его под нос — что съели?! Россия свободная страна!

Даже оппозиционер Андрей Макаревич, непрерывно поносящий добрую нашу власть, и то признал это. Так и сказал: «Россия — свободная страна, чего хочу, то и говорю!». Путин то же самое регулярно втолковывает нашим злобным «партнерам» на Западе. И сказать им в ответ нечего. Закон о СМИ в РФ есть, СМИ власть критикуют. Не все и не всегда, но некоторым определенные вольности позволены. А поди отмени этот закон — какой вой поднимут западные «партнеры», чтоб им пусто было…

Однако налицо сложная дилемма. Закон о СМИ, как мы поняли, в России должен быть. Но и критики должны знать меру. Для тех же, кто ее не чувствует (например, произвол спецслужб смеет называть произволом) должны быть инструменты, так сказать усекновения всего того, что слишком выступает… Для этого и придумана статья КоАП РФ п. 1 ст. 13.15. (злоупотребление свободой информации) и много чего еще.

Но, как в случае с материалом Михаила Романова, каждый раз доказывать соответствие того или иного отрывка этой или какой-то другой статье КоАП или УК — дело довольно муторное и ненадежное. И вот тут-то на помощь законодателям приходит простой полицейский из Якутска, который, будем откровенны, сделал за наших думцев их работу — накреативил чудесные, абсолютно универсальные формулировки будущих поправок хоть к Уголовному, хоть к Административному кодексу — «скрытые вставки» и «воздействие на подсознание».

Конечно, некоторые эксперты, при обсуждении подобных новаций могут попытаться поставить под вопрос сам факт существования того, что в современном обиходе называют «подсознанием». Есть ли оно вообще, если учесть, что с сознанием-то нейробиологи и психологи еще не очень разобрались. В том смысле, что человеческое сознание, процесс мышления, не смотря на прогресс современной науки, все еще остаются большой загадкой. А что уж говорить про такую еще менее понятную вещь как подсознание…

Что по мне, то такие журналистские материалы, как указанная статья Романова, направлены как раз не на мифическое «подсознание», а как раз на сознание граждан и на его развитие. В то время как подконтрольные власти СМИ, прежде всего, ее телеканалы, ведут сознание тех, кто их смотрит, в противоположную сторону. К деградации.

Александр Желенин