Нам бы понедельники взять и отменить

Не успели люди привыкнуть к пенсионной реформе, как власть вынужденно предлагает не менее крутой социальный эксперимент — четырехдневную рабочую неделю.


Наши чиновники словно бы разыгрывают плохую шахматную партию, когда попытка выправить одну ошибку ведет к следующей, еще более серьезной. © Фото Сабины Наджафовой, ИА «Росбалт»

Дмитрий Медведев дал поручение Минтруду всесторонне изучить вопрос о четырехдневной рабочей неделе. Отпущен короткий срок — всего месяц. Дело принимает серьезный оборот. Летом на международной конференции в Женеве российский премьер говорил об этом нововведении, как о ближайшей перспективе для наших граждан. Не успело народонаселение привыкнуть к пенсионной реформе, как заботливая власть предлагает не менее крутой социальный эксперимент.

Надо признать, у премьера особые отношения со временем. В бытность президентом он тасовал, как карточную колоду, часовые пояса по всей стране. Передвигал летнее и зимнее время, пока граждане с недосыпу не взмолились о пощаде. И вот — свежая идея. Премьер оставил далеко позади доктора Фауста, который всего-то хотел остановить мгновение, на что требовалась помощь инфернальных сил. Любопытно, что несколько позже булгаковский Воланд тоже предлагал Маргарите остановить праздничную полночь.

Кстати, у древних греков был специальный бог, который заведовал временем — Кронос. Плохо кончил, его вместе с титанами сверг наследник Зевс и заточил в подземном Тартаре. В средневековой европейской картографии Тартар — это северная Азия, то есть Сибирь. Не будем углубляться в опасные аллюзии, но зададимся вопросом: зачем российской власти сдалась четырехдневная рабочая неделя? Внятных объяснений еще меньше, чем с пенсионной реформой. Остается разобраться своим умишком.

В принципе, лично я горячо поддерживаю начинание. Хотя бы по той причине, что чем меньше рабочих дней, тем меньше возможностей у наших чиновников и депутатов печься о народном благе и выдумывать очередные регламенты, тарифы, штрафы и уложения. Будут проводить больше времени на своих виллах со своими кошечками. Автоматически сократится поток бранных и оскорбительных поучений от слуг народа.

Никита Хрущев, который в свою эпоху пытался вырваться из ловушки времени и обогнуть исторические законы, тоже задумывался о реформе рабочей недели. На ХХII съезде КПСС, где речь шла о построении к 1980 году коммунизма, трепещущему от предвкушений народу была обещана пятидневная рабочая неделя по шесть часов. Через сорок лет после названного срока коммунизма на дворе нет, а вкалываем мы на 25% больше, чем в обществе, где от каждого требовалось бы по способностям, а воздавалось бы по потребностям.

Трудно вспомнить, когда сбывались обещания русской власти. Потому что всегда слишком масштабные предначертания. Вот, к примеру, согласно указаниям президента еще пятилетней давности, темпы роста ВВП сегодня должны опережать мировые, то есть выше трех процентов в год, а они стыдливо мнутся на уровне полутора процентов. Сузить бы русскую власть, народу стало бы проще. Это вам не Генрих IV, который поставил цель, чтобы у каждого крестьянина в горшке была курица. Впрочем, не успел — убили. Генерал де Голль потом тоже ставил вполне земную цель: чтобы у каждого француза дома был туалет. Туристы уверяют, что уборными свою страну президент Франции поднапрягся, но обеспечил.

Если же о продолжительности рабочей недели, то сорок часов — это законодательная норма в большинстве развитых стран. Такая неделя впервые была установлена на заводах Генри Форда, что вызвало бурю возмущения у фабрикантов. Сокращение рабочей недели дало резкий толчок производительности труда. Но часто реальная продолжительность рабочей недели устанавливается по соглашению профсоюзов и работодателей. В итоге в ряде ведущих стран первого мира продолжительность рабочей недели колеблется на уровне 35 часов. Короче всего в Норвегии — 30 часов. Тенденция очевидна — уровень жизни и рабочая неделя находятся в обратной зависимости.

Экономисты считают, что сокращение рабочего графика оправдано при высокой производительности труда и при заметном вкладе интеллектуального труда в добавленную стоимость конечного продукта. Но сырьевая экономика не предполагает сокращения рабочей недели. Она должна руководствоваться девизом нефтяного магната Пола Гетти: «Чтобы добиться успеха, надо вставать пораньше и качать нефть». Сегодня Россия стараниями нашего руководства гораздо ближе к Полу Гетти, чем к Генри Форду.

Сокращение рабочей недели при экономике знаний необходимо еще и для постоянного обучения персонала, поскольку объем информации в мире возрастает со скоростью экспоненты. Протирать штаны на службе, чтобы понравиться начальству, — это прошлый век. Как-то Нобелевский лауреат Эрнест Резерфорд заметил сотруднику, который сидел до ночи в лаборатории: «Когда же вы думаете?»

Проблема промышленных предприятий в России — старое оборудование. Рост производительности труда в таких условиях невозможен, а разговоры о нем лишь отвлекают внимание. При полном отсутствии частных инвестиций и тотальном бегстве капитала из страны остается рассчитывать только на государственную казну. Сегодня в стране практически не осталось частных компаний, которые в состоянии повлиять на рост ВВП. Но современная экономика не знает примеров, когда одно лишь государство своими силами поднимает экономику и, особенно, сектор высоких технологий с обязательным венчурным риском.

Сокращение рабочей недели — следствие инновационного рывка и роста производительности труда. Попытка вылечить экономику с помощью бухгалтерских ухищрений, а именно этим занимаются наши ведомства финансово-экономического блока, и к этому сводится идея о четырехдневной рабочей неделе, — это попытка поставить состав впереди паровоза. Или, с учетом наших реалий, — телегу впереди лошади.

Внятных объяснений от чиновников по поводу выгод от новой реформы не слышно. Не считать же серьезным аргументом снижение нагрузки на экологию из-за лишнего выходного дня. Кто сказал, что люди будут лежать на диване, а не ринутся за развлечениями? Думаю, власть, предлагая укороченную неделю, не договаривает относительно ее скрытых целей. Единственной рациональной выгодой является привлечение на работу освобожденных от выплат из казны пожилых людей, отбросов пенсионной реформы. Их надо чем-то занять, иначе сядут на пособия, а это ненужный расход и лишние рты. Молодежь будет предаваться развлечениям и возлияниям, их место займут старики на почасовой занятости. Это, без сомнения, приведет к снижению производительности труда, но сбережет власть от социального взрыва.

Четырехдневную рабочую неделю следует рассматривать как неизбежное продолжение пенсионной реформы. Это как в плохой шахматной партии: попытка выправить одну ошибку ведет к следующей, еще серьезнее. Кстати, какой день будет объявлен третьим выходным? Пятница? Нет, лучше понедельник. Помните, Козодоев в «Бриллиантовой руке» исполнял: «Им бы понедельники взять и отменить».

Сергей Лесков


Ранее на тему С 2020 года имидж российских вокзалов укрепят бесплатными для всех туалетами

Продолжительность жизни американцев снижается