Театр дипломатического абсурда

Дональд Трамп одной рукой вводит против России новые санкции, а другой тянет ее назад в клуб самых влиятельных демократических стран мира.


Перед Кремлем стоит достаточно непростая задача — попытаться извлечь выгоду из нынешнего повышенного международного внимания к себе. © Фото с сайта www.kremlin.ru

Современная политика все больше напоминает театр абсурда. Президент США заявляет, что поддержит восстановление «восьмерки». Его не смущает перспектива заседать вместе с лидером страны, против которой сами американцы ввели санкции, обвиняя ее в таких преступлениях, как захват чужой территории и применение химического оружия. Дональд Трамп тут не видит противоречий.

Очевидно, что, по его мнению, Кремль нужен как участник G8 для того, чтобы с ним было проще обсуждать Сирию, Иран, Украину и оружие массового уничтожения. Кроме того, важно как можно скорее оторвать Россию от Китая. Об этом любят говорить кремлевские пропагандисты (и тут они практически не лукавят).

США не хотят, чтобы российские полезные ископаемые и оружие стали бы инструментом в руках КНР, которую Трамп надеется сейчас победить в ходе торговых, а не реальных войн. Правда, если бы Россия сейчас вернулась в «восьмерку», ее вряд ли ожидало бы полноценное членство в этом престижном клубе. Собственно, его не было и раньше. Например, Россию не звали на экономические совещания — тут она ВВП не вышла. Явно не станут страны «семерки» обсуждать с Кремлем и санкции, которые против него вводились последние пять лет.

Более того, на фоне разговоров о том, не пора ли вернуть Россию за стол переговоров, США продолжают расширять режим санкций против нее. 26 августа в силу вступает так называемый «второй пакет» санкций по итогам «дела Скрипалей». Первый пакет был запущен как раз год назад — в августе 2018 года, но эксперты называли его чуть ли не символическим.

На этот раз все заметно серьезнее. Например, вводится запрет на участие банков США в первичной продаже суверенного долга не в рублях и предоставления нерублевых кредитов российской казне. Ограничен будет экспорт товаров и технологий, контролируемых министерством торговли США в рамках борьбы с распространением химического и биологического оружия.

Впрочем, есть в документе и неожиданный момент. Там особо отмечены статьи двусторонней торговли, на которые ограничения будут распространяться только по отдельному специальному решению. Это, в частности, касается экспорта товаров и технологий, необходимых для космических полетов, для обеспечения безопасности пассажирской авиации, а также экспорта предназначенного для гражданских конечных пользователей и для стопроцентных «дочек» американских и других зарубежных компаний, работающих в России.

Эти новые санкции будут оставаться в силе как минимум 12 месяцев. Иначе говоря, когда Трамп на саммите G7 в Биаррице, сидя за обеденным столом, ссорился из-за России с лидерами Евросоюза (за исключением итальянского премьера), он прекрасно понимал, что даже если Владимир Путин в 2020 году согласится приехать в США уже на саммит G8, он все равно будет оставаться все тем же лидером государства, против которого действуют ограничительные меры.

В итоге американский лидер не только предлагает своему российскому коллеге, как верно отмечают кремлевские пропагандисты, по сути, работать по схеме «семеро против одного», но вдобавок дискредитирует и саму G7.

Может быть, впрочем, так и задумывалось. «Семерка», где Трампа постоянно сдерживают европейские коллеги, на стороне которых сегодня и канадский премьер Джастин Трюдо, явно должна раздражать американского президента. В этот раз, например, ему подбросили идею позвать назад Россию, а потом сами же ее авторы, французы, из европейской солидарности переметнулись на сторону Великобритании и Германии. При этом Эммануэль Макрон демонстративно позвал в Биарриц еще и министра иностранных дел Ирана, чтобы заставить американцев обсудить реанимацию старой или построение новой «ядерной сделки» с Тегераном.

Впрочем, Москве не легче от того, что Трамп бьет не только по ней, но и коллективному Евросоюзу. Перед Кремлем стоит достаточно непростая задача — извлечь пользу из приглашения в «семерку» и, что заметно сложнее, минимизировать вред для российской экономики от новой порции санкций. И пока непонятно, как ее решать.

Иван Преображенский

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru


Ранее на тему Медведев высказался о G8 и Евросоюзе

Российский госдолг впервые с начала года начал «терять» иностранцев

Отравление в Солсбери: начал действовать ужесточенный пакет санкций США против России