Горячая точка Александра Лукашенко

В поисках противовеса Кремлю белорусский президент крутится как флюгер, выбирая между Евросоюзом, США и Китаем.


Минск готов сотрудничать буквально с кем угодно, лишь бы найти партнеров, способных «защитить» его от Москвы. © Фото с сайта www.kremlin.ru

Александр Лукашенко заявил, что его страна уже сегодня стала «горячей точкой» в связи с тем, что прекратил свое действие американо-советский (последние десятилетия — американо-российский) договор о ликвидации ракет меньшей и средней дальности (ДРСМД). При этом он подчеркнул, что Минск выступает категорически против размещения такого вооружения в Европе.

«Я уже не единожды об этом говорил», — посетовал Лукашенко, но затем сообщил, что его страна, вслед за Россией и США приступила к разработкам такого оружия, в частности, в Белоруссии уже создали ракету средней дальности. Теперь в планах разработать еще более мощное оружие. Конечно, в целях самообороны.

Принципиально важный момент здесь в том, что партнером в таких разработках Лукашенко назвал не Россию, уже обладающую нужными технологиями, а Китай. Стоит оговориться, что КНР, несмотря на очевидные экономические успехи, в ракетостроении пока еще заметно отстает от России. Возможно даже, что тут китайцы не прочь были бы поучиться кое-чему и у самих белорусов.

«Речь шла об увеличении дальности, мощности этих ракет на основании той базы, которая у нас существует, опыта наших партнеров, прежде всего Китайской Народной Республики, с которой мы активно сотрудничаем в области ракетостроения», — заявил Лукашенко.

Это не единственное событие в эти дни, связанное с темой укрепления белорусско-китайских отношений, а точнее, переориентации Минска на Пекин. Как сообщил глава белорусского министерства финансов Максим Ермолович, еще до конца этого года его страна рассчитывает подписать договор с КНР и получить кредит, который позволит рефинансировать долг страны перед Россией.

Практически нет сомнений, что причина этого решения — стремление к защите своего суверенитета, в том числе экономического, от Москвы. Как говорил не так давно сам Лукашенко, его страна не должна «постоянно на коленях ползать перед своим старшим братом». Речь, очевидно, шла, в первую очередь, о фактическом принуждении к экономической, правовой и политической интеграции, на которой все жестче настаивает Кремль.

Надежда на Китай у белорусского лидера явно возникла не случайно. Судя по хронологии событий, именно во время визита в КНР в этом году ему удалось добиться от российского коллеги Владимира Путина решения о замене российского посла в Минске Михаила Бабича. Его белорусская пресса обвиняла ни много ни мало в подготовке «дворцового переворота» в Минске, ну а сам Лукашенко публично заявлял, что Бабич пытается руководить Белоруссией как одним из регионов России. Ходят слухи, что российский лидер внезапно стал таким сговорчивым именно после настоятельной просьбы китайской стороны прислушаться к аргументам Лукашенко.

Впрочем, на одном Китае свет клином не сошелся. Есть и другие сигналы, подтверждающие, что Минск готов сотрудничать буквально с кем угодно, лишь бы найти партнеров, способных «защитить» его от России. С США, например, белорусские власти в сентябре договорились об обмене послами. И это при том, что ранее Лукашенко сам фактически выдавил из страны американских дипломатов.

Потепление наблюдается и в отношениях Белоруссии с Европейским Союзом. После многих лет размышлений и отказов, официальный Минск пошел на подписание соглашения об облегчении визового режима. Фактически это означает оживление активности Лукашенко в рамках программы «Восточного партнерства», которую так не любят в Москве, считая ее (причем небезосновательно) антироссийской.

Видно, что Лукашенко крутится как флюгер, стремясь найти противовесы Москве. Но пока даже китайские кредиты не перевешивают российского влияния на белорусскую политику и экономику. Нынешняя внешнеполитическая активность Минска хоть и приносит ему бонусы, но происходит это слишком медленно, с учетом тех скоростей, которые Москва взяла в «принуждении к интеграции». Так что в итоге может оказаться, что вся эта белорусская активность была впустую.

Иван Преображенский


Ранее на тему Лукашенко заметил у границ Белоруссии «дугу нестабильности»

В Кремле не оценили миротворческие инициативы Лукашенко