Всемирное ядерное вооружение

К концу XX века человечеству удалось снять угрозу Третьей мировой, создав систему международных соглашений, которая теперь почти целиком разрушена.


Амбициозные политики уже начинают ставить вопрос так: или ядерное оружие позволено всем, или тогда уже никому. © FreeImages.com Content License

В тревожное время мы живем, очень тревожное. Потому что все, что сейчас происходит, может закончиться ядерным коллапсом. Региональным или глобальным — отдельный вопрос, но от этого ничуть не легче.

Те, кто, по выражению Михаила Задорнова, «давно живут», вероятно, помнят многолетние пафосные кампании «в защиту мира» и ядерного разоружения, которые велись в семидесятых годах прошлого столетия. О «борьбе за мир» так много и порой надрывно говорилось и пелось (напомню одну из патетических песен в исполнении Иосифа Кобзона: «Солнечному миру — да, да, да! Ядерному взрыву — нет, нет, нет!..»), что в искренность говорящих и поющих уже не очень-то и верилось. Но жить, тем не менее, хотелось.

В конце восьмидесятых, к удивлению многих, эта «борьба за мир», все же закончилась подписанием ряда основополагающих международных договоров (прежде всего, советско-американских)— о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, об ограничении стратегических вооружений и так далее. И мир, живший в страхе перед атомным апокалипсисом, облегченно вздохнул. Однако сейчас мы наблюдаем, как этот мир все быстрее скатывается обратно, к ядерной гонке. Причем через несколько лет ситуация в этой сфере может быть гораздо хуже, чем в 70-е годы XX столетия…

Просто напомню, что еще недавно мировым лидерам самым опасным представлялся сюжет многократно обыгранный в голливудских фильмах. Он сводился к тому, что ядерное оружие из рук ответственных политиков попадает в руки неизвестно откуда взявшихся «плохих парней» с маниакальными наклонностями. Соответственно, главной задачей «хороших парней», под которыми по умолчанию подразумевались лидеры США, СССР (России) и Китая, было не дать «расползтись» ядерным технологиям.

При этом и в фильмах, и в реальной политике тактично обходился вопрос о том, что эти технологии уже расползлись. Что теперь ядерное оружие находится в руках не каких-то мифических «террористов» и небожителей — пятерки государств — постоянных членов Совета Безопасности ООН, но и у других не менее солидных игроков мировой политики, тоже, кстати, членов ООН — Индии и Пакистана, а также у совсем небольших стран — Северной Кореи и Израиля. «Старые» члены «ядерного клуба» в лице, прежде всего, США и России, настаивавшие в свое время на политике нераспространения ядерного оружия, уже несколько десятков лет не знают что делать с этой чередой «новых» ядерных государств. А делать, собственно говоря, нечего. Никто же не собирается с ними всерьез воевать.

Сейчас в мире насчитывается девять членов «ядерного клуба»: США, Россия, Китай, Великобритания, Франция, Пакистан, Индия, КНДР и Израиль, который официально информацию о наличии у него ядерного оружия не комментирует. При этом в шаге от создания собственной ядерной бомбы стоит Иран.

Вообще, ядерных держав могло быть и больше, но в начале 1990-х годов, имевшая такое оружие ЮАР от него добровольно отказалась. После распада СССР отказались от него и три бывшие советские республики — Украина, Казахстан и Белоруссия.

Почти два десятка лет единственным «бузотером» в области нераспространения оружия массового поражения была КНДР, которая провела первые ядерные испытания в 2006 году. Однако то, что творится в мире сейчас — несравненно опасней, потому что исходит уже от главных ядерных держав современного мира — России и США. И тут важно учесть, что для международной безопасность важно не только ядерное оружие как таковое, но и средства его доставки.

Напомню последовательность событий.

2013 год. Президент РФ Владимир Путин на встрече с представителями российского военно-промышленного комплекса назвал решение советского руководства отказаться от ракет средней дальности «по меньшей мере, спорным».

Июль 2014 года. Президент США Барак Обама в письме Путину обвиняет Россию в проведении испытаний крылатых ракет средней дальности в нарушение действующего Договора. Американская сторона утверждала, что испытания крылатой ракеты наземного базирования на дальность более 500 км проводились в России еще в 2008—2011 годах. Речь шла о российской ракете 9М729 («Искандер-К», по классификации НАТО SSC-8).

Октябрь 2017 года. Новый президент США Дональд Трамп заявил о готовности его страны выйти из договора из-за «несоблюдения его условий российской стороной». Имелась в виду та самая ракета 9М729. Другой причиной стремления выйти из этого договора Трамп назвал «разработки этого оружия Китаем», не связанного никакими подобными договорами.

1 февраля 2019 года Трамп объявляет о начале процедуры выхода из договора, обосновав это тем, что «Россия слишком долго безнаказанно нарушала ДРСМД, скрытно разрабатывая и развертывая запрещенную ракетную систему, которая представляет собой прямую угрозу нашим союзникам и войскам за рубежом».

2 февраля 2019 Путин заявил: «Американские партнеры … объявили о том, что они занимаются опытно-конструкторскими работами, и мы будем делать то же самое». 4 марта того же года Путин подписал указ о приостановлении Россией выполнения Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности.

Эти шаги двух ведущих ядерных держав не моли не вызвать реакции большого числа стран, которые потенциально способны создать атомное оружие и средства его доставки.

Австралия, Алжир, Аргентина, Бразилия, Египет, Ирак, Ливия, Мексика, Румыния, Тайвань, Швеция, Швейцария, Югославия (ныне Сербия), Южная Корея — это те страны, которые могли начать производить ЯО, но в свое время от этого отказались. А есть еще тот же Иран, а также ЮАР, Белоруссия, Казахстан и Украина, которые потенциально также могут захотеть снова его получить. В Киеве, например, не устают напоминать, что Украина, добровольно отказалась от обладания ядерным оружием (на момент развала СССР на ее территории был третий в мире его арсенал), под гарантии своей территориальной целостности, которые ей дали США, Великобритания и Россия.

И вот интересно: что в условиях нынешнего развала больших договоров по ограничению и сокращению ОМП может помешать всем перечисленным выше странам начать его создавать? Чем Договор о нераспространении ядерного оружия, к которому большинство упомянутых государств присоединялось начиная с 1968 года, «лучше» тех же договоров о ПРО и РСМД, которые уже пали жертвой обострения политических амбиций? Собственно, «Росбалт» стал ставить такие вопросы еще в 2015 году.

Разве что моральные ограничения? Но и они в таких условиях снимаются сами собой. Президент Турции Реджеп Эрдоган, выступая недавно на заседании Генеральной Ассамблеи ООН, многозначительно призвал мировое сообщество определиться: или запрещение ядерного оружия для всех, или оно может быть у всех желающих. Нынешнее же положение, когда всего пять стран легитимно обладают этим оружием, представляется ему несправедливым. «Мир больше пяти стран (постоянных членов Совбеза ООН). Давно пришло время изменить этот менталитет», — добавил турецкий лидер.

Судя по всему не против того, чтобы ядерным оружием обзаводились все желающие государства и российский президент. Реплика, брошенная им во время дискуссии на Валдайском форуме в начале октября этого года в этом смысле весьма характерна. На слова президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева: «… обладание ядерным оружием в современном мире не есть гарантия безопасности и особенно экономического процветания. Иногда лучше не иметь ядерного оружия, но зато привлекать больше инвестиций в свою экономику, поддерживать и развивать хорошие отношения со всеми государствами мира, что делает Казахстан на практике», Владимир Путин коротко заметил: «Саддам Хусейн тоже так думал».

Кто упрекнет президента Казахстана, если он воспримет эти слова как руководство к действию? Если суверенитет, как не устает повторять российский лидер, высшая ценность, а гарантию его обеспечения может дать только ядерное оружие, то… вперед!

Но вот вопрос: что дальше?

Александр Желенин


Ранее на тему Пакистан вслед за Индией испытал баллистическую ракету

Песков: Переговоры Путина и Эрдогана будут долгими и сложными