Перемирие в Донбассе — одно из немногих достижений Зеленского

В своем противостоянии Россия и Украина по-прежнему действуют по принципу «кто быстрее развалится».


Владимир Зеленский недалеко от "линии фронта" в Донбассе. © Фото с сайта president.gov.ua

Со дня инаугурации Владимира Зеленского прошло полгода. Это достаточный срок для того, чтобы делать первые выводы о его политике. И, по правде говоря, ее нельзя назвать иначе как эклектичной.

Триумфальные победы Зеленского на президентских и парламентских выборах открыли ему небывалый кредит общественного доверия. Многие украинцы предвкушали изменение самих основ государственного устройства. Но ничего из ожидаемого ими пока что не произошло. Былые восторги постепенно испарились. Недавние обожатели еще не поносят президента, но уже и не превозносят. А противники, глядя на метания новой власти, потирают руки. Поэтому сегодня Зеленскому, как воздух, необходимы неоспоримые достижения, которые можно было бы предъявить обществу.

Между тем окно возможностей неумолимо закрывается. Но к реформе политической системы, подчиненной интересам олигархов, президент и его команда даже не приступали. В потакании финансово-промышленным магнатам сторонники радикальных преобразований обвиняют в первую очередь руководителя Офиса президента Украины, а в прошлом адвоката Игоря Коломойского, Андрея Богдана. Высокопоставленный чиновник постоянно вынужден оправдываться, доказывая, что дело обстоит ровным счетом наоборот. Но пока Зеленский обещает, а Богдан отнекивается, страна катится по колее, проложенной их предшественниками.

Все чаще проявляются тревожные симптомы. Так, в конце сентября одиозный политик Антон Геращенко стал заместителем министра внутренних дел. Несложно догадаться, что это был реверанс в сторону Арсена Авакова. Здесь будет уместно напомнить, что глава МВД, ключевая фигура предыдущего режима, вовремя переметнулся от Петра Порошенко к Зеленскому. И тем самым, можно сказать, гарантировал победу последнего на президентских выборах. Однако это назначение вряд ли воодушевило тех, кто голосовал за Зеленского, видя в нем альтернативу идеологическим установкам предшествующего правления.

Дальше — больше. В середине ноября из фракции «Слуга народа» были исключены депутаты-мажоритарщики Анна Скороход и Антон Поляков, пошедшие против линии партии. Возможно, скандал и не получился бы столь громким. Но Скороход, отказавшаяся голосовать за законопроект об открытии рынка земли, рассказала журналистам, что в отместку за ослушание Генеральная прокуратура Украины задержала ее мужа. Эта новость стала подарком для Юлии Тимошенко, о которой широкая общественность уже стала подзабывать. А тут ей представилась прекрасная возможность порадеть о «национальных интересах» и обвинить новую власть в использовании методов Порошенко.

Тимошенко, видимо, забыла, что подобный прецедент случился еще при Викторе Януковиче. Осенью 2013 года тогдашняя власть, не останавливаясь ни перед чем, принуждала строптивых депутатов-«регионалов» поддержать «Соглашение об ассоциации между Украиной и Европейским Союзом». Одним из самых упорных противников этого курса был Игорь Марков, за что и оказался в тюрьме по надуманному обвинению. Януковичу, как известно, репрессии не помогли. Его европейские устремления не были оценены по достоинству организаторами и участниками Евромайдана. Что и говорить, не слишком утешительная аналогия для действующего президента.

В сущности, феномен Зеленского в том и состоял, что он, как никто другой, почувствовал общественный запрос на справедливость. А важнейшей составляющей представлений украинцев о справедливости является желание покарать тех, кого они считают неправедно обогатившимися. Однако пока Порошенко заседает в парламенте, а Юрий Луценко прохлаждается в Лондоне, чувство мести остается неудовлетворенным. Не меняют общей картины даже наделавшие много шума аресты Сергея Пашинского, Валерия Гладковского (Свинарчука), Ярослава Дубневича. Все это, естественно, не добавляет очков Зеленскому. Более того, позволяет думать, что он действует без глубокого внутреннего убеждения.

Не менее противоречивой выглядит ситуация в украинской экономике. С одной стороны, продолжается экономический рост. Но, с другой стороны, существует целый ряд потенциально дестабилизирующих факторов. Тем более что «Слуги народа» всего за шесть месяцев эволюционировали из либертарианцев в социалистов.

Первым делом следует сказать о предстоящем открытии рынка земли. Эксперты Киевской школы экономики утверждают, что продажа сельскохозяйственных угодий может принести казне 22,5 млрд долларов. Столь значительные финансовые поступления не только позволят облегчить долговое бремя Украины, но и, как полагает премьер Алексей Гончарук, помогут обеспечить необходимые темпы роста ее экономики. Однако эти планы новой власти, по данным Социологической группы «Рейтинг», не встречают понимания у украинцев. Граждане, наученные горьким опытом, не без оснований подозревают, что украинскую землю ждет участь промышленности.

Намечающаяся продажа сельхозугодий тесно связана с еще одной щекотливой темой — Облигациями внутреннего государственного займа (ОВГЗ). Этот инструмент украинского Минфина до боли напоминает печально знаменитые российские ГКО. Но этим дело не ограничивается. Оппозиционное издание Страна.ua не исключает, что на доходы, полученные от ОВГЗ, будут покупаться как раз земли сельскохозяйственного назначения. При этом, разумеется, выиграют крупные спекулянты, но проиграет бюджет Украины. Иначе говоря, в плюсе окажутся все те же олигархи. А если учесть, что, вопреки всем обещаниям Зеленского, стоимость коммунальных услуг продолжит расти, то налицо достаточные основания для социальных катаклизмов. Дополнительным раздражителем может стать, например, то, что более половины энергоснабжающих компаний принадлежат, опять же, украинским и российским плутократам.

Зеленскому, кроме всего прочего, предстоит решить еще одну чрезвычайно сложную политико-экономическую задачу. В недавно принятом госбюджете Украины на 2020 год на национальную безопасность и оборону выделено 245,8 млрд гривен, что составляет 5,45% ВВП этой страны. В процентном отношении это даже больше, чем позволяют себе США, КНР и Россия. Совершенно понятно, что эти непосильные расходы необходимо сократить. Но сделать это можно только одним способом — урегулировать военный конфликт в Донбассе.

Еще во время президентской гонки будущий «Слуга народа» не единожды заявлял, что намерен прекратить войну на востоке Украины. Сегодня становится очевидным, что это не были только лишь предвыборные обещания. Обмен пленными, согласие на «формулу Штайнмайера», разведение войск, предстоящая встреча «Нормандской четверки» — все это свидетельствует о том, что Зеленский сделал серьезную ставку на окончание вооруженного противостояния с Россией.

Такая податливость Киева вызвала плохо скрываемую радость у Москвы. В Кремле, по-видимому, с некоторых пор уверены, что одерживают не тактическую, а стратегическую победу. В частности, директор Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков прямо сказал, что «Украина в конечном счете будет иметь символический, а не реальный суверенитет над Донбассом. Не нужно ей рассчитывать на что-то большее. Большего от Минских соглашений Украина не получит».

В свою очередь директор Московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин, хорошо понимающий логику Кремля, предложил свое видение разворачивающегося процесса: «Украинское урегулирование — дело самих украинцев, россиян и европейцев (немцев и французов прежде всего), но без американцев оно не состоится. Главным вкладом США стал бы ясный отказ от дальнейшего расширения НАТО на восток, которое реально уже заблокировано очевидным риском военного столкновения НАТО и РФ и явным нежеланием США брать под защиту периферийные для их интересов государства».

Таким образом, остается предположить, что Россия по-прежнему уверена: США и ЕС, так или иначе, принудят Украину к повиновению. В то же время нет оснований полагать, что Киев смирился с ролью проигравшего. Выбор у него невелик, но попытаться сыграть на противоречиях вышеупомянутых акторов он вполне может решиться. Противостояние бывших «братских республик» продолжается уже шесть лет. Зачастую создается впечатление, что оба государства действуют по принципу «кто быстрее развалится». Но при этом словно не понимают, что уже попали во взаимный цугцванг.

Роман Трунов


Ранее на тему Зеленский предложил включить США в формат переговоров по Украине

Зеленский упразднил армейских прапорщиков

США намерены продолжать давление на Россию из-за Украины