Жилищного чуда не будет

Властная машина не помогает, а мешает людям обзавестись квартирами или домами. Ее похвальба лицемерна, а обещания невыполнимы.


Квартирный вопрос в России пока решать не научились. © Фото ИА «Росбалт»

Министр строительства и его замы решили, наконец, открыть глаза народу. Заложенное в «майский указ» и соответствующий нацпроект обещание ввести в 2019-м 88 млн кв. м жилья сдержать не удастся. Введут лишь около 80 млн. Это во-первых. А во-вторых, чиновники допускают даже снижение объемов сдачи в 2021-м — 2022-м, поскольку «сегодня выдается мало разрешений на строительство жилья». То есть большой скачок (120 млн кв. м в 2024-м) не состоится.

Честность всегда похвальна, даже если вызвана нежеланием отвечать за легкомыслие высочайших авансов. Немножко минора добавляет и рапорт Центробанка об уменьшении на 13,9% количества ипотечных кредитов, выданных за январь—сентябрь. Причина — не столько тяжесть ставок, сколько ощутимый рост цен на недвижимость.

А цены не могут не расти. Предписанный свыше переход на эскроу-счета, пусть и слегка приторможенный ошарашенными чиновниками, парализует мелких застройщиков и дает крупным объективный повод урезать объемы строительства, вознаграждая себя за потери вздуванием цен. Зато дольщики отныне защищены. Правда, их станет меньше, и платить им придется больше. Как всегда, логичное на бумаге мероприятие, наложившись на наши феодальные порядки, оборачивается добавочным бременем для мелкого люда и новыми возможностями для магнатов. 

Так что рекорд четырехлетней давности (85,3 млн кв. м в 2015-м) вряд ли будет скоро побит.

Впрочем, начальство продолжает бахвалиться и этой цифрой, и даже более скромными последующими (80,2 млн в 2016-м, 79,2 млн в 2017-м и 75,7 млн в 2018-м), ссылаясь на то, что они все равно выше советского жилищного пика (72,8 млн кв. м по РСФСР в 1987-м).

Это лукавство. Причем многослойное. Начать надо с того, что в легендарном 1987-м почти 70 млн кв. м пришлись на ввод жилья в многоквартирных зданиях и только 3 млн кв. м — на личные дома, которые граждане сами для себя построили.

Потом, при переходе к капитализму, ввод многоквартирных домов резко упал, а вот сооружение домов персональных уверенно шло по восходящей. С начала девяностых и до начала двухтысячных их доля в общем сданном метраже подскочила с 10% до 40% — и с тех пор держится примерно на этом уровне. Но абсолютные объемы продолжали быстро расти. Своего пика (36 млн кв. м) ввод таких домов достиг в 2014-м, а теперь, как и многое другое, слегка съехал вниз. В 2018-м площадь «жилых домов, построенных населением», как элегантно выражается Росстат, составила 32,5 млн кв. м (43,1% от общего ввода). 

А на многоквартирные дома, возведение которых находится под опекой, присмотром и контролем множества госконтор, пришлось 43,2 млн кв. м, т. е. в 1,6 раза меньше, чем в 1987-м. Даже и в непревзойденном 2015-м, когда ввод жилья в многоквартирных зданиях достиг 50 млн кв. м, он все равно в 1,4 раза уступал рекорду эпохи Горбачева.

Поэтому первый вывод таков. Хотя в путинское двадцатилетие сооружение многоквартирных домов в два с половиной раза выросло по сравнению с худшими годами девяностых, до советских максимумов ему далеко. И, судя по застою последних лет, ресурсов для быстрого подъема нет. Что и понятно. Давление контрольно-охранительной машины на любое производство, в том числе и на это, все время растет.

Во-вторых, в эру Путина доля индивидуального строительства, в отличие от 90-х, перестала увеличиваться. Что говорит о росте казенных помех. Поэтому бахвалиться тем, чему они не помогали, а только мешали, властям не приходится. Не им записывать себе в актив без малого половину ежегодно вводимой жилой площади и треть от общего числа сдаваемых жилищ, которые наши сограждане возводят самостоятельно.

В-третьих, та часть жилищного строительства, по отношению к которой режим со своими нацпроектами реально выступает в качестве опекуна, не только маловата, но еще и порождает все больше проблем. Это и недовольство миллионов приобретателей, набиваемых в жутковатые человековейники эконом-класса. И низкая способность властей упорядочить и наладить капитальные ремонты, на которые ими организован сбор денег. Доля ветшающих зданий в жилом фонде страны растет. 

И последнее, но уж никак не по важности. Сам архаичный культ обязательного приобретения квартир в собственность (почти 90% жилищ в России принадлежат их обитателям против 50-60% в странах, где развита жилищная аренда) прикрепляет людей к «своему» жилью и «своей» ипотеке. Хотя все больше россиян перемещаются по стране в поисках работы и привлекательной для себя среды и жизненно заинтересованы не в покупке, а в аренде жилплощади на не слишком обременительных условиях.

Но помощь развитию арендного рынка просто не входит в перечень важных или хотя бы понятных для режима дел. Это ведь нудные заботы маленьких людей, в которые лень вникать.

Начальственная машина из соображений самосохранения в принципе даже хочет, чтобы простой народ заполучил какие-нибудь блага, и заранее громко хвалит себя за предстоящую раздачу таковых. Но согласовывать с подданными список своих благодеяний она не желает, а жертвовать хоть чем-то дорогим ради выполнения собственных обещаний не умеет. 

Кампания вокруг «квартирного вопроса» проходит пока через знакомые стадии. Сначала была шумиха. Теперь — неразбериха. Но непонятно, как будут организованы следующие фазы — поиск виновных и наказание невиновных. Нынешняя система не взыскивает за деловые провалы и некомпетентность.

Сергей Шелин


Ранее на тему В крупных городах России выросли цены на вторичное жилье

В России предрекают стагнацию рынка жилой недвижимости

Граждан защитят от мошенников при покупке жилья