Страшные твари на российских экранах

Чтобы всерьез напугать зрителя, недостаточно мрачной картинки, тревожной музыки и зловещих воплей.


© Стоп-кадр из фильма «Тварь»

Премьера фильма Ольги Городецкой «Тварь», увы, не стала приятным сюрпризом для любителей мистики и хоррора. В 2017 году этот проект победил на VIII Питчинге дебютантов в номинации «Полнометражное игровое кино» и привлек внимание сразу многих студий. Но то, что получилось в итоге, явно не тянет на триумф.

Убеждение, что «ужастики» не даются нашему кинематографу, уже стало хрестоматийным. И все образцы последних лет укрепляют его, раз за разом оказываясь вторичными в сюжете, бледными в техническом плане и не блещущими актерской игрой. Когда-то, в позднем СССР и России на заре Перестройки, возник намек на рождение собственной традиции хоррора, основанной на трагичном психологизме, налете «упаднического» искусства и чувстве потерянности. Яркими примерами можно назвать такие фильмы, как «Господин оформитель» (1988 г.), «Прикосновение» (1992 г.) или «Круг обреченных» (1991г.) Но эта искра быстро угасла.

То, что производится сейчас, в основном похоже на бледные копии западных образцов. Не стала исключением и «Тварь», хотя эта картина, что весьма необычно для российского кино, заинтересовала компанию Sony Pictures — студия приобрела права на адаптацию для Индии и Южной Кореи.

Режиссер Ольга Городецкая известна зрителю в основном по короткометражной картине «Сказка, рассказанная на ночь». А вот автором истории стала Анна Старобинец — писательница, имеющая неформальный титул «русского Стивена Кинга». Ее книги в жанре психологического хоррора действительно можно назвать смелыми и новаторскими, но их главное достоинство — акцент на нездоровых человеческих взаимоотношениях, который нагнетает жуткую и мутную атмосферу намного лучше сверхъестественных сил. Вероятно, в фильме «Тварь» эту тему старались совместить с визуальными способами воздействия, но в итоге и то, и другое оказалось в проигрыше.

Фильм повествует о глубокой семейной трагедии. Супружеская пара в исполнении Елены Лядовой и Владимира Вдовиченкова не может прийти в себя после того, как единственный сын пропал без вести. Безутешные родители берут под опеку ребенка из приюта, который с самого начала проявляет себя очень странно. И в дальнейшем это решение приводит к роковым последствиям, связанным с пробуждением некой древней силы.

Как в содержании, так и в изобразительных приемах можно заметить много сходства с зарубежными фильмами ужасов. Среди них как культовые «Омен» (1976/2006 гг.) и «Кладбище домашних животных» (1989/2019 гг.), так и менее известные, но качественные «Дитя тьмы» (2009 г.) и «По ту сторону двери» (2016 г.) Эти картины объединяет то, что очень слабо показано в российской новинке, — детально прорисованная семейная атмосфера, внимание к персонажам и проработанные визуальные образы. Это обостряет чувство катастрофы и ужаса от случившейся потери и конфликта с потусторонними силами. И хотя герои совершают нелогичные, а порой и безумные поступки, зритель их понимает и сопереживает их горю.

В «Твари» же, несмотря на харизматичных актеров в главных ролях, линия супругов и родителей намечена очень вяло, а потому не располагает к эмпатии. Герои ведут себя странно: сначала жена упорно не замечает, что с приемным ребенком что-то не так, затем они с мужем меняются местами. Но это отрицание очевидного в обоих случаях выглядит непонятным и непоследовательным. Сделав ставку на сухую, малоэмоциональную подачу, как в российском артхаусе, авторы фильма в итоге лишили своих героев главного — человеческой индивидуальности. Тяжелая и актуальная тема потери ребенка явно заслуживала более качественного воплощения.

Удручают и неизбежные спецэффекты, без которых, к слову, прекрасно обходились в том же «Господине оформителе», нагнетая гораздо больше страха. Явный перебор с так называемыми «скримерами», уныло прорисованные монстры, серо-буро-черная цветовая палитра, режущий звуковой фон, избитое клише о том, что первыми «чужака» распознают домашние животные и другие дети, — все это говорит об отсутствии идей и энтузиазма.

Актеры подобраны органично, в том числе и исполнители второстепенных ролей — Евгений Цыганов, Анна Уколова, Роза Хайруллина в роли сестры Исидоры. Однако их потенциал просто не может развернуться в душном пространстве фильма. Это же относится и к неплохим изобразительным находкам вроде размокшего листа в воде, от которой даже через экран веет холодом.

В последнее время все чаще звучит мнение, что жанр хоррора, который основан на таинствах, переживает кризис во всем мире в связи с обилием и доступностью информации. Возможно, «Тварь» лишь попала в общую тенденцию.

Но есть и более оптимистичная точка зрения: загадки, которые ставят перед нами природа и сознание, бесконечны, поэтому хоррор как способ исследовать и побеждать собственные страхи будет жить всегда. И очень хочется, чтобы российское кино нашло наконец в этом жанре свою нишу, которую почти обрело в технически бедные, но жадные до открытий годы.

Людмила Семенова