Суверенитет — это очень рентабельно

На примере переговоров с Лукашенко в Сочи мы увидели, как независимое государство, пусть даже не самое сильное, может защититься от любого мощного нажима.


Минским властям удалось отстрочить поглощение «старшим братом». На дни или на годы? © Фото с сайта president.gov.by

Российские телеграм-каналы, пользуясь своей анонимностью, шутят, что на встречу с Владимиром Путиным его белорусский коллега Александр Лукашенко привез свое фирменное блюдо: «сало с хреном». И действительно, по итогам более чем пятичасовых переговоров президенты двух стран к журналистам не вышли. Несмотря на все давление российской стороны, Лукашенко не пошел на подписание каких бы то ни было капитуляций. Подогнать соглашение об интеграции Белоруссии с Россией к годовщине подписания Союзного договора двумя странами у Кремля не получилось.

Лукашенко, надо сказать, даже в публичном пространстве сделал все от него зависящее, чтобы иметь возможность «уйти в отказ». Вначале белорусский посол в Москве, бывший вице-премьер Владимир Семашко туманно намекнул, что речь может пойти, как это предполагает Союзный договор, аж о слиянии правительств и парламентов двух стран. Пресса, естественно, разразилась стенаниями на тему неизбежного в этом случае поглощения Белоруссии московским «старшим братом».

Затем сам Александр Лукашенко торжественно пообещал независимость страны сохранить, заверив белорусов, что если он что и подпишет, то только лишь экономические соглашения. Набор российских требований примерно известен — это общие налоговый и гражданский кодекс и, в целом, унификация законодательства в правовой и экономической сферах.

Но и эти настойчивые предложения Кремля белорусский лидер сумел не удовлетворить. Два часа его уламывали с участием лучших сил российского правительства, включая и замминистра экономического развития Михаила Бабича. Его Лукашенко отлично помнит — Бабич несколько месяцев он был послом РФ в Минске и за это время СМИ (неофициальные, но близкие к белорусскому руководству) обвинили его ни много ни мало в попытке организации госпереворота.

Вместе с переводом Бабича в Москву несколько высокопоставленных белорусских руководителей оказались за решеткой. Формальные обвинения были связаны с взяточничеством. Брали, конечно, у россиян. Ну а неформально говорили, что и платили не столько за «протекцию», сколько за лояльность.

После двух часов прессинга со стороны Дмитрия Медведева, Дмитрия Козака, Бабича и других российских технократов, еще больше трех часов Лукашенко общался один на один с Владимиром Путиным. Но и тут устоял. Ничего не подписано, а следующая их встреча назначена на 20 декабря, перед Рождеством по новому стилю. В Белоруссии, кстати, в отличие от России, оно широко отмечается, католиков там, особенно на западе страны, хватает.

Видимо, Лукашенко был в Сочи настолько тверд, потому что чувствовал за спиной крепкий тыл. Точнее, даже два. Во-первых, накануне поездки в Россию он сменил главу своей администрации. Вместо Натальи Кочановой, которая работала с 2016 года и подписывала, в частности, с главой кремлевской администрации Антоном Вайно договор о сотрудничестве, этот пост занял Игорь Сергеенко — белорусский чекист, до этого работавший на посту замглавы республиканского КГБ. Причем про Сергиенко все в тех же анонимных телеграм-каналах писали, что как раз он курировал уголовные дела против белорусских чиновников, якобы не в меру охотно бравших у деньги россиян.

«Второй тыл», по аналогии со вторым фронтом, для Александра Лукашенко составила белорусская оппозиция. Два дня оппозиционеры выходили в центр города, строили живые цепи и их, как ни странно, никто не разгонял. При том, что на этих митингах не только рвали и топтали портреты российского лидера, но и костерили почем зря своего родного «батьку».

Президенту Белоруссии явно нужны были эти митинги, чтобы на все московские уговоры хоть что-нибудь подписать в кремлевской редакции отвечать, что у него, вон, от всей этой российского активности аж стихийные протесты начались в тихом Минске. И как подпишет — так и поедет в Ростов-на-Дону жить там вместе с Виктором Януковичем.

Россияне в такие истории вряд ли верят. Но все равно выбор, перед которым Лукашенко их ставит каждый раз, предельно прост — или кормить его, на его же условиях или в Белоруссии будут условные «солдаты НАТО».

В общем, не удается добиться ни отказа нынешнего президента баллотироваться на новый срок в 2020 году, ни выбить из него текст новой белорусской конституции, ни даже единый налоговый кодекс принять. Таким образом, в Сочи Лукашенко сумел выторговать себе отсрочку — пока на пару недель. Как говорится, «не открывать до Рождества».

Как отмечает сам действующий белорусский лидер, суверенитет — это очень рентабельно. И непонятно, с какой бы стати, как бы этого ни хотелось российскому руководству, глава соседнего государства так легко бы от этих барышей отказался. По крайней мере, до тех пор, пока он не только может приехать в Сочи на переговоры, но и спокойно уехать оттуда обратно в Минск.

Иван Преображенский


Ранее на тему Песков рассказал, когда, где и зачем опять встретятся Путин и Лукашенко