Вертикаль напрягается перед транзитом

Раз уж Белоруссия не идет в объятия, то почему бы для решения «проблемы 2024» не сделать Россию унитарной страной, отказавшись от федерализма?


Сценарий вполне возможный, тем более что, если верить социологам, в нынешней Конституции граждане особо большой ценности и не видят. © СС0

Очередной опрос ФОМ принес отрадные новости для тех, кто заказывал это исследование. Выяснилось, что все больше россиян (68%) выступают за изменение Конституции. Год назад, в 2018, таковых было 66%, а в 2013 всего 44%. При этом большинство опрошенных (54%) считают сегодня, что Конституция у нас и так хороша. И это при том, что почти то же самое большинство — 51% — призналось, что ее основных положений не знает. Исследование было проведено с 30 ноября по 1 декабря в 104 населенных пунктах 53 субъектов Российской Федерации. Опрошены были 1500 респондентов.

Если оставаться в рамках формальной логики, то результаты этого опроса могут вызвать недоумение или, на худой конец, просто улыбку. Действительно, если вы не знаете Конституцию, то откуда уверенность, что она хороша? А если она хороша, то зачем ее менять? Впрочем, все это вопросы любопытствующих дилетантов, возможно, хоть и знакомых с формальной логикой, но не специалистов в таких областях, как практическая политика и современные политтехнологии.

Политолог бы задал другие вопросы. Например, зачем вообще проводился этот опрос, с учетом того, что животрепещущей тему изменения Основного закона сегодня точно не назовешь. Согласно тому же опросу ФОМ, для 47% граждан Конституция — формальный документ, который не имеет реального влияния на их жизнь. И это понятно. Людей волнуют куда более актуальные проблемы: снижение их доходов на фоне одновременного увеличения пенсионного возраста. Тех, кто смотрит телевизор, волнует внешняя политика (хотя сегодня меньше, чем раньше). В этом ряду вопрос о судьбе Конституции находится сегодня в России где-то на дальней периферии массового сознания.

Соответственно, если такой малоинтересный для граждан вопрос без всякого повода стал предметом всероссийского опроса общественного мнения, то, как сказал поэт, «значит — это кому-нибудь нужно». Ответ на вопрос «кому», как писал другой классик, в общем, тоже не бином Ньютона. В 2021 году предстоят выборы в Госдуму, а в 2024 — главные выборы, президентские, с их проблемой «транзита власти»…

Владимира Путина, перед которым, собственно, эта проблема и стоит, как мы знаем, всегда волновала собственная легитимность как верховного правителя. В том смысле, что он всегда был ею всерьез озабочен. В интервью, в том числе, и представителям иностранных СМИ (например, австрийскому телеканалу ORF 4 июня 2018 года), затрагивающих вопросы его политической судьбы после 2024 года, Путин говорит: «Я никогда не нарушал Конституции своей страны и не собираюсь это делать». И это так, не нарушал. А зачем?

Во-первых, эта конституция и дала ему ту полумонархическую власть, которую он имеет. Во-вторых, зачем конституцию (даже такую) нарушать, если ее можно не менее легитимно изменить? Напомним, что в России уже проделывалось это, когда увеличивались сроки полномочий депутатов Госдумы и президента с первоначальных четырех лет до пяти и шести лет соответственно. Естественно, делалось это «как положено» — вначале конституционный закон принимался Госдумой, затем одобрялся Советом Федерации, после чего подписывался президентом.

Ничто не мешает Владимиру Путину изменить Конституцию РФ в очередной раз. Конечно, в 2024 году можно было бы воспользоваться системным изъяном Основного закона, заложенным в пункте 3 его 81 статьи («Одно и то же лицо не может занимать должность президента Российской Федерации более двух сроков подряд»). Под системным изъяном, в данном случае, мы имеем в виду слово «подряд». Это означает, что не подряд можно. Но тут возникает другая проблема — возраста. В марте 2024 Владимиру Владимировичу будет 71 год. Если в 2024 году президентское кресло вновь, как и в 2008, на один срок займет некий технический президент (например, тот же Дмитрий Медведев), то к следующим выборам весной 2030-го Путину будет уже 77 лет… Да, и отдавать рычаги правления на 6 лет в 71 год это совсем не то, что на 4 года в 55 лет…

Соответственно, в Кремле возникает серьезный соблазн изменить Конституцию таким образом, чтобы продлить правление нынешнего «любимого руководителя» на максимально возможный срок без всякого риска. Тут есть два варианта. Первый — превращение России из сверхпрезидентской республики в формально президентско-парламентскую, где у президента могли бы оставаться в основном представительские функции, а в руках премьера, которым в этом случае становится лидер правящей партии, концентрируются реальные властные полномочия. Излишне говорить, что если такое решение будет спущено сверху, Госдума и Совет Федерации без проблем его проштампуют.

Другое переформатирование Конституции РФ под потребности верховной власти таким образом, чтобы Владимир Путин и после 2024 года оставался на ее вершине, возможно в случае, если удастся вариант с «углубленной интеграцией» Белоруссии в состав России. Но тут, как мы видим по последним событиям, не все так просто.

Впрочем, не исключено, что опрос ФОМа об изменении Конституции — это информационный вброс, сделанный и под другую задачу.

Примечательно, что как раз в эти дни член-корреспондент РАН Виктор Суслов в интервью журналу «Огонек» рассказал, что в Сибирском отделении Академии наук в последние десятилетия проводили довольно крамольные, по нынешним временам, расчеты. Речь об установлении уровня экономической самодостаточности федеральных округов РФ и их способности существовать отдельно от других. Причем характерно, что эти расчеты проводились по аналогии с теми, которые делались перед распадом СССР.

Так вот, по данным, которые привел Суслов, «самым самодостаточным макрорегионом России является Северо-Западный федеральный округ. В состоянии автаркии он сохраняет 85,4 процента исходного уровня своего целевого показателя. Это даже больше, чем аналогичный российский показатель накануне распада СССР». При этом, как выяснилось, «самым злостным „паразитом“ на „теле“ России является Центральный федеральный округ. Его „вклады“ в целевые показатели всех федеральных округов оказались отрицательными».

Не исключено, что результаты таких исследований пригодились бы для того, чтобы, сославшись на тревожные данные ученых, инициировать реализацию старой доброй идеи отмены деления нынешней Российской Федерации на области и национальные республики. Повод можно найти самый благовидный — хотя бы для выравнивания столь вопиющего экономического неравенства.

Это будет означать окончательное превращение России из федерации в унитарную не только де-факто (как сейчас), но и де-юре страну, разделенную на «равноправные губернии». То есть, такое очередное резкое укрепление «вертикали», теперь в преддверии транзита-2024… Почему нет?

Александр Желенин

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru