Шаг от пропаганды до стрельбы

ЧП на Лубянке и реакция на него — тревожный показатель того, что происходит с массовым сознанием в России.


У людей, которые продолжают верить телевизору, но ощущают, что живут все хуже, возникает тяготящее душу противоречие. © СС0 Public Domain

Странный инцидент со стрельбой, случившийся 19 декабря на Лубянке и закончившийся гибелью нескольких человек, включая самого стрелка, вероятно, заставил напрячься очень многих. Во всяком случае те, кто хоть немного разбираются в отечественной и не только истории, конечно, знают, что ужесточение режима, массовые репрессии не раз начинались после подобных образцово-показательных терактов.

Например, сталинский Большой террор 1936—1939 годов начался с убийства члена Политбюро ЦК ВКП (б) Сергея Кирова. Причем тот теракт в Ленинграде, как и нынешний в Москве, тоже произошел в казенном доме — Смольном, где в то время располагались Ленинградский горком и обком…

Однако, судя по тем фактам о личности лубянского стрелка Евгения Манюрова, которые уже стали достоянием общественности, на заговор власти с целью ужесточения ее режима все это не очень похоже. Больше того, сам Манюров, по словам его матери, которые приводит «МК», уважал власть. Вернее — того, кто является у нас ее непосредственным олицетворением, то есть Владимира Путина.

Тем не менее теория заговора в этом случае, похоже, все-таки присутствует, только в несколько ином смысле. СМИ сообщили, что в квартире стрелка нашли символику Национально-освободительного движения (НОД). Заметим, что эта организация тоже позиционирует себя сторонницей президента, а ее члены должны помогать ему бороться с врагами России. Впрочем, центральный штаб НОД на следующий день после теракта заявил, что в его базе человека с именем и фамилией Евгений Манюров нет.

Но дело вовсе не в том, был Манюров членом НОД или нет. Легко готов согласиться, что с его стороны это была неразделенная любовь: в НОД его знать не знали, что не мешало будущему террористу разделять идеи этого движения, главная из которых — «освобождение Российской Федерации от колониальной зависимости США путем восстановления Суверенитета».

Итак, Российская Федерация с ее вторым после США ядерным арсеналом, с ее правом вето в Совете безопасности ООН, которым обладают лишь пять стран в мире, по мнению членов НОД и, судя по всему, Манюрова, — колония США и оккупированная территория. О том, что Россия порабощена американцами, не раз говорил координатор (руководитель) НОД и по совместительству член «Единой России», а заодно депутат Госдумы от этой партии Евгений Федоров.

Судя по тому, что на данный момент известно о господине Манюрове, это был довольно типичный представитель пропрезидентского большинства, которое считает Путина сильным правителем (таким, какой нужен России). Одновременно оно уверено, что страна «оккупирована». Причем вопиющего противоречия между этими двумя прямо противоположными тезисами эти люди не замечают. Они живут словно в другом, своем мире.

Уникальна ли ситуация, когда люди придумывают мистический мир, существующий только в их головах? Нет, конечно. В истории такое бывало многократно. Средневековый человек благополучно жил в окружении ведьм, колдунов и прочей нечисти. Правда, недолго. Средняя продолжительность жизни тогда была всего пара десятков лет. Российское руководство в своем стремлении вернуть свой народ к национальным традициям, кажется, готово двигаться в этом направлении.

Вообще, Манюров, судя по всему, — это характерный пример достаточно часто ныне встречающихся людей, зашедших в своих умопостроениях в шизофренический тупик. Это тревожный показатель того, что происходит с массовым сознанием в России. Президент у нас хороший! Другое дело бояре: правительство, Дума — вот где враги-то засели! Видимо, Манюров решил, что и в ФСБ тоже…

Год назад в Омске я общался с одной дамой — членом местного руководства КПРФ. Она тоже уверенно рассказывала мне об оккупированной России, спасение которой, по ее мнению, не в классовой, а в национально-освободительной борьбе. То есть налицо распространенное раздвоение сознания.

Большинство в России (повторю, вне зависимости от партийной принадлежности) убеждено, что президент все делает правильно. В телевизоре показывают, как находчиво и остроумно он отвечает врагам России. Из того же ТВ это большинство в ежедневном режиме узнает, как наша страна побеждает врагов одного за другим. Но повседневная жизнь большинства при этом почему-то становится все хуже и хуже. Цены в магазинах и долги банкам растут, а зарплата не увеличивается… А если ты, как тот же лубянский стрелок, потерял работу, то дело совсем швах.

Это тяготящее душу противоречие нужно как-то себе объяснить, иначе возникает то состояние, которое в психологии называется когнитивным диссонансом. В данном случае самый простой выход из него — поиски внутренних врагов, которые суть оккупанты или их пособники. Как только ты сам это понял (или тебе это объяснили), на душе сразу становится легче. Но при условии, что от «оккупантов» на твой счет ежемесячно капает зарплата. Или, например, пособие по инвалидности. Когда нет ни того, ни другого, вероятно, и может случиться то, что произошло с Манюровым.

Вообще, на мой взгляд, вина официальной российской телепропаганды в том, что произошло 19 декабря, весьма велика. После 2014 года я практически прекратил смотреть информационно-политические программы отечественного ТВ. Информации — ноль, а та, что есть, по скорости и объективности подачи неизменно уступает появляющейся в интернете на сайтах немногих оставшихся серьезных изданий. Однако 22 декабря решил все-таки изменить своему правилу — когда смотрел кино, в рекламе заинтриговал анонс одного из телеканалов, в итоговой недельной передаче которого обещали раскрыть «европейский след» теракта на Лубянке. Аргументы потрясли до глубины души. Собственно, их было два.

Первый — это то, что Ахмед Закаев (бывший актер грозненского театра, впоследствии министр культуры времен полунезависимой Чечни-Ичкерии) живет в Великобритании. Какая может быть связь между этим человеком и Манюровым, ведущий политшоу не указал. А зачем? И так ведь все понятно…

Второй аргумент в пользу «европейского следа» в теракте на Лубянке состоял в процитированных словах Путина о том, что исламские террористы свободно разгуливают по европейским городам. В доказательство были приведены последние нападения на людей каких-то странных субъектов с ножиками в Лондоне и где-то еще в Европе… То есть если один или два из многих миллионов мусульман, проживающих в Европе, обкурились и кого-то пырнули — это очевидное свидетельство их связи с теми не менее странными ребятами в России, которые считают себя борцами с американскими «оккупантами»? Я ничего не упустил?..

Если серьезно, то очевидно, что лубянский стрелок — не только террорист, но и порождение подобной телепропаганды. Которая, естественно, не живет сама по себе, а работает по заказу власти. Власть же считает, что у нее все под контролем. Как видим, не всегда…

Александр Желенин


Читайте также ФСБ разоблачила в трех регионах РФ ячейку, собиравшую деньги для террористов