Счет не в пользу России

В наступившем году Кремлю придется преодолевать последствия поражений сразу на нескольких стратегических направлениях во внутренней и внешней политике.


Политические, полемические и информационные приемы Путина уже хорошо известны его оппонентам. © FreeImages.com Content License

Политический прогноз даже на год вперед дело, как известно, ненадежное. Чтобы не ошибиться, нужно учесть множество составляющих. Во-первых, надо обладать обширной, в том числе, эксклюзивной информацией. Во-вторых, надо уметь ее анализировать. В-третьих, делая такой прогноз, надо принять во внимание множество объективных и субъективных факторов, понимать, какие из них важные, а какие второстепенные. Но даже при всем этом вполне можно сесть в лужу. Потому что жизнь, как не раз было говорено, сложнее любых представлений о ней.

Тем не менее, никто не мешает нам попытаться угадать развитие основных событий в новом году. Самый надежный и традиционный способ — анализ уже существующих тенденций внутренней и международной жизни. Что касается последних, то к концу 2019-го для России они определились достаточно четко.

Однако для начала — основные итоги внутреннего развития страны за год 2019-й. Отметим, что социально-экономические итоги года, по данным Росстата, на конец декабря были не полными.

По прогнозу Минэкономразвития ВВП России по итогам 2019 года увеличится в районе 0,8%-1,3%. Назвать это ростом язык не поворачивается. Скорее стагнация.

Реально располагаемые доходы россиян за три первых квартала 2019 года составили 97,1% по сравнению с девятью месяцами 2018. Это на 1,6% лучше, чем за аналогичный период 2018. Однако по тем же официальным данным Росстата, падение реально располагаемых доходов россиян за четыре года с 2014 по 2017 включительно составило в целом 8,6%. В 2018-м они остались практически на уровне предыдущего 2017 года (100,1%).

Соответственно, даже если в четвертом квартале 2019-го рост доходов по отношению к третьему кварталу составит 119,5% (аналогичный скачок доходов в четвертом квартале за последние шесть лет был лишь однажды — в 2015 году) в целом за год доходы увеличатся лишь на 2,7%, что, понятное дело, не компенсирует их сокращения за предыдущие пять лет.

Впрочем, официальной статистике в России приходится доверять все меньше, о чем «Росбалт» писал уже неоднократно. Есть другие косвенные показатели, которые показывают, что относительная стабилизация (именно стабилизация, поскольку рост в 2,7% — это в рамках статистической погрешности) положения с доходами граждан, скорее всего результат манипулирования Росстата постоянно меняющимися методиками подсчета данных.

В частности, об этом говорит такой достаточно надежный критерий оценки покупательной способности населения, как розничная торговля, обороты которой за 2019 год вероятнее всего покажут более низкие темпы роста, чем в 2018-м. В частности, об этом заявил председатель президиума Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ) Сергей Беляков. По его словам, оборот розницы «почти не растет» и по итогам 2019 скорее всего составит 1,3%. В 2020 в АКОРТ ожидают еще более низкий рост, уже почти нулевой, — 0,6% в год.

Ввиду нехватки средств российское руководство пошло на такие непопулярные меры, как повышение пенсионного возраста и новую волну приватизации. В 2020 намечено пустить с молотка унитарные государственные и муниципальные предприятия — мера, которая, возможно, и даст какие-то разовые поступления в бюджет, но в долговременном плане может оказать скорее негативный, чем положительный эффект, поскольку новые хозяева, скорее всего начнут с пресловутой «оптимизации», то есть массовых увольнений.

Увеличение минимального размера заработной платы на 850 рублей (примерная стоимость одного килограмма вареной колбасы в Москве) в 2020 году вряд ли утешит тех, кто этот самый минимум, или чуть более, получает.

2019-й стал годом невиданного за последние 11 лет скачка естественной убыли населения. За 11 месяцев она составила 285,7 тыс. человек, а по итогам года, как мы и предсказывали, вероятно превысит 300 тыс. Напомним, что в 2018-м убыль в России была 224,5 тыс. человек. Никакими «демографическими ямами» такие резкие спады объяснить нельзя. Такой масштаб убыли в относительно стабильной (во всяком случае, внешне) ситуации можно объяснить, в первую очередь, провалами социально-экономического курса руководства страны, выливающимися в увеличение смертности и катастрофическое снижение рождаемости.

Подобные провалы во внутренней политике уже не раз в новейшей истории России компенсировались за счет активизации руководства страны на внешней арене.

Посмотрим, какими были результаты деятельности Кремля на основных направлениях его внешней политики в 2019-м.

Украина. В конце года многого ждали от встречи «нормандской» четверки, которая прошла в Париже 9 декабря. Если рассматривать ее с точки зрения Кремля, никакого прорыва на ней не произошло. Президент Украины Владимир Зеленский, вопреки ожиданиям, прочертил очень четкие «красные линии»: никакого «размена» Крыма на Донбасс. Соответственно, самопровозглашенные республики ДНР и ЛНР — это также Украина. Выборы в этих «особых районах Донецкой и Луганской областей» могут проводиться только по украинским законам и только после того, как будет восстановлен контроль Киева над всей украинской границей, включая и ту ее часть, которая сейчас по факту является границей между РФ и ДНР/ЛНР.

Ни к какому компромиссу по этим вопросам ни российский президент Владимир Путин, ни канцлер Германии Ангела Меркель, ни французский президент Эммануэль Макрон молодого украинского лидера склонить не смогли. Договоренности о продолжении встреч на высшем уровне между Москвой и Киевом, о продолжении обмена пленными — дело с гуманитарной точки зрения, конечно, хорошее, но принципиально в российско-украинских отношениях они сейчас ничего не меняют.

Больше того, под самый Новый год официально было объявлено, что Россия выплатит Украине почти 3 млрд долларов во исполнение решения международного суда. Даже и не вспомнить сейчас, когда еще нынешняя Россия отдавала «просто так» кому-либо такие суммы, да еще под нажимом иностранцев. Вице-премьер России Дмитрий Козак публично назвал это «тяжелым решением», а Владимир Зеленский — победой. Впрочем, для Москвы все могло быть еще хуже. Затягивание с выплатой могло привести к дополнительным многомиллиардным штрафам.

Это поражение Кремля под самый новый год отчасти было компенсировано заключением нового договора с Украиной о газовом транзите. Вокруг этого документа, как мы помним, также было сломано немало копий, но в результате в кои-то веки между Москвой и Киевом было подписано соглашение, выгодное обеим сторонам. Тем не менее, стратегически оно скорее больше в интересах Украины. Попытки уговорить Киев заодно восстановить и поставки российского газа непосредственно на Украину (напомним, что до эпопеи с Крымом эта страна, наряду с Германией, была одним из двух крупнейших покупателей российского голубого топлива), причем по весьма привлекательным для нее ценам, успехом пока не увенчались.

Белоруссия. На конец этого года намечалось торжественное подписание пакета документов о более «тесной интеграции» России и Белоруссии. Шли разговоры о том, что в нем будет, как минимум, единый для двух стран налоговый кодекс, а возможно и нечто большее. Например, единая валюта в виде российского рубля и, соответственно, общий эмиссионный центр в Москве или Санкт-Петербурге.

Российский премьер Дмитрий Медведев обещал одинаковые цены на нефть при условии, что Минск пойдет на эту самую «тесную интеграцию», которая в российском варианте подразумевает и создание наднациональных политических органов Союзного государства. Однако «дорожные карты» этого объединения так и не были подписаны, в том числе и на двух личных встречах в декабре 2019-го между Владимиром Путиным и Александром Лукашенко. Таким образом «тесная интеграция» с Белоруссией, которую можно было бы положить к ногам электората в качестве очередной «блестящей» внешнеполитической победы Кремля, вновь отложена на неопределенное время.

Пока же Россия просто прекратила поставки нефти в Белоруссию, а Лукашенко пытается искать альтернативные пути, по которым топливо могло бы попадать в его страну.

США. На американском направлении российская политика в конце 2019-го получила оглушительную пощечину в виде «адских санкций», за которые на Капитолийском холме проголосовали и демократы, и республиканцы. Жесткие меры предусмотрены против компаний, строящих «Северный поток-2», что уже сильно затормозило завершение этого стратегического российского проекта. Ставка Кремля на президента Дональда Трампа если и удалась, то лишь отчасти. Информация американских спецслужб, благодаря которой их российским коллегам удалось предотвратить теракт в Санкт-Петербурге перед самым Новым годом, на фоне этих новых санкций скорее производит впечатление попытки подсластить пилюлю.

Еще одним ударом уже в наступившем году стал приказ Трампа о ликвидации влиятельного иранского генерала Касема Сулеймани, что вызвало неудовольствие в Москве.

Сирия. Еще одно направление российской внешней политики — южное — выглядит сейчас также не лучшим образом. Периодические сообщения об очередных массированных ударах ВКС России по территории Сирии, вероятно, служат целям отработки взаимодействия российских войск и испытания новых видов вооружений, но, как и прежде, приводят к гибели мирных людей, а главное, уже мало интересуют массовую российскую аудиторию.

Турция. На этом направлении все еще хуже. В конце декабря 2019 года глава Турции Реджеп Эрдоган, который в течение последнего года ездил в Москву и Сочи как на свою фазенду, тот самый Эрдоган, который вопреки давлению Вашингтона закупил российские С-400, неожиданно заявил, что его страна не будет мириться с пребыванием в Ливии российских наемников из частных военных компаний. Таким образом Кремль, который уже спал и видел Эрдогана (на минуточку, главу второй страны НАТО по численности армии) в качестве, как минимум, надежного партнера в международных делах, вновь получил от него «удар в спину».

Итак, мы видим поражения Кремля практически на всех стратегических направлениях как во внутренней, так и во внешней политике. Владимир Путин, который до конца 2019 года был похож на мастера игры в быстрые шахматы и в таковом качестве все время был на шаг впереди своих геостратегических противников-партнеров, похоже зашел в стратегический тупик, о котором его давно (хотя и безуспешно) предупреждали.

В 2020 году на всех перечисленных направлениях внешней политики он скорее всего будет действовать так же, как и до того, но без прежнего успеха, потому что все применявшиеся им до того политические, полемические и информационные приемы уже хорошо известны его оппонентам. Они к ним готовы. Пойти на еще большее обострение и балансировать совсем уже на грани большой войны — действительно рискованно, да и электорат это возбуждает уже не так, как прежде.

Между тем в 2020 году пройдут два важнейших для Кремля международных события, которые он постарается отыграть по максимуму.

Первое — президентские выборы в Белоруссии, которые должны состояться в августе. Нельзя исключить, что здесь возможны разнообразные сюрпризы. Это связано с тем, что в Кремле пресловутый «транзит власти» с большой долей вероятности увязывается с «транзитом» Александра Григорьевича с поста президента Белоруссии. В лучшем случае на другую, гораздо менее значимую должность…

Путин в той ситуации, в которой он сейчас находится, не может не попробовать на зуб Белорусский транзит-2020. В конце концов такой шанс возникает здесь лишь раз в пять лет. Однако, будучи склонным и к рискованным авантюрам, и одновременно, являясь очень расчетливым политиком, он будет действовать на белорусском направлении крайне осторожно. Если он поймет, что Лукашенко все еще твердо держит бразды правления в своих руках, то в отношении Белоруссии будет продолжена нынешняя политика.

Кремль, скорее всего не сможет пропустить мимо себя и американские президентские выборы, но постарается действовать не так откровенно, как в 2016 году. Не исключено, что в 2020-м Москва попытается примерить на себя тогу миротворца (собственно, она уже пыталась это делать и в 2019-м). Во всяком случае, со Смоленского бульвара уже не раз звучали призывы продлить действие СНВ-3.

Сохранение договора о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений выгодно и Трампу, который мог бы представить его своим избирателям как важное достижение своего первого срока.

Украинское направление, естественно останется одним из приоритетнейших для Москвы и в наступившем году. Кремль вряд ли попытается радикализовать свою политику в отношении Украины. Скорее всего постарается закрепить существующее на сегодня статус-кво.

Собственному же народу Кремль предложит продолжать оставаться паинькой и не бузить. 20 лет ведь терпели? И еще можно.

Александр Желенин


Читайте также При покупках в интернете обяжут принимать карту «Мир»

Песков напомнил, что Эрдогана уже приглашали в Крым

Ушаков: Краткая встреча Путина с Зеленским в Израиле не исключена