Зачем и для кого Путин меняет Конституцию?

Инициированные президентом России изменения в Основной закон под предлогом улучшения жизни россиян на деле имеют совсем иную цель.


На днях Владимир Путин провел блестящее начало «спецоперации» (прямо в лучших чекистских традициях) по изменению всего политического устройства страны. Изменение — это еще мягко сказано. Некоторые именитые юристы и политики и вовсе увидели в ней нечто большее. Например, лауреат премии Ленинского комсомола профессор Высшей школы экономики Елена Лукьянова (дочь покойного Анатолия Лукьянова, председателя ВС СССР, обвинявшегося в соучастии в путче в 1991 г.) со всей большевистской прямотой заявила в соцсетях сразу после выступления Путина с посланием к Федеральному Собранию РФ: «17 минут конституционного переворота. Очень коротко навскидку. Создание механизма обоснования невыполнения Россией обязательств по выполнению международных договоров. Уничтожение Федерации (фатальное сокращение полномочий региональных органов власти). Уничтожение местного самоуправления и искажение принципа публичной власти. Поражение в правах в результате реализации права свободного передвижения, нарушение принципа равенства граждан. Де-факто поражение даже имитационного парламентаризма, уничтожение Совета Федерации, Госсовет как орган управленческой вертикали над парламентом. Нереальное укрепление президентской вертикали. Полное уничтожение независимости судебной системы. Переворот ли это? Да».

При этом сам Путин и все кремлевские в один голос твердят совсем другое: конституционные поправки направлены на частичное перераспределение власти и сокращение полномочий президента. Его слова о передаче части полномочий от главы страны Думе были встречены громом аплодисментов. Правда, Путин тут же понизил градус депутатской радости: мол, это может случиться при условии, что они осознают, какая ответственность на них ляжет. Но слов о парламентской республике не прозвучало.

Позже, во многочисленных разъяснениях о сути предложенной конституционной реформы, сам Путин уже делал специальную оговорку: Россия, мол, такая большая (по размерам, видимо) страна, что она должна оставаться только сильной президентской республикой. Тогда из-за чего, спрашивается, весь сыр-бор? По действующему Основному закону, по сути, вся власть отдана президенту. И принимался он в 1993 г., в разгар конституционного кризиса в России, закончившегося вооруженным мятежом и кровопролитием, именно с таким прицелом: отобрать полномочия у коммунистического ВС России во главе с Русланом Хасбулатовым и сконцентрировать всю власть в руках президента Бориса Ельцина. Тогда на кону стояла судьба страны. Речь шла о пути ее развития: как минимум — назад к СССР или вперед к открытому обществу, как максимум — к гражданской войне и распаду. Ельцин тогда превзошел самого себя, сумев пройти по тонкому льду, не дав стране утонуть в полномасштабном противостоянии. Говорю об этом как участник тогдашнего Конституционного совещания и тех исторических событий.

Чего же не хватает нынешнему президенту в ельцинской Конституции от 1993 г., которой он не раз клялся в верности, чтобы в стране, наконец, наступило финансовое благоденствие не только для одного процента населения, которое владеет 70% всех ее богатств, но и для десятков миллионов, прозябающих в бедности? Какого, как говорится, рожна еще надо нашим властям? Законов, прописывающих механизм действия всех без исключения положений Конституции, за годы ее существования сотворено тысячи. Их надо только выполнять.

Самое неприятное, что грядущие политические перемены и изменения в Конституции подаются под убаюкивающие песни о том, как после этого здорово и богато мы, наконец, заживем. Сам президент в своем послании весьма тонко и искусно подталкивает граждан к одобрению реформы (уже и дата голосования объявлена), надавливая, как всегда, на самые больные мозоли общества, снова обещая увеличить и улучшить. Как тут не вспомнить официальную «Концепция социально-экономического развития России до 2020 года», которую в марте 2008-го презентовали на сайте Минэкономразвития. В Кремле ее называли не иначе как «прорывным сценарием». В частности, к 2020 г. россиянам пообещали среднюю зарплату в 2700 долларов в месяц, 100 метров жилплощади на семью из трех человек, также «прогнозировали», что средний класс составит больше 50% населения, а страна сойдет с «нефтяной иглы». Еще недавно этот документ «висел» на сайте министерства, но сейчас там его нет. Убрали. Однако в архиве «Российской газеты» все еще можно прочесть статью об этом умопомрачительном «рывке» (номер «РГ» от 18 марта 2008 года, статья «Дожить до 2020»). Сейчас эти обещания кисельных берегов с уничижительными комментариями гуляют по Сети.

На этот раз больше всего в речи Путина меня поразило обещание добиться к 2023 г. обеспечения всех школьников начальных классов бесплатным горячим питанием. Мама дорогая! Неужели властям богатейшей России, где у газо-нефтяных барыг зарплаты всего за один день достигают пяти миллионов рублей, надо аж три года (три!), чтобы решить этот вопрос? Имея в запасе Фонд национального благосостояния с почти 8 трлн рублей? И при этом — президент с грустью твердит всякий раз про «демографический провал» — то из-за Отечественной войны, то из-за сложных 1990-х. Возможно, это и так. Но с тех пор (1990-х) утекло тридцать, между прочим, лет. Каких полномочий властям не хватало все это время, чтобы обеспечить детей до четвертого класса (особенно это важно для беднейшей российской глубинки, сводящей концы с концами) бесплатным горячим питанием? К слову, даже в Индии в большинстве школ его получают все дети бесплатно.

То же самое касается и предложения индексации пенсии, что надо, говорит президент, внести в Конституцию. Помилуйте, но зачем же так грубо играть на чувствах бедных российских пенсионеров, которые, конечно, будут «за» — хоть за черта, хоть за Бабу Ягу, но только бы прибавили хоть что-то и хоть как-то. При этом для индексации пенсий давно существует закон — и его надо только выполнять (это делается, хотя и не всегда). А не стыдно руководству великой ядерной державы, с огромными природными богатствами, что пенсии у ее граждан — просто позорные? Ниже, чем не в самых богатых Португалии, Сербии и Черногории и далее — везде. Впрочем, вопрос, видимо, этот риторический.

А пока выходит, что во всех бедах россиян виновата «плохая» Конституция, и для повышения благосостояния бедных ее нужно менять. Да не просто вносить какие-то второстепенные поправки, а менять само государственно-политическое устройство страны. Поливая при этом уши граждан давно уже не свежим соусом обещаний социальных «плюшек». Хотя очевидно: все это происходит вовсе не из-за переживаний о трудной жизни «маленького человека». Спустя почти неделю после начала «операции» стало ясно, как пишут граждане в социальных сетях, что «пока нет ни конституционной реформы, ни конституционного переворота», а есть «идентифицируемое намерение поменять немного Конституцию, чтобы человеку было удобней на ней сидеть». И, как говорилось в известном советском анекдоте, мы даже знаем этого человека, готового еще три года работать над обеспечением российских школьников горячими обедами, лишь бы конфигурация этого «сидения» по сути никак не изменилась. Чего только не сделаешь ради блага россиян. Самых «дорогих россиян». Ну а бедные, как всегда, потерпят.

Алла Ярошинская


Читайте также Политолог: Поправки в Конституцию о семье сделают Россию похожей на Иран

Путин: В потребительской корзине не хватает овощей, рыбы и мяса

Эксперт: Поправки президента в Конституцию усилят федеральный центр