Зачем Путину нужна «Ялта-2»

Предложение российского лидера провести юбилейный саммит стран-основательниц ООН ставит Вашингтон и Лондон в сложное положение.


В 1945 году на конференции в Крыму Сталин, Черчилль и Рузвельт определили судьбу мира на десятилетия вперед. © U.S. National Archives

Выступая на мероприятии в Израиле, посвященном памяти Холокоста, Владимир Путин призвал глав четырех государств, которые помимо России являются постоянными членами Совета Безопасности ООН (США, Китай, Великобританию и Францию), собраться на саммит для обсуждения основных мировых проблем. Зачем он это сделал?

Формально российский президент обосновал желательность такой встречи в 2020 году приближающимся 75-летием окончания Второй мировой войны. Тут, конечно, можно было бы в очередной раз отметить сходство нынешнего и сталинско-брежневского стиля. И в позднесоветские годы, и сегодня у нас любят приурочивать те или иные события к памятным датам. Однако это был бы очень поверхностный взгляд. На деле мы знаем, что Путин — прагматичный политик, и только ради желания отметить юбилей никакую политическую кашу просто так заваривать бы не стал.

Мне уже приходилось писать, что в 2020 году Путин примерит тогу миротворца. Но повторюсь, не надо при этом забывать, что российский лидер не делает никакие символические шаги просто так. Они нужны ему для того, чтобы закрепить позиции в той или иной сфере. В данном случае — в области международной политики.

Речь о том, что Путин хотел бы «вторую Ялту». Напомню, что в феврале 1945 года, когда вопрос о победе над Германией фактически был уже решен, в Ялте состоялась конференция союзников по антигитлеровской коалиции. Главы СССР, США и Великобритании — Сталин, Рузвельт и Черчилль — договорились о послевоенном устройстве и разграничении сфер влияния в Европе. Великие державы тогда решили судьбы миллионов людей в Европе и мире, не особо интересуясь их мнением. Малые и средние страны и народы стали заложниками их большой игры.

После Ялты-1 наступил тот самый худой мир, который в соответствие с русской поговоркой, лучше доброй ссоры. Почти сразу этот худой мир перешел в «холодную войну», продлившуюся с небольшими потеплениями вплоть до 1989 года. В тот год ялтинская система дала большую трещину в связи с революциями в ряде стран Восточной Европы, их выходом из организации Варшавского договора, объединением Германии, распадом в 1991 году Советского Союза и Югославии. Однако с учетом того, что все эти эпохальные события стали результатом ясно выраженной воли народов Центральной и Восточной Европы, практически все новые государства и границы между ними были закреплены в двусторонних и многосторонних международных договорах. Произошло это, если не считать Югославии, в большинстве случаев мирно.

Россия, как преемница СССР, признала почти все новые государства и новые границы в Европе за исключением маленького Косова. По большому счету, изменения границ в Европе после 1989—1991 годов стали не отменой, а демократическим (учитывающим волю народов) переформатированием Ялты-1.

Однако все стало меняться в 2008 году, когда после войны с Грузией Россия официально признала Южною Осетию и Абхазию. Радикально же все изменилось в 2014. Как известно, присоединение Крыма к России до сих пор не признало ни одно из европейских государств. Не сделало этого и абсолютное большинство государств остального мира, за исключением Северной Кореи, Никарагуа, Венесуэлы, Афганистана, Сирии, Судана и Кубы. Однако именно после 2014 года не только ялтинская система, но и в значительной степени вся послевоенная система международных отношений были разрушены.

Что же по факту есть теперь, и чего хочет добиться от международного сообщества Путин? Если после 1991 года прекратила свое существование биполярная система, то после 2014 мир стал по факту не многополярным, к чему на словах постоянно призывали российские политики и их идеологи, а триполярным.

Реальность такова, что после 2014 года на планете оформилось три центра силы — США, Китай и Россия. Причем последняя, многократно уступая двум первым экономически (в 2019 году по расчетам Всемирного банка по объему ВВП Россия находилась на 11 месте в мире, уступая, в том числе, Канаде, Бразилии и Италии), является третьим полюсом силы в мировой политике исключительно благодаря ядерному оружию и готовностью перекраивать границы и решать любые конфликты силой.

Великобритания и Франция, хотя и превосходят Россию по ВВП и имеют официально разрешенное ядерное оружие, конечно, к мировым центрам силы уже не относятся. Путин пригласил их к «новой Ялте», во-первых, потому что он традиционалист и консерватор. Эти страны всегда при его жизни были членами «ядерного клуба» и постоянными членами Совбеза ООН. Ну, пусть и сейчас будут. Во-вторых, он хотел бы официально, на международном уровне закрепить сложившееся после 2014 года в мире статус-кво.

И судя по отклику на это приглашение президента Франции Эммануэля Макрона, российский лидер в отношении него не прогадал. Макрон, весьма пылко назвавший Путина «мой дорогой друг», подтвердил особые отношения, сложившиеся между ними. Китай также уже поддержал эту идею. Между тем остальные постоянные члены СБ ООН пока не спешат соглашаться на предложение Путина, хотя в Кремле подчеркивают, что будут с нетерпением ждать их реакции.

Выдвинув инициативу такого саммита, российский лидер поставил Вашингтон и Лондон в сложное положение. Приглашение странам-победительницам во Второй мировой войне к «новой Ялте», привязанное к 75 годовщине победы над нацистской Германией — типично путинский ход. Если они откажутся — российская пропаганда заклеймит их как тех, кто хочет «пересмотра итогов Второй мировой». Если согласятся — Путин в очередной раз предстанет в тоге миротворца, продолжателя славных антифашистских традиций, помнящего об «общей борьбе с нацизмом». А заодно на долгие годы закрепит за нынешней Российской Федерацией сферы влияния в Европе и мире.

Приглашение Путина объясняется еще и тем, что ментально, будучи политиком ХХ века, он остается консерватором как во внутренней, так и во внешней политике. А потому использует приемы и методы ушедшей эпохи, считая, что они вполне приемлемы и сегодня.

Между тем такой консервативный взгляд совершенно не учитывает произошедшие за последние 75 лет колоссальные изменения, в котором у ряда новых лидеров нарастает недовольство тем, что мировой политикой «рулят» всего пять государств. Не случайно раздаются голоса, что те же Япония и Германия, которые по объему своих ВВП находятся соответственно на третьем и четвертом местах в мире и уже почти век не претендуют на мировое господство и чужие территории, имея развитые демократические системы, в число постоянных членов СБ ООН почему-то не входят. Не относится к этому привилегированному клубу и Индия, находящаяся сегодня на пятом месте по объему ВВП, Бразилия (9 место), Канада (10 место).

Эти вопросы поднимаются и будут подниматься и дальше новыми растущими экономиками мира. В таких условиях у нынешней России остается единственный идеологический козырь — ее версия истории Второй мировой войны. Она призвана обосновывать права Москвы на роль ведущей державы, которая может вмешиваться в какие угодно дела где угодно на планете.

Александр Желенин


Ранее на тему Путин сменил посла РФ в Венесуэле

Путин: Человечество вновь оказалось у опасной черты

Нарышкин рассказал, как Черчилль предлагал Сталину поделить Европу