Почему Путин был обязан заменить правительство

Контраст между сверхобещаниями на эту шестилетку и полным провалом ее первого двухлетия не оставил вождю выбора.


Прорыв если и был совершен, то в обратную сторону. © Фото с сайта www.kremlin.ru

Мы понимаем, что с 15 января живем в новой государственной реальности и не можем угадать, какие сюрпризы свалятся нам на головы даже в ближайшие недели. Но есть в этом тумане один участок, который просматривается довольно хорошо. Особенно после того, как статистическое ведомство перестало держать паузу и опубликовало, наконец, предварительный рапорт об итогах 2019-го.

Это очень нескучное чтение, хотя в приукрашенности цифр у меня лично сомнений нет. Но тем выразительнее резкое ухудшение отчетных сведений за прошлый год по сравнению с казенными цифрами за позапрошлый.

Перед тем как перейти к сравнениям, напомню, что в президентском майском указе 2018-го был расписан по пунктам шестилетний план развития вплоть до 2024-го — и не какой-нибудь, а «прорывный». Вождь с тех пор раз за разом настаивал именно на этом выражении. В указе ведь обещаны сплошные чудеса — и в жилищном строительстве (рост в 1,6 раза к 2024-му), и в победе над законами демографии (переход к уверенному естественному росту вопреки переживаемой сейчас волне спада), и даже в обгоне человечества по темпам роста ВВП (хотя с 2008-го ничего подобного даже близко не наблюдалось).

И вот одна треть «прорывной» шестилетки позади. Можем прочесть отчет, с черновиками которого Путин наверняка успел познакомиться накануне исторического 15 января.

«Большую экономику» оставим на сладкое и сперва посмотрим, что увидел вокруг себя за эти два «прорывных» года рядовой человек.

Начнем с демографии. В 2019-м (по неполным пока данным) естественный спад населения России вырос до 286 тыс. со 199 тыс. в 2018-м. Такого быстрого движения вниз явно не ждали, и отчаянные меры, объявленные две недели назад Путиным, — это не только пиар. Это непрофессиональная, но понятная реакция высокого начальника, который вдруг узнал, что жизнь идет не по его предписаниям.

Теперь об уровне жизни.

Излюбленная пропагандой «среднемесячная начисленная зарплата работников организаций» (46,1 тыс. руб. в 2019-м) — это неправильно подсчитанная и искусственно препарированная заработная плата примерно половины работников. Этот показатель не заслуживает никакого внимания.

Гораздо показательнее «реальные располагаемые доходы населения». Если верить Росстату, они выросли в 2019-м на 0,8% (в 2018-м — на 0,1%). Сомневаюсь, что это так, но даже и по Росстату за два прорывных года, взятых вместе, доходы россиян увеличились меньше, чем на один процент. Это на уровне статпогрешности.

Следующий аспект — потребление, т. е. рынки товаров и услуг. Оборот розничной торговли вырос в 2019-м на 1,6% (в 2018-м на 2,8%), а объем платных услуг сократился на 0,9% (в 2018-м докладывали о росте на 1,4%).

Возможно, в 2019-м уровень потребления в самом деле поднимался, хотя и медленнее, чем в позапрошлом году. Но объяснялось это лишь продолжающимся пока ростом кредитования. А долги не могут увеличиваться без конца.

И особо интересный пункт — о воплощении квартирно-строительного чуда. Если статслужба не очень лукавит, то сдача жилья в прошлом году увеличилась на 4,9%. Не так плохо. Но только в сравнении с абсолютно провальным 2018-м. А в предыдущем, 2017-м, построили столько же, сколько и в 2019-м (около 80 млн кв м). Т.е. за первую треть шестилетки в жилищном строительстве никакого роста не зафиксировано, вопреки плановому подъему на 10% — до 88 млн кв м. Этот нацпроект уже безусловно провалился.

Если же говорить в целом, то 2019-й по большинству позиций был еще менее удачен, чем 2018-й. Можно добавить и ускорение инфляции (4,5% против позапрошлогодних 2,9%), и прочие разности. Не особо доверяя росстатовским цифрам, примем к сведению, что экономические результаты  ухудшились.

Исключение — сельхозпроизводство. Оно выросло на 4,1%, поскольку прошлый год был урожайнее позапрошлого.

Что же до всего прочего, то объемы строительства, как и размер инвестиций, в 2019-м топтались на месте. Промышленные индикаторы якобы росли: в добыче полезных ископаемых — на 3,1%, а в обрабатывающих производствах — на 2,3%. Но и те, и другие темпы оказалось ниже, чем в 2018-м (соответственно 4,1% и 2,6%, если верить рапортам). А если исключим сезонно календарные факторы, то увидим, что с июля-августа прошлого года промышленные показатели перестали расти даже символически.

Об общем росте ВВП за 2019-й статведомство пока не сообщило, но согласно первой прикидке Минэкономразвития он увеличился на 1,4%. По опыту мы знаем, что над окончательной цифрой работают долго, вдумчиво и повышают ее в каждом новом раунде уточнений. Но если не мудрить, то общая мера производства — это грузооборот транспорта. За 2019-й он вырос на 0,6%. Выглядит некрасиво, но реалистично.

Если позапрошлый 2018-й был посредственным, но по нашим меркам не самым худшим, то 2019-й оказался неудачным уже буквально во всех отношениях. А главное, взятые вместе, эти два года не могут быть представлены как «прорыв» никакой пропагандой. Разве что как прорыв в обратную сторону. К тому естественному для путиномики застою, который вдруг перестал устраивать вождя.

И с этого момента замена правительства сделалась неизбежной. Острая непопулярность Медведева и большинства его коллег целые годы ничуть не смущала Путина. Однако выявленная сейчас органическая их непригодность не то что к «прорыву», но даже к слабой его имитации стала для них служебным приговором. Задачи сегодняшнего и завтрашнего дня потребовали другого кабинета — такого, который сумеет изобразить хоть какой-то успех, а еще лучше — реально его добьется, пусть даже ненадолго.

Повторю, что на этом конкретном участке логика действий Путина понятна и прозрачна. Он просто прочитал годовой рапорт Росстата раньше нас.

Сергей Шелин

Идеи о том, как с пользой провести время в изоляции, а также фото и видео из охваченных эпидемией коронавируса городов присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru


Ранее на тему Яков Миркин. Как все устроено в России

Российским производителям пообещали «понятные меры» поддержки

Стало известно, куда пойдут деньги от продажи Сбербанка