Выйдет ли Польша из Евросоюза?

После введения со стороны ПАСЕ тотального мониторинга решений Варшавы власти страны могут отказаться ждать другие унижения от ЕС.


Беата Шидло и ее коллеги из ПиС скажут ЕС и его ценностям: до свидания? © Фото с сайта wybierzpis.org.pl

В стенах Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) на днях случилось невероятное: впервые в истории был наказан член ЕС — Польша. Да еще при помощи депутатов из России. Введенные против Польши санкции заключаются в тотальном мониторинге решений всех ветвей власти. Европейцы посчитали, что Польша злостно и в течение длительного времени нарушает принципы демократии и верховенства права. Что есть попрание европейских ценностей и принципов и что, в итоге, несовместимо с членством в ЕС.

Плохое поведение Варшава стала демонстрировать после президентских и парламентских выборов в 2015 г. и смены власти. Тогда правоцентристы из «Гражданской платформы», восемь лет рулившие страной, проиграли оппозиционной консервативной партии «Право и справедливость» (ПиС) во главе с Ярославом Качиньским. Едва ли не первым болезненным ударом по Евросоюзу стало решение тогдашнего премьера Беаты Шидло убрать из зала заседаний польского правительства флаги ЕС.

Тогда же вновь назначенный глава МИД Польши Витольд Ващиковский подлил масла в огонь зреющего взаимного недовольства: «Мы хотим вылечить нашу страну от нескольких болезней. Прежнее правительство реализовывало левую программу, как будто бы мир по марксистскому образцу должен развиваться только в одном направлении, к новой смеси культур и рас. Этот мир велосипедистов и вегетарианцев, пользующихся исключительно возобновляемыми источниками энергии и воюющий против любых проявлений религиозности, имеет мало общего с традиционными польскими ценностями».

Спустя некоторое время Европейская комиссия выпустила в адрес Варшавы первое официальное предупреждение за поправки к закону о Конституционном суде, ограничивающие полномочия этого органа, а также к закону о СМИ, превратившему их в поднадзорные властям путем огосударствления, которые сами поляки остроумно назвали «Ваши медиа — это комедия». Желтая карточка означала, что если Польша не пересмотрит свои решения (поправки), то ее ожидают серьезные санкции.

Интересно, что ряд европейских лидеров, критикуя тогда новый польский курс, сравнивали его с российскими политическими реалиями. Тогдашний председатель Европарламента Мартин Шульц заявил, что Варшава проводит «опасную политику управляемой демократии в стиле Владимира Путина, опасную путинизацию европейской политики». Однако даже стращание Путиным не помогло: Польша закусила удила. «Мнение (Комиссии ЕС) есть мнение, оно не имеет никакого влияния на решения, которые будут приняты в Польше. Это проблема Польши, и мы должны решать ее», — заявляла премьер Беата Шидло.

Реформы в Польше не ограничились только Конституционным судом. Попала под «раздачу» патриотов и прокуратура — по новому закону она стала подотчетной министерству юстиции, чей министр назначает и освобождает генпрокурора. А с 2017 г. был реформирован национальный Совет юстиции, утративший функции органа самоуправления, и теперь большинство его членов назначает парламент. Затем последовала судейская реформа — министр юстиции получил право назначать глав судов. Чтобы покончить со старожилами, власть провела для судей и прокуроров «пенсионную реформу», позволившую их убрать. Затем очередь дошла и до Верховного суда. Его реформа без оглядки на законы ЕС продолжается и сейчас.

Интересно, что сам Конституционный суд Польши еще до принятия депутатами поправок о нем в 2016 г. своим решением признал их ничтожными. Но власть это проигнорировала. После принятия Сеймом (парламентом) нового закона о КС история повторилась. В ситуацию вмешалась Венецианская еврокомиссия, «забраковавшая» его. Но ее рекомендаций поляки тоже «не заметили». Не повлияли на них и протесты со стороны Бюро демократических институтов и прав человека ОБСЕ. (По иронии судьбы его штаб-квартира находится в Варшаве.) Ответом польских властей стало полное игнорирование решений — и собственного суда, и предписаний от органов ЕС.

Проект резолюции для усмирения непокорных подготовили нидерландский депутат Питер Омциг и шведский парламентарий иранского происхождения Азадех Роджан Густафсон. Вначале документ был довольно либеральным — несмотря на жесткую критику «прегрешений» Варшавы перед ЕС в первой ее части, в ней предлагалось ограничиться всего лишь замечаниями и обращением к властям Польши исправить ситуацию. То есть такая резолюция не предполагала санкционного запуска. Однако первый же выступающий в дискуссии румын Юлиан Булай заявил: «Мы просим комитет начать полную мониторинговую процедуру в отношении Польши» От имени Европейской народной партии его поддержала нидерландка Риа Омен-Рюйтен: «Я выступаю в защиту не институций, а граждан Польши» Но главное, что поправки, ужесточающие проект антипольской резолюции, вводящие санкции против Варшавы, поддержали в ПАСЕ сами поляки — оппозиционные властям.

Однако даже и такой поворот все еще оставлял шанс для более мягкого наказания провинившихся. Но истерическая реакция провластных польских депутатов решила судьбу санкций. «Мы тут слышали от французских социалистов, что они беспокоятся о безопасности поляков. Спасибо, нам и так хорошо. У нас же нет сожженных машин, нет восстаний, где людей бьют или они гибнут, как во Франции. Так что лучше о себе позаботьтесь», — обратился к коллегам Доминик Тарчинский. Дала отповедь представительнице Швеции и другая парламентарий от Польши Ивона Арент: «Пани Густафсон, в вашей стране восемь тысяч девушек были изнасилованы. Более 200 взрывов было у вас, а 40 тысяч прошли процедуру женского обрезания. Это ужасно. И это я уже не говорю о состоянии демократии в других государствах». Откуда почерпнула выступающая эти шокирующие факты, осталось неизвестным.

При этом во время дебатов ни один провластный польский депутат даже не заикнулся, что его страна прислушается к рекомендациям ПАСЕ. Ясно, что после такой «произвольной программы» никаких шансов избежать процедуры санкций у Варшавы не осталось. Абсолютное большинство делегатов Ассамблеи поддержало проведение евромониторинга всех решений властей Польши. Свои голоса в копилку антипольского демарша подала и Россия. Хотя часть ее представителей воздержались, а лидеры делегации не голосовали. Видимо, было принято решение не класть все яйца в одну корзину. На всякий случай.

Что же на самом деле значат для Польши санкции ЕС? Как объяснил в западной прессе Гюнтер Эттингер, будучи еще еврокомиссаром по цифровой экономике и информационному обществу (сейчас — по бюджету и человеческим ресурсам), в отношении Варшавы может быть задействован «механизм укрепления верховенства права». Этот механизм был создан в 2014 г. для борьбы в странах-членах Евросоюза с систематическими нарушениями принципа верховенства закона. Он состоит из трех уровней: оценки Еврокомиссией положения дел в стране, рекомендации для его улучшения и мониторинга его соблюдения. Если после этих мер ситуация не будет исправлена (возвращена в правовое русло), то ЕС может перейти к следующей стадии: начать процедуру лишения государства права голоса в Евросоюзе. Вряд ли такое унижение устроит гордых панов поляков. Похоже, показательное игнорирование Варшавой рекомендаций ЕС и реакция на нынешнюю резолюцию ПАСЕ могут говорить о том, что возродившаяся из коммунистического пепла благодаря миллиардным вливаниям Евросоюза Польша готова сказать ему окончательное «до видзеня» (до свидания).

Алла Ярошинская


Ранее на тему В Госдуме одобрили повышение штрафов за продажу снюсов