Майор Прыщ как спаситель Отечества

Ни в одной стране мира нет такого количества странных семейных союзов: скромный работящий чиновник и сверхбогатая жена.


Умонастроения российских граждан таковы, что именно коррупция среди многих проблем стала главной бедой государственного устройства. © СС0 Public Domain

В «Истории одного города» особняком стоит градоначальник Иван Прыщ. Отставной майор рекомендовал себя таким образом: «В сражениях не бывал, но в парадах закален сверх меры». Майор Прыщ (иногда Салтыков-Щедрин называет его подполковником, странная забывчивость) ничего не делал, даже взяток не брал, пустив дела на самотек. В результате жители завели фабрики и разбогатели, как ни в какие времена, когда об их благе радели другие градоначальники. Однако граждане были не рады и чувствовали подвох. Так и вышло: у градоначальника обнаружилась фаршированная голова, что, быть может, стало причиной отсутствия у него служебного рвения.

Славный майор пришел на память после откровений костромского губернатора Сергея Ситникова о том, что в России борьба с коррупцией страшнее самой коррупции. По его словам, русские люди за все берутся с залихватской удалью и побеждают самих себя в том числе. Губернатора страшит, например, то, что даже подарок жены может считаться коррупцией. Хотя не надо изображать невинность, знаем мы эти подарки супругам…

Коррупция — это сорняк. Причина его произрастания не только слабость человеческой природы. В большей степени — следствие государственного устройства, которое может поощрять пороки, а может их искоренять. Коррупция была при всех режимах, во все времена, но часто ее удавалось прижать к ногтю. В России в зарослях коррупции экономика задыхается и не может пойти в рост. России сегодня необходим майор Прыщ, но наши чиновники приобрели тягу к здоровому образу жизни, и фаршированной головой никто не страдает.

Конечно, насчет подарков от супруга сильно сказано. Как известно на Руси есть три древние традиции. Первая — ночью слушать Би-Би-Си. Вторая — поэтам, в круг сойдясь, оплевывать друг друга. И третья — рассовывать наворованное имущество по родственным сусекам. Ни в одной стране мира нет такого количества странных семейных союзов: скромный работящий чиновник и сверхбогатая жена. Кстати, у майора Прыща супруги не было, и в любвеобилии он замечен не был.

Надо напомнить всем губернаторским чадам, что в конце 2019 года Конституционный суд принял важное решение по коррупционным делам, расширив круг родственников, у которых можно конфисковать имущество. Раньше были прямые родственники — супруги и дети, а теперь круг разбухает безгранично по решению суда. Поводом послужили жалобы гражданских жен полковника-миллиардера Захарченко об изъятии у них капиталов, праведное происхождение которых доказать невозможно. Громогласный отец Дмитрий Смирнов имеет все основания заявить, что у полковника был целый гражданский гарем.

Конституционный суд пожертвовал римским требованием о презумпции невиновности в угоду Закону о контроле над расходами чиновников. Тактика выжженной земли? Действительно, умонастроения российских граждан таковы, что именно коррупция среди многих проблем стала главной бедой государственного устройства. Можно предположить, что решение КС продиктовано, как бы это ни претило мздоимцам и лихоимцам, политической целесообразностью, что соответствует прочным советским традициям.

Все новое — хорошо забытое старое. Любому чиновнику полезно освежить память фильмом «Берегись автомобиля», где нашел отражение обычай рассовывать по родственным амбарам сомнительные накопления. Помните, как подполковник Сокол-Кружкин запугивал вороватого зятя Диму Семицветова: «Вот дам тебе коленом — и вылетишь с моего участка. Мы будем нещадно бороться с лицами, живущими на нетрудовые доходы! Пускай все слышат: это моя дача! Машина на имя жены, дача на мое имя. Ничего у тебя нет! Ты голодранец!»

Золотые слова. Но только в розовых очках можно безоглядно приветствовать решение Конституционного суда, создающее прецедент для других судов. В воздухе подвис вопрос: как будет определяться круг лиц, аффилированных с коррупционером? Одноклассники, сослуживцы и весь тейп? Чем дальше от коррупционера, чем шире круг, тем строже должны быть требования к изъятию имущества. Это в идеале. Но зная особенности нашего следствия и судопроизводства, можно высказать опасение о произвольном расширении этого круга, что открывает новые просторы для коррупции. Туманность формулировок КС сама по себе может быть источником коррупции.

Но еще важнее другое. По моему убеждению, судебные преследования и ковровые конфискации не помогут одолеть коррупцию. (Статистика 2018 года — 9 тысяч дел о коррупции и 250 решений о конфискации имущества.) Это явление — следствие монопольного уклада государства, отсутствия конкуренции как в экономике, так и в политике. Приятно, когда у казнокрадов отбирают имущество. Это тоже старая русская традиция — бросать бояр с крыльца на растерзание толпы. Но корневую систему порока жертвы не затрагивают.

Последняя идея власти — возвращение в Россию наших эмигрантов, чтобы выползти из демографической ямы. Российские дипломаты получили задание уговаривать соотечественников вернуться домой. Можно посочувствовать дипломатам, которых выставляют на посмешище. Уговорить людей вернуться восвояси можно единственным способом — устранив причины, из-за которых люди уехали в чужие края. А уехали они, потому что не могли найти применение своим способностям и посчитали, что лучше реализуют себя за границей. Людей выдавливает из родной страны враждебный для активного гражданина уклад, построенный на безраздельном монополизме во всех сферах жизни.

Несмотря на национальный проект и высочайшее указание поднять долю малого и среднего бизнеса до 50% ВВП, эта сфера по-прежнему влачит жалкое существование. В 2019 году даже уменьшилась, вопреки планам, на 2,5% и упала на уровень 20%. Зато выросло материальное неравенство. 10% богатых граждан владеют 85% национальных богатств. Этот показатель в небогатой России выше, чем в США — 76%, и выше, чем в Китае — 62%. В «нулевых» мы шли ноздря в ноздрю с США, потом на фоне обнищания населения и снижения доходов миллиардеры резко рванули вверх. Что-то не очень похоже на борьбу с коррупцией.

Конечно, можно не принимать подарки от супруга. Но это ничего не изменит. Даже если до смерти запугать потенциальных коррупционеров, экономика не пойдет в рост. Гегемония государства, отрицание конкуренции, картельный уклад, вера в могучий трубопровод — огромный полип на теле России. Где ты майор Прыщ?

Сергей Лесков

Идеи о том, как с пользой провести время в изоляции, а также фото и видео из охваченных эпидемией коронавируса городов присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru


Ранее на тему Портрет российского мужчины по рейтингам продаж: в новых носках и трусах, с бритвой и за игровой приставкой

В КЧР работница прокуратуры дала взятку сотруднику ФСБ

Путин утвердил новый состав Совета по противодействию коррупции