Можно ли зажечь угасшие звезды?

Попытки реанимировать старые шоу на ТВ вряд ли увенчаются успехом — сегодня нужен совсем другой уровень «оручести».


© Стоп-кадр из шоу «Слабое звено»

Шоу «Слабое звено», которое было весьма неоднозначным на заре своего существования, вернулось в эфир на телеканале «МИР». Причем практически в неизменном виде.

Впервые эта игра вышла в 2001 году на ОРТ (нынешний Первый канал) как адаптация британского шоу The Weakest Link — и на тот момент действительно выделялась неординарной для российского телевидения подачей. Впрочем, в ранние 2000-е годы новинки появлялись часто: запрос на развлекательный контент был велик и телевидение активно экспериментировало с форматами.

При этом многие адаптированные программы довольно быстро сходили с дистанции. «Русская рулетка» с Валдисом Пельшем, основанная на международном формате, была закрыта через два года. Ремейк британской игры The People Versus — шоу «Народ против», которое вел Дмитрий Дибров, — продержалось еще меньше. «Слабое звено» тоже не стало долгожителем и исчезло из сетки по истечении лицензии, но некоторые зрители помнят его до сих пор.

В чем же был секрет привлекательности этого шоу для публики? Назвать его интеллектуальной игрой сложно, поскольку вопросы там задаются незамысловатые и результат зависит не от уровня интеллекта, а от скорости реакции — в заданном игрой ритме легко «затупить» или запутаться. Видимо, аудитории просто нравилось смотреть на ведущую Марию Киселеву и ощущать напряжение между участниками.

Премьерный выпуск на канале «МИР» сохранил верность традициям. Мария Киселева, правда, уже не выглядит столь инфернальной, как прежде, хоть и работает по старому сценарию. Игроки — по-прежнему обычные, не знающие друг друга люди, которым не чужды интриги. Их называют «командой», однако на самом деле каждый здесь сам за себя, и «слабое звено» зачастую выбирается не вполне заслуженно.

Стоит отдать должное Киселевой — ее фирменные «подколки», наподобие «Чей чемодан знаний весит не больше перышка?» или «Надевая красное платье, вы хотели блеснуть красотой, а надо было умом», никуда не исчезли. К тому же она со здоровой самоиронией может сказать игроку: «Вы выросли на моих передачах». И одно из достоинств «перезагрузки» шоу состоит именно в том, что теперь в нем смогут себя испытать те, кто смотрел «Слабое звено» еще в детстве. Конечно, это возможно при условии, что программа не пойдет по пути многих постановочных проектов и не начнет приглашать примелькавшихся «селебрити» и фриков.

Об участниках и эмоциональном накале в первом выпуске сказать особенно нечего. Им задавались простые вопросы — и тем не менее некоторые умудрялись допускать забавные ошибки, путая Александра Меншикова с Петром Столыпиным, перенося Сорбонну в Мехико и заявляя, что шпиль Петропавловской крепости украшен фигурой петуха. В промежутках находилось место и мелкому коварству, и излияниям обиды, которые порой выглядели как-то по-детски. Потерпевшая поражение дама назвала причиной «дискриминацию женщин», а молодой игрок усмотрел в своем изгнании возрастную солидарность.

Безусловно, эмоциональное взаимодействие и подбор разных типажей — прекрасная почва для развлекательного шоу. И не так уж важно, прописано все это в сценарии или игроки имеют право на импровизацию.

Однако нюанс именно в том, что «Слабое звено» было яркой искрой в свое время, а к настоящему моменту информационный и культурный фон сильно изменился. В 2000-е холодная, лаконичная, даже щемящая атмосфера и имидж «злого полицейского» для ведущего казались диковинкой.

Среднестатистический зритель был воспитан на беспощадно веселом и добродушном «Поле чудес», ярком и шумном «Угадай мелодию», интеллигентной «Своей игре» и по-своему уютном «Что? Где? Когда?». Поэтому развлекательный контент долгое время воспринимался как нечто благостное, и «Слабое звено» оказалось своего рода откровением, клапаном для отрицательных эмоций.

Сейчас же никого не удивишь недоброжелательностью ведущих и игроков. Причем в нынешних ток-шоу конфликты стали откровенно грязными и грубыми. К тому же легкий игровой жанр вообще заметно утратил позиции по сравнению с политическими передачами и освещением будней «звезд».

Поэтому «Слабое звено» рискует оказаться никому не интересным: игровой элемент в нем слабоват, а прежняя аура скандальности развеялась. Время разрушает все, в том числе моду и рейтинги. По иронии судьбы, именно то, в чем состояла сила этого шоу, теперь стало слабым звеном для него самого.

Людмила Семенова

Идеи о том, как с пользой провести время в изоляции, а также фото и видео из охваченных эпидемией коронавируса городов присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru