«Сбережение народа» больше не приоритет

Судя по недавним высказываниям Владимира Путина, борьба с падением численности населения России уже не является главной задачей его политики.


На конкретных примерах видно, что теория «демографической ямы» ничего не объясняет. © Стоп-кадр видео

На днях Путин, по своему обыкновению, постарался продемонстрировать, что держит руку на пульсе и знает о масштабе сокращения российского населения за предыдущий год. «260 тысяч, я знаю почти каждую цифру», — заметил президент во время интервью ТАСС.

И тут же постарался успокоить, что волноваться особо не надо, поскольку процесс, дескать, объективный: «сейчас в детородный возраст вступило незначительное количество людей в результате двух падений: в 1943-44 годах и в середине девяностых. Эти две линии схлопнулись вниз, яма получилась».

Прежде чем разобрать смысл этих слов, надо отметить обстоятельства, при которых они были сказаны. Подчеркнем, что прозвучали они не с бухты-барахты, а в рамках специального проекта ТАСС «20 вопросов Владимиру Путину». Обратим внимание на то, что сам этот проект, похоже, спешно создан как раз под «всенародное голосование» по изменению Конституции, в рамках которого, как предполагает ряд политологов, Путин получит от народа карт-бланш на дальнейшее управление страной и после 2024 года. То есть, это хорошо продуманный «отчет о проделанной работе» для избирателя с набросками планов на будущее.

И вот в рамках этого пропагандистского проекта Путин и говорит о демографической «яме».

Для начала отметим прокол помощников президента. Вероятно, впопыхах они подсунули ему данные об убыли не по всему 2019 году, а за десять месяцев. «Ошибочка» вышла почти на 60 тысяч. По данным Росстата, убыль населения России за весь 2019 составила не 260 тысяч, а 316,2 тысяч человек. Но дело не только в этой неточности.

Чтобы понять важность сказанного Путиным, надо вернуться на четверть века назад и вспомнить, как освещалась тема убыли населения в «лихие девяностые» российскими либеральными СМИ и членами тогдашнего руководства страны. Стандартных объяснений было два. Во-первых, население России сокращается точно так же, как и в странах Запада — а стало быть, чего беспокоиться? Во-вторых… да, угадали — «демографическая яма».

Проблема в том, что оба объяснения по большей части были лишь уловками, призванными успокоить общественность.

Что касается первого («как на Западе»), то провластные эксперты и политики девяностых, говоря об убыли в России, старательно избегали приводить примеры тех западных стран, в которых предпринимались успешные попытки сокращения численности населения за счет введения конкретных социально-экономических мер поддержки семей с детьми. Например, в Швеции и во Франции после введения такого пособия на ребенка, которое позволяло родителям вполне сносно его содержать, убыль сменилась приростом населения. Но о таких нюансах демографической политики некоторых западных стран, на фоне катастрофического сокращения численности россиян, происходившего по причине банального обнищания народа в те годы, провластные «демографы» предпочитали помалкивать.

Руководству России тогда было просто не до собственного населения. У него были другие, более важные приоритеты — приватизация, создание «эффективного собственника» и тому подобное. Однако демографическая статистика ужасала, и с этим надо было что-то делать. Гражданам нужно было как-то разъяснить, как получилось, что все 1980-е годы при «совке» имел место непрерывный рост населения, а с начала благотворных реформ случился резкий, немыслимый для мирного времени, спад. Отсюда возникло другое, внешне более наукообразное, объяснение ситуации в этой области — «демографическая яма».

Идея состоит в следующем. В годы Великой Отечественной войны численность населения Советского Союза, особенно мужского, резко сократилась. Соответственно, примерно через 20-25 лет («поколенческий шаг»), то есть в начале 1960-х годов, в СССР должно было вступить в детородный возраст весьма немногочисленное поколение. Дальше, теоретически, этот «шаг» (он же «демографическая яма») должен был повториться в первой половине 1980-х годов. Однако ничего подобного не произошло. Вопреки теории «демографических ям» в РСФСР в эти годы имел место внушительный прирост населения.

Согласно данным статистического ежегодника «Народное хозяйство СССР», в 1981 году прирост численности населения РСФСР составил 712,3 тыс. человек, в 1982 году — 823,8 тыс. В 1984 прирост населения Российской Федерации составил 758,7 тыс.; в 1985 еще 749,8 тыс. В 1986 году, благодаря дополнительным мерам по увеличение рождаемости, предпринятым в 1984—1985 годах, улучшению психологического климата в стране в связи с приходом нового перспективного генсека ЦК КПСС Михаила Горбачева, прирост населения России совершил скачок, достигнув 987,9 тыс. человек. В 1987 году население РСФСР увеличилось еще на 968,3 тыс.

Иными словами, на примере динамики населения России в 1980-е годы мы видим, что теория «демографической ямы», привязанная к событиям первой половины 1940-х годов, не работает. Ответ на вопрос «почему», состоит в том, что она не учитывает, во-первых, естественную способность населения к воспроизводству после тех или иных социально-политических катастроф. Во-вторых, эта теория не учитывает влияние целенаправленных положительных социально-экономических мер по повышению уровня и условий жизни народа, что всегда ведет к увеличению рождаемости и снижению смертности.

Нужно отметить, что в начале 2000-х годов Владимир Путин начал публично полемизировать с либеральными сторонниками теории «демографических ям», упирая именно на это: что меры государственной поддержки социально-экономической направленности как раз должны способствовать исправлению положения в этой области.

Самой известной из таких мер стал так называемый «материнский капитал», который виртуально начисляется на каждого второго и последующего детей. Однако реально его можно использовать только на очень ограниченные цели — на погашение части ипотечных кредитов, образование детей или на пенсионные накопления матери (путем вложения этих средств в негосударственный пенсионный фонд, Внешэкономбанк или частную управляющую компанию). Учитывая, что начальное и среднее образование у нас все еще по преимуществу бесплатные, а пенсионные накопления для молодых мам — вообще некая абстракция, реально на средства маткапитала можно лишь частично погасить ипотечный кредит.

Однако о том, что большая часть ипотечных кредитов (если родители вообще решатся на такую рискованную вещь) и после вложения в них маткапитала останется грузом на плечах семей с детьми, российская пропаганда предпочитает не распространяться…

На первый взгляд, если мы сопоставим графики начисления маткапитала и ситуации с рождаемостью в России, то увидим определенную связь между ними. С 2007 года, когда начали начислять маткапитал, и вплоть до 2014 года убыль населения непрерывно сокращалась, а в 2013-2015 имел место даже его небольшой прирост. Однако с 2016 года сокращение численности населения РФ снова возобновляется и начинает расти в геометрической прогрессии, достигая за какие-то три года уровня «лихих девяностых» и, между прочим, не менее лихих двухтысячных. То есть маткапитал тут не помогает.

Естественно возникает соблазн вновь объяснить это «демографической ямой». И Путин, как видим, так и делает, беря на вооружение аргументацию столь нелюбимых в народе либеральных экономистов.

«У нас просто меньше людей, которые в детородном возрасте находятся. Количество женщин от 20 до 29 лет сократилось на 4,5 миллиона человек, вот и все. Это объективные данные», — говорит он в упомянутом выше интервью ТАСС.

Однако это снова аргумент от лукавого. Посмотрим. Если предположить, что нынешняя яма — результат резкого сокращения численности населения России в первую половину 1990-х годов, то в детородный возраст это поколение вступило через двадцать лет — в первую половину 2010-х. Но, как отмечалось выше, именно на это время (2013—2015 годы) приходится максимальный рост рождаемости в РФ.

Однако повлиял на это не столько материнский капитал, который, по мнению ряда авторитетных экспертов, в частности, например, доктора экономических наук Евгения Гонтмахера, сыграл в большей степени пропагандистскую роль, нежели роль реального экономического стимула, а практически непрерывный рост доходов России, получавшихся все эти годы за счет высоких цен на энергоносители.

Естественно, наибольшую прибыль в России от этого получали главные бенефициары нефтяного бума — хозяева, топ-менеджмент нефтегазовых компаний и крупные чиновники. Однако кое-что в виде некоторого роста заработной платы и пенсий неизбежно перераспределялось и на ряд других достаточно широких категорий граждан.

Нынешний же спад рождаемости в РФ связан именно с сокращением нефтяной ренты после падения мировых цен на «черное золото» в 2015 году.

Судя по всему Путин понимает, что этот процесс долгосрочный, поскольку в обозримой перспективе маячит и мировая депрессия, и снижение потребности в нефти по причине неизбежного перехода передовых стран на возобновляемые источники энергии. Однако других источников доходов российского бюджета кроме нефтяной ренты за два десятка лет его правления в России так и не появилось. А это значит, что никак повлиять на сокращение естественной убыли населения он не сможет.

Если не можешь повлиять — придумай объяснение. И тут теория «демографической ямы» пришлась очень кстати. Объективный процесс, понимаешь…

Александр Желенин

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru


Ранее на тему Минздрав назвал среднюю продолжительность жизни в РФ в 2019 году

Назван размер средней пенсии в России

Песков призвал не тревожиться из-за ювенальной юстиции после упоминания детей в Конституции