Россия становится суперпрезидентской

Похоже, многие участники процесса изменения Конституции сами еще не поняли: они помогли тому, что впоследствии вызовет у них неописуемый ужас.


Придание легитимности переписыванию Основного закона превратилась для российских властей в идею-фикс. © Фото с сайта www.kremlin.ru

Комитет Госдумы по законодательству и госстроительству завершил работу над подготовкой ко второму чтению изменений в Конституцию, инициированных в январе президентом Владимиром Путиным. Голосование по этому законопроекту состоится во вторник, 10 марта, а уже 11 марта его обещают принять в третьем, окончательном чтении.

Накануне президент провел ночную встречу с лидерами думских фракций. Ее целью было не обсуждение возможности проведения досрочных думских выборов, как пытались убедить в этом некоторые слухмейкеры, а демонстрация политической консолидации парламентских партий по вопросу изменений в Конституцию по типу «крымского консенсуса».

Другими словами, президенту важно, чтобы инициированные им поправки в основной закон страны во вторник поддержали все парламентские партии. В КПРФ, где разработали целый блок альтернативных поправок, (хотя ни одна из них в итоге так и не была учтена в полной мере профильным думским комитетом), намекали на отказ поддержать принятие соответствующего законопроекта во втором чтении. По итогам же вчерашней встречи стало понятно, что коммунисты хоть и устроят бурную дискуссию на пленарном заседании с вынесением своих поправок на отдельное голосование, в итоге проголосуют, как надо.

После чего депутаты примут законопроект в третьем чтении, и он отправится в Совфед, а дальше по предложенной схеме, заключительным этапом которой станет общероссийское голосование (не референдум), запланированное на 22 апреля.

Власти заинтересованы в самом широком участии избирателей, но опасаются, что народ неохотно пойдет на участки, поэтому и не стали устанавливать минимальный порог явки. Тем не менее, общественная поддержка изменений в Конституцию для президента так же важна, как и согласие со стороны депутатов, сенаторов и других представителей власти, включая судебную — в лице Конституционного суда.

Высокая степень легитимации обновления Конституции превратилась в идею-фикс для российских властей. А самому действу по ее переписыванию придается чуть ли не сакральное значение, хотя жили же со старой Конституцией больше двадцати лет, и ничего.

Почему? Ведь предлагаемые конституционные изменения лишь отчасти проясняют будущую властную конструкцию, установления которой ожидают в России после наступления «рубежного» 2024 года. Текст соответствующего законопроекта расписан на 65 листах, но он так и не дает ответа на вопрос о роли действующего президента в будущей системе власти. Вариант «транзита» с Госсоветом, то есть близкий к казахскому, пока совсем не очевиден — в обновленной Конституции фиксируется лишь статус и роль этого органа, конкретные же полномочия пропишут позднее в федеральном законе. Не подтвердились и более ранние ожидания, связанные с усилением роли парламента в политической жизни страны и отводящие в этой конструкции главную роль председателю правительства, а не главе государства. Госдума, как, впрочем, и Совет Федерации получили немного больше полномочий, например, в части формирования правительства. Но при детальном рассмотрении оказывается, что речь идет о фикции, так как большую роль играют не записанные на бумаге права депутатов и сенаторов, а возможность ими воспользоваться и тем самым, как сейчас модно говорить, продемонстрировать «субъектность».

А такое неписаное право есть только у одного человека в нашей стране — президента, чьи полномочия как раз расширяются. В результате мы можем наблюдать за тем, как Россия уверенно дрейфует в сторону суперпрезидентской республики, что с учетом политических реалий свидетельствует лишь о желании сосредоточить как можно больше власти в одних руках. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Несмотря на ограничения в виде запрета президенту иметь второе гражданство и любым другим образом быть связанным с заграницей и запрета занимать свою должность более двух сроков (без уточнения «подряд»), его власть серьезно усиливается. С одной стороны, он гарант и арбитр, что подразумевает надвластный статус президента, высшую инстанцию для разрешения споров и противоречий между ветвями власти. Но, с другой стороны, президент, по обновленной Конституции отвечает за все. Теперь он сможет не только фактически назначать председателя правительства (Думе в этом процессе по-прежнему отводится формальная роль), но осуществлять общее руководство его деятельностью, председательствовать на заседаниях кабинета министров и т. д.

Также усиливается влияние главы государства на судебную власть. Президент фактически превращается в начальника высших российских судов, членов которых он сможет уволить, а заключения Конституционного суда использовать в качестве дополнительного вето на принимаемые парламентом законы. Именно президент сохраняет за собой также руководство Совбезом и Госсоветом.

Ему же теперь в случае чего гарантировано пожизненное место в Совфеде, а также право назначать целую команду из 30 пожизненных сенаторов, «досрочная» неприкосновенность (в случае болезни и невозможности дальше исполнять свои обязанности) и т. д.

Неудивительно, что на фоне такого укрепления президентской власти начались разговоры о желании «вождя» остаться у власти навечно, хотя сами представители власти пытаются убедить, что «Путин уйдет». И даже заговорили о его «политическом наследии», при том, что срок президентских полномочий Путина истекает только в 2024 году.

Преемник же Путина пока не нарисовался даже на горизонте. Эти обстоятельства и укрепляют многих во мнении, что президентские сроки просто возьмут и обнулят, что позволит действующему главе государства гарантированно переизбраться на свою должность еще пару раз. Это, возможно, и есть настоящая причина изменений в Конституцию, которые, к слову, вступят в силу все одновременно и уже в этом году.

Властям важно, чтобы народ их поддержал — тем самым граждане проголосуют, по сути, за возможное сохранение у власти Путина. Но сразу нам об этом не сообщат.

Другие нормы обновленной Конституции нет смысла даже серьезно обсуждать. Социальные права, ограничения для представителей власти, нормы о суверенитете, детях, семье, боге, анонимном «государствообразующем народе», преемственности от СССР и т. д. — это лишь «затравка», способ вызвать интерес и подтолкнуть граждан прийти на участки для голосования.

Складывается ощущение, что многие участники процесса изменения Конституции сами еще не поняли, как их использовала власть. Фактически они помогли ей придать легитимность тому, что впоследствии у них самих же вызовет неописуемый ужас. Снова в России хотели как лучше, а получилось как всегда.

Елена Земскова


Читайте также Путин о следующем сроке: Работать надо, а не преемников искать

Лев Шлосберг. Что заставляет Путина бежать?

ЦИК готов в любое время провести выборы в Госдуму