Кто спасет Россию от коронавируса

Какой сценарий фантастичнее: что власть позволит новой болезни выкосить самых слабых граждан — или направит все силы на развитие науки и медицины?


В стране останутся только молодые, здоровые и работящие. © Фото Комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга

Как говорил незабвенный Виктор Черномырдин, «те, кто выживут, сами потом будут смеяться». Этот блестящий афоризм, не помню уж по какому поводу изначально выданный в эфир, ко всем последним новостям подойдет: и к обнулению сроков правления Путина, и к загадочной ситуации с COVID-2019 в России.

Причем если первое событие было довольно предсказуемым, то с приключениями коронавируса у нас в стране все далеко не так очевидно.

Для начала до сих пор непонятны масштабы бедствия. По официальным данным, общее число зараженных в РФ на 12 марта — 28 человек, из них 15 — в Москве и области. Никто не умер. При этом в столице до 10 апреля запрещены все массовые мероприятия численностью более 5000 участников, горожан призывают не пользоваться общественным транспортом в час пик, в замкадье, почти в чистом поле, строят огромную инфекционную больницу «из быстровозводимых конструкций» — примерно такую, какую соорудили на родине коронавируса в китайском Ухане.

Конечно, даже если зараженных мало, подстраховаться не помешает. Но почему тогда до сих пор не налажено, например, снабжение продуктами тех, кого отправили на двухнедельный домашний карантин после возвращения из «опасных» стран?

Оплачивая на днях заказ из крупнейшего в Москве продуктового интернет-магазина, я расспросила курьера, есть ли распоряжения начальства на этот счет. Может, персоналу хотя бы маски выдали или антисептики для рук? А по большому счету доставщик вообще не должен контактировать с потенциально заразными покупателями — это несложно организовать. Курьер только рассмеялся: ничего такого не слышал, клиент должен подпись на бланке поставить и заказ оплатить. Согласитесь, это странно. Я, конечно, руки после его визита помыла, но все доставленные продукты не продезинфицируешь…

Кроме того, когда это было, чтобы у нас решение об изоляции (пусть даже в эпидемиологических целях) отдавали на откуп самим гражданам? При этом из аэропортов люди добираются домой самостоятельно на метро или такси — так легко можно полгорода заразить.

Значит, или действительно ничего страшного в стране не происходит и ограничения для массовых мероприятий направлены не столько против вируса, сколько против тех, кто вдруг сочтет себя оскорбленными спецоперацией «обнуление». Или о серьезности эпидемии пока просто не велено говорить — чтобы ничто не помешало провести апрельский конституционный плебисцит, который по сценарию должен стать всенародным праздником одобрения «пожизненного срока» для Владимира Путина.

Если верно второе, то сразу после того, как граждане проголосуют за подправленный Основной закон, а потом 9 мая пройдут бессмертными полками по городам и весям под лозунгами «Можем повторить», в телевизоре появятся эксперты, которые начнут потихонечку объяснять, что коронавирус способен даже пользу народному хозяйству принести.

Ну, например, Питер сможет немного передохнуть — экономический форум отменен, никто улицы перекрывать не будет. К тому же казна сэкономит и на этом давно ставшем бессмысленным мероприятии, и на других подобных.

Дальше — больше. Как известно, вирус наиболее опасен для пожилых людей. Стариков, если помрут, конечно, жалко. Но зато снизится нагрузка на пенсионный фонд. И до кучи — сократится число бедных в стране, которое наши пенсионеры и предпенсионеры все время норовят увеличить.

Недавно СМИ сообщили, что пенсионная реформа сберегла бюджету за 2019 год 21,5 млрд рублей. Достигнуто это было благодаря сокращению числа получателей пенсии по старости: за девять месяцев прошлого года оно уменьшилось на 400 с лишним тысяч человек, или на 1,1%. В 2020-м государство сможет сэкономить уже 50 млрд рублей. То есть на пенсию не вышло чуть больше процента пожилых — и такая экономия для казны. А смертность от коронавируса — втрое выше. Это же просто золотое дно.

Меньше народу — меньше проблем и по другим направлениям. Освободятся рабочие места. Сам собой исчезнет дефицит врачей. Решится «квартирный вопрос». Рассосутся пробки. Снизится количество людей с ослабленным иммунитетом. Останутся в стране только молодые, здоровые и работящие. Просто мечта спартанцев и распорядителей социальных статей бюджета. В таких условиях можно и на новую двадцатилетку идти — строить сильную великую Россию, которой все время мешают то внешние враги, то внутренние иждивенцы.

Ну а если серьезно, то нынешняя инфекционная напасть могла бы действительно принести пользу. Если бы угроза масштабной эпидемии заставила нашу власть обратить реальное внимание на развитие здравоохранения и фармацевтики, вложить средства в новые больницы и университеты. Не политики, а ученые и медики могут сегодня спасти человеческие жизни. И никакой новой Конституции им для этого не надо — дали бы просто нормально работать.

Вот написала это и подумала, какой сценарий выглядит фантастичнее для России, чьи руководители сегодня озабочены лишь сохранением власти: тот, при котором вирусу «скормят» бесполезных стариков, или тот, что будет направлен на прорыв в науке и медицине? Второй в наших реалиях кажется полной утопией. Как завещал упомянутый ранее философ Черномырдин, «нельзя думать и не надо даже думать о том, что настанет время, когда будет легче».

Но очень уж хочется, чтобы это проклятие, наконец, перестало действовать.

Виктория Волошина


Читайте также Коронавирус все-таки опасен для детей

Петербургские медики назвали простой и эффективный способ защиты от коронавируса

Тайна сосуществования: народ и Путин знать друг о друге не хотят