Секрет «немецкой прививки» от вируса

Германия удерживает низкий уровень смертности от COVID-19 — насколько велика в этом заслуга Берлина и местных властей?


Федеративный принцип государственного устройства в немецком случае сыграл положительную роль. © Фото Антониды Пашининой, ИА «Росбалт»

Пандемия коронавируса, которая продолжает бушевать во всем мире, серьезно прошлась и по Германии. Как и предупреждали эксперты, число инфицированных растет, и по состоянию на 9 апреля в стране насчитывается уже более 113 тысяч случаев заражения COVID-19. Это при том, что в конце марта было зарегистрировано немногим более 60 тысяч. Умерли же всего 2349 человек.

«Всего», потому что в других крупных европейских странах эти цифры намного выше: в Италии скончались уже больше 18 тысяч, в Испании — больше 15 тысяч, во Франции — больше 10 тысяч человек. Число жертв коронавируса в Германии почти точно такое же, как в соседних Нидерландах (2396 человек) и Бельгии (2523). При этом население Нидерландов где-то в пять раз меньше, чем в Германии, а Бельгии — в семь раз меньше.

Почему же немцы стали таким исключением? Большинство экспертов сходятся во мнении, что главная заслуга принадлежит властям этой страны, которые вовремя приняли ограничительные меры, а также национальной системе здравоохранения, считающийся одной из лучших в мире.

Но если задать аналогичный вопрос немецким бюргерам, не факт, что они ответят вам то же самое. Немцы привыкли ругать свое правительство и также часто плохо отзываются о местной страховой медицине.

«Нас ангелы хранят», — то ли в шутку, то ли всерьез ответил мне один немец, когда я его спросила, почему же смертельный коронавирус так мягок к Германии. Как бы то ни было, пример Германии заслуживает пристального внимания. Здесь нет строжайшего карантина в отличие, например, от Италии, Франции и Испании. Но и шведского пофигизма тоже нет (о том пути борьбы с эпидемией, который выбрала Швеция, читайте здесь).

В Германии людей не стали наглухо запирать в квартирных клетках, пугать «цифровым концлагерем» и, тем более, отнимать последние деньги просто за выход на улицу. Но ввели ограничения на социальные контакты и, например, обязали соблюдать дистанцию. А вот за действительно серьезное нарушение карантинных правил могут оштрафовать на сумму до 25 тысяч евро.

Есть немцы, которые нарушают запреты (репортаж о том, как Германия переживает эпидемию коронавируса, читайте здесь). Но, по заверениям властей, большинство граждан все же вняли призывам остаться дома и именно благодаря их сознательности и дисциплинированности стране пока удается избежать самого плохого сценария (который теперь, судя по всему, надо называть уже не итальянским, а американским).

По прошествии более чем месяца с момента, когда в этой стране начали регистрировать первые случаи нового заболевания, можно сказать, что большую роль в сдерживании эпидемии сыграли и отдельные федеральные министры, и немецкие земли (регионы). Так, в конце февраля, когда в Германии выявили первые случаи заражения, министр здравоохранения Йенс Шпан был единственным, кто выразил тревогу относительно дальнейшего распространения вируса. В дальнейшем именно он, а также министр внутренних дел Хорст Зеехофер, действовали наиболее активно, пока к делу, наконец, не подключилось все федеральное правительство.

И хотя немцы оперативно создали кризисный штаб по борьбе с эпидемией, когда в стране насчитывалось всего около 50 инфицированных, предложенные им первоначальные меры были робкими и вряд ли можно сказать, что они возымели должный эффект. В основном, дело ограничивалось призывами и заявлениями, например, к организаторам массовых мероприятий, на которые, те, надо заметить, реагировали неохотно.

Многие заметили, что в борьбу с вирусом долго не включалась федеральный канцлер Ангела Меркель, которая ограничивалась какими-то малозначительными комментариями на этот счет, в то время как ее коллеги в соседних странах уже успели выступить с обращениями к народу.

Канцлер продолжила хранить молчание даже в начале марта, когда федеральное правительство опубликовало список необходимых продуктов и вещей, которыми немцам рекомендовали запастись на случай карантина. После чего люди принялись опустошать полки магазинов, скупая, в том числе туалетную бумагу (ее дефицит не удалось преодолеть до сих пор).

К этому времени вирус обнаружили уже во всех немецких землях, кроме Саксонии-Анхальт. При этом важно отметить, что первые конкретные меры по борьбе с массовым распространением эпидемии были приняты в Германии именно местными властями, которые действовали во многом без оглядки на Берлин (о том, как в России губернаторам пришлось приказать, чтобы они проявили самостоятельность, читайте здесь).

Первые случаи заражения были зафиксированы в конце февраля на юге и юго-западе Германии — Северном Рейн-Вестфалии, Баварии, Баден-Вюртемберге и т. д. Поначалу местные власти предпринимали локальные меры — зараженных отправляли на карантин, точечно закрывали школы и детсады. Федеральное же правительство проводило в это время в основном совещания, главными темами которых были влияние вируса на немецкую экономику, а также разработка и принятие антикризисных мер.

Меркель выступила только 11 марта, и сразу с громким заявлением, что COVID-19 переболеет до 70% жителей страны. К этому времени власти трех земель, в том числе Баварии, уже отменили на своих территориях все массовые мероприятия.

Остальные земли предпочли наблюдать за ситуацией, ожидая, в том числе решительных действий от канцлера, но за нее фактически отдувался министр Шпан, который и выступил с рекомендацией отменить все массовые мероприятия с количеством участников более одной тысячи человек.

Возможно, причиной пассивности канцлера стало то, что на тот момент она не считала ситуацию с вирусом слишком опасной. Надо заметить, что особой активности не проявляли и другие члены правительства, как, например, министр образования Аня Карличек, которая поначалу высказывалась против массового закрытия всех школ. Именно вопрос остановки образовательного процесса и стал камнем преткновения для политиков. Поначалу они никак не могли прийти к общему решению, хотя страна медленно погружалась в хаос и всюду царила неопределенность.

На этом фоне Бавария с 16 марта самостоятельно ввела у себя чрезвычайное положение. Остальные земли также начали закрывать детсады и школы, бары, рестораны и вводить другие меры, чтобы замедлить распространение вируса.

К этому моменту проснулись и в Берлине, в частности в тот же день федеральные власти объявили о закрытии границ с Францией, Австрией и Швейцарией, но окончательное решение на этот счет оставили опять же на усмотрение земель. Также был подготовлен новый список рекомендаций землям, которые сводили бы к минимуму социальные контакты людей.

А уже 18 марта Меркель выступила с телеобращением к народу (это крайне редкий для нее случай). Несколькими днями позже канцлер согласовала с премьер-министрами федеральных земель пакет мер по борьбе с коронавирусом. В их числе — запрет выходить на улицу группами больше двух человек (кроме членов семьи) и обязанность соблюдать социальную дистанцию. В свою очередь, за землями оставлено право вводить многотысячные штрафы за нарушение этих правил.

Ограничения будут действовать в стране как минимум до 19 апреля. Немцы опасаются, что вирус негативно повлияет на экономику страны (а значит, Евросоюза в целом, поскольку Германия выступает его основным спонсором). Правительство уже утвердило обширную программу помощи пострадавшим от кризиса, но федеральные власти не торопятся следовать примеру соседней Австрии и смягчать ограничения, вводить которые они до последнего момента так не хотели (о том, как власти разных стран помогают малому и среднему бизнесу читайте здесь, а о первых шагах по снятию карантинных ограничений читайте здесь).

Несмотря на общие рекомендации правительства, каждая немецкая земля продолжает по-своему бороться с эпидемией — вплоть до того, что некоторые, как, например, Мекленбург-Передняя Померания, закрывают свои границы для других граждан Германии. В Йене (Тюрингия) жителей обязали носить медицинские маски во всех общественных местах и общественном транспорте. Если этот дефицитный товар не удастся купить, можно прикрыться платком.

СМИ также сообщали о проекте закона, который рассматривали в земле Северный Рейн-Вестфалия. Там предлагали разрешить местному парламенту самостоятельно оценивать эпидемическую ситуацию и принимать соответствующие меры, в том числе отменять выпускные экзамены в школах и заставлять больницы создавать «возможности для лечения».

Важно, что на этом фоне ни у кого в Германии не возникает опасений насчет возможного «парада суверенитетов» в этом федеральном государстве. Граждане хоть и страдают из-за введенных ограничений, но терпеливо ждут, когда снова смогут вернуться к «довирусной» жизни.

Елена Земскова, Киль

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru


Ранее на тему Депутатам отвели роль «кнопкодавов в масках»

Немцы готовы поверить в «короназаговор», чтобы вернуться на работу

Путин против ковида: опаздывает, экономит и путает