Самое время побольше узнать о вирусах, бактериях, эпидемиях и пандемиях

Прочитав всего 5 книг, вы сможете избавиться от многих страхов и тревоги по поводу COVID-19. Или наоборот...


© СС0 Public Domain

Сейчас каждый сам себе — диванный вирусолог. Имеет право. Однако прежде чем вступить в партию «Давайте все переболеем!» (или «Да мы еще прошлой зимой все переболели!»), неплохо бы кое-что по теме почитать. 

Хотя бы затем, чтобы знать, чем вирусы отличаются от бактерий, а тест на антитела — от теста ПЦР. Ну и не лепить глупости типа «да вирусы в мумиях сохраняются 5000 лет!» По счастью, вирусы погибают вместе с живыми клетками — в отличие, например, от грибов, которые переносятся спорами и легко паразитируют на разлагающейся органике. Пандемия грибов — вот это могло бы стать настоящим кошмаром! 

Ниже — пять крайне увлекательных книг, чтение которых не только дает начальные знания, но и хорошо снимает сегодняшние страх и тревожность. Проверено на себе.

Соня Шах. «Пандемия. Всемирная история смертельных вирусов»

В русском названии — досадная неточность. Главный предмет интереса американской журналистки — холера: та самая, от которой умер Чайковский и за которой Соня Шах гонялась по всему свету. Однажды на Гаити от холеры на ее глазах стал умирать человек, минуту назад бодро шедший на посадку в самолет. Ничего героического: литры белесоватого поноса, вызываемого как раз не вирусом, а бактерией, холерным вибрионом. 

Эпидемии холеры в ХIХ веке уносили сотни миллионов жизней: без медицинской помощи (на удивление простой) смертность составляла 50%. О том, почему ключа к спасению не видели в упор и почему пандемии не сплачивают, а разобщают людей, заставляя искать врагов, Шах пишет точно, жестко и порою — как бы сказать? — обреченно. 

Одной холерой дело, разумеется, не ограничивается. «Промозглым днем в начале 2011 года я направляюсь на продуктовый рынок в Гуанчжоу, столице южнокитайской провинции Гуандун, искать колыбель новых патогенов. Рынки дичи — это открытые уличные торговые площадки. Они обслуживают традиционную для Китая „дикую“ кухню е-вэй, для которой характерны блюда из разных экзотических животных — от змей и черепах до летучих мышей. Именно там, на рынке дичи в Гуанчжоу, родился вирус, чуть не ставший причиной пандемии в 2002 году. Обычные носители этого вируса — подковоносые летучие мыши». Сейчас это читаешь — мороз по коже.

Карл Циммер. «Планета вирусов»

Карл Циммер — не просто научно-популярный, но и популярнейший американский журналист и писатель. Его «Эволюция», «Паразиты», «Микрокосм» — блестящие образцы жанра. «Планета вирусов» написана не столь виртуозно, но это и не книга, а эссе для большого проекта «Мир вирусов». К тому же — всего 88 страниц, можно освоить за вечер. 

Разумеется, там есть хрестоматийная история о том, как в попытке излечить табачную мозаику, уничтожавшую плантации голландского табака в конце XIX, и были открыты вирусы (слово «вирус» предложил голландец Мартинус Бейеринк). Но вообще книга Циммера — впечатляющая «портретная галерея» вирусов, этих взбесившихся генов и белков. 

Вот риновирусы: те самые, от которых у нас чуть не каждый год насморк и которыми мы заражаемся не потому, что не по погоде оделись, а потому, что поковырялись в носу, не помыв руки, которыми открывали дверь магазина в разгар эпидемии. Вот вирус гриппа (в том числе и птичьего). Вот вирус папилломы, передающийся половым путем и приводящий порой к раку матки. Вот похожие на корабли марсиан бактериофаги: вирусы, смертельные для бактерий… Нет, правда: рассматривать эти портреты — как бродить по галерее героев 1812 года в Эрмитаже, который все равно закрыт.

Джина Колата. «Грипп. В поисках смертельного вируса»

Джина Колата изучала молекулярную биологию в знаменитом MIT — Массачусетском технологическом институте. Ее книга, с одной стороны, — история страшного испанского гриппа, невесть откуда взявшегося в 1918 году, убившего минимум 50 миллионов человек, а затем так же стремительно ушедшего в никуда. С другой стороны, это рассказ о поиске исчезнувшего вируса, потому что стремительность «испанки», да еще и мировая война, да еще и отсутствие электронных микроскопов не оставили от вируса никаких следов. 

Был ли вообще испанский грипп гриппом? От него умирали примерно так же, как сейчас от COVID-19 — с жуткими пневмониями, задыхаясь и захлебываясь, причем бил он прежде всего по молодым мужчинам. Где только следы «испанского» вируса не искали! Работали в хранилищах, где, запечатанные в воск, дожидались своего часа обработанные формалином срезы тканей убитых «испанкой» солдат. Вскрывали могилы в вечной мерзлоте на Аляске. А затем восстанавливали структуру вируса ген за геном — чтобы быть готовыми отразить повторную атаку.

Да, у Колаты немало тревожных страниц о возможности повторения таких эпидемий. Еще в 1976-м из-за страха перед свиным гриппом было принято решение вакцинировать 100% населения США. Это привело к огромному скандалу и породило движение антипрививочников — но угроза была. Свиной грипп, птичий грипп, атипичная пневмония, гонконгский грипп, над которыми раньше многие посмеивались, оказались не шуточками, а грознейшими предупреждениями.

Ася Казанцева. «В интернете кто-то неправ»

Это — вторая книга выпускницы петербургского биофака, «маленькой тревожной девочки с несчастной любовью», эдакой Земфиры от науч-попа. «В интернете кто-то неправ» — не об эпидемиях и вирусах, а об обывательских мифах, начиная с веры в гомеопатию и заканчивая неверием в эволюцию. 

Но одна из лучших глав этой книги —  «Прививки вызывают аутизм» — о том, что происходит в нашем организме, когда в него вторгается враг. Например, коронавирус. О том, как работает в таких случаях наша иммунная система. Например, в костном мозгу вырабатываются В-лимфоциты, которые будут «циркулировать по организму, тусоваться в селезенке и лимфатических узлах», а в процессе создавать гены, с которых будут считываться антитела к болезни. 

Иммунология — адово тяжелый раздел даже для отличников медвузов, но написанная Казанцевой главка — блестящий популярный текст по иммунологии. И он очень хорошо объясняет механизм вакцинации. Казанцева, кстати, пишет и про противотуберкулезную вакцину БЦЖ, на которую профильная диванная партия возлагает особые надежды в борьбе с вирусом SARS-CoV-2. Членам этой партии можно посоветовать прочитать и следующую главу: «ВИЧ не приводит к СПИДу». Несмотря на изученность ВИЧ и все усилия, вакцины от него нет.

Поль де Крюи. «Охотники за микробами»

У молодых людей, имеющих склонность к естественным наукам, сейчас хорошие перспективы. Пока живы поколения, прошедшие через нынешнюю пандемию, микробиологи, вирусологи, иммунологи не останутся без работы. «Охотники за микробами» — идеальный мотиватор для тех, кто думает о такой карьере.

Поль Де Крюи — американский микробиолог и один из отцов-основателей научно-популярной литературы (может быть, поэтому и сегодня американский нон-фикшн — лучший в мире). «Охотники за микробами» вышли еще 1926 году. Почти у всех книг, написанных сто лет назад, цитируя Александра Невзорова, давным-давно кончился срок годности. Но к «Охотникам» это не относится — в бутылке оказалось не прокисшее вино, а выдержанный коньяк. 

В книге рассказывается об исследователях, ученых, врачах, которые первыми столкнулись с миром микробов. Вот простодушный хитрован-лавочник Левенгук, изобретший микроскоп достаточного увеличения. Вот безумный Пастер, ставший кумиром французских виноделов и пивоваров и подаривший нам пастеризацию. Вот мечтавший о путешествиях по миру, но заменивший их приключениями в микромире Роберт Кох — тот самый, который открыл возбудителя холеры и туберкулеза. Именем Коха в Германии назван институт, на который сейчас молится вся страна. Крюи ведет себя со своими героями, как мальчик, играющий с собакой: разговаривает, обижается, ругается и мирится — совершенно не обращая внимания, что стороны не равны. Я читал эту книжку, когда сам еще был ребенком, — но сейчас снова открыл, и смеялся, и плакал, и не мог оторваться.

Дмитрий Губин

Как Германия переживает эпидемию коронавируса, в подкасте «Росбалта» рассказывает корреспондент Deutsche Welle Владимир Есипов.


Читайте также Россиянин погиб после фокуса с заглатыванием ядовитой змеи

Петербургские ученые рассказали, что общего между COVID-19 и прививкой от туберкулеза

В трех районах Омской области объявлен режим ЧС из-за птичьего гриппа