Станет ли религия национализма государственной?

Заявления Путина об отдельной российской цивилизации преследуют определенную идеологическую цель. Но в общественном сознании сейчас господствуют меркантилизм и социальный эгоизм.


© Фото ИА «Росбалт», Александра Полукеева

О религиозной природе коммунистической идеологии написано достаточно (начиная с Бердяева). Однако не только коммунизм, но и национализм — политическая религия, созданная в эпоху Просвещения под влиянием наследия авраамических вероучений. 

В основе политических (как и любых других) религий лежит набор сакральных образов, составляющих некую глобальную иллюзию, схематичную картину бытия. Вера в них предает политической деятельности характер религиозного служения. Для коммунистов эти образы: классовая борьба, пролетариат, освобождение труда, коммунизм и т. п. Для националистов: нация, защита национальных интересов, национальное государство и т. д. 

Политические религии (как и традиционные) предполагают:
1. Набор сакральных догм, вера в которые абсолютна, а критика недопустима; 
2. Разделение мира на своих (правоверных, пролетариев, братьев по крови, сограждан) и чужих (неверных, классовых врагов, иноплеменников);
3. Образ индивидуального и коллективного спасения через следования истинному вероучению (в раю, при коммунизме, в национальном государстве);
4. Приоритет для верующих сакральных религиозно-идеологических ценностей (христианских, исламских, классовых, национальных) над рациональными, практическими интересами.

Основоположники национализма и коммунизма были «людьми книги». В их время наиболее важным источником информации оставалась Библия. Поэтому национализм и коммунизм сформировались на базе библейской мифологии. В этих политических (как и некоторых авраамических) религиях есть богом избранный народ (пролетариат в коммунизме, собственная нация в национализме), финальная война между верными и неверными (пролетариата с буржуазией, своей нации с враждебными), образ рая (коммунизм, национально-ориентированное государство), свои пророки (разные в отдельных коммунистических и националистических «церквях» от Ленина до Гитлера) и сакральные книги (от «Капитала» до признанной экстремистской и запрещенной в России «Майн Кампф»).

Обе политические религии видят историю человечества как непрерывный процесс борьбы добра со злом: у коммунистов в форме классовой борьбы (эксплуатируемых против эксплуататоров), у националистов — расовой войны (своей нации против враждебных рас и народов).

В религии национализма нация (своя) имеет примерно такое же значение, как пролетариат в коммунистической религии; другие нации соответствуют эксплуататорским классам, национальное государство — диктатуре пролетариата. 

Партия, как у коммунистов, так и у националистов, выполняет функцию религиозных организаций в авраамических религиях. Коммунистические «попы» приводят правоверных (пролетариат) к спасению в коммунизме через джихад классовой войны с неверными (буржуазией). Националистические «раввины» ведут паству (свои нации) к национально ориентированному рейху через джихад войны с враждебными народами.

Идеология переходит в религию, когда последователи начинают воспринимать ее как истину в последней инстанции и путь к спасению. И наоборот, политические религии теряют религиозную природу, когда их лидеры перестают претендовать на роль спасителей, а сторонники прекращают истово верить в незыблемые догмы единственно верного учения. Реформизм и ревизионизм в коммунизме были движением именно за такой переход от религиозного к нормальному политическому движению. Недаром отступников социал-реформистов так истово ненавидели истинно верующие коммунисты-большевики. 

Наиболее последовательной националистической «церковью» были германские нацисты. Русские националисты также сохраняют религиозную чистоту своего движения, похожего на конгломерат малочисленных сект под предводительством известных в узких кругах бродячих (по сети) проповедников, типа покойного Константина Крылова. 

Путин пытается использовать гражданский национализм как фундамент новой государственной религии Победы. Именно в этом контексте можно рассматривать громкие заявления об отдельной российской цивилизации и особом пути России. Однако в российском общественном сознании господствуют меркантилизм и социальный эгоизм. Новая религия не может прижиться на такой бесплодной для нее, «каменистой» почве, несмотря на все усилия пропаганды.

Игорь Эйдман

Прочитать оригинал поста можно здесь.

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru


Ранее на тему Опрос: У трети россиян сократили зарплату, четверть — остались без работы

Кирилл Рогов. Началось восстание страха

Михаил Макогон. Обещал — Путин, а спросят с кого?