Возвращение к нормальности

Постепенной отмене ограничений сегодня нет альтернативы — но снимать их нужно постепенно и крайне диверсифицированно.


© Фото ИА «Росбалт»

Первая неделя выхода России из всеобщей самоизоляции ознаменовалась официально заявляемым снижением числа новых случаев короновирусной инфекции и появлением информации о существенно большем числе больных пневмонией в ряде регионов (в частности, в Петербурге и Дагестане). По мере приближения конца мая, когда многие субъекты федерации собирались переходить к дальнейшему «открытию» экономик, вопрос о том, как пойдtт этот процесс, становится особенно актуальным.

Сейчас в России основными критериями для снятия ограничений являются снижение темпов прироста заболеваемости по сравнению с предшествующей неделей (официальная статистика показывает 18 мая сокращение новых случаев на 23% по сравнению с 11 мая); масштабы тестирования (сейчас в основных центрах эпидемии начинается подготовка к всеобщему тестированию) и наличие свободных больничных коек, позволяющее справиться с новой вспышкой, если таковая случится. Это в целом совпадает с шестью условиями, обозначенными ВОЗ (тремя остальными являются контроль «импорта» новых случаев из-за рубежа, учет местной специфики и создание необходимых мер предосторожности на производствах) — но стоит заметить, что нужно учитывать не только динамику ситуации, но и реальный масштаб эпидемии.

Как и в остальном мире, на первом этапе «открываются» крупные отрасли экономики (строительство, промышленные и добывающие предприятия), обеспечивающие значительную занятость (а в России к тому же и основную часть ВВП, в отличие от постиндустриальных стран). Именно здесь, где нет непосредственного контакта с потребителями, проще организовать работу с учетом санитарно-эпидемиологических требований и принципа социального дистанцирования. Таким образом, задача состоит в том, чтобы восстановить как можно больше производительных отраслей, но при этом подвергнуть риску возможного заражения как можно меньшее число людей.

В США, например — и тут есть некоторое сходство с Россией — число новых кейсов за последние семь дней снизилось по сравнению с семью предшествующими днями на 6,8% (у нас — на 10,3%). Многие штаты переходят уже к второй стадии смягчения мер изоляции: работают рестораны, парикмахерские, фитнес-центры — хотя и не на полную мощность. То же самое происходит в Италии, Испании, Франции. В США сейчас число активных случаев на 100 тыс. жителей составляет 334 человека, во Франции — 137, в Испании — 114, Италии — 110, в России — 149. Даже если предположить, что отечественные данные занижены в полтора-два раза, цифры выглядят сопоставимыми с американскими. Однако самое важное сейчас — учет региональной специфики, и, я бы даже сказал, субрегиональной.

Россия — огромная страна. До 64,4% всех активных случаев приходится на Москву и Московскую область. Сильно затронуты города-миллионники — однако за пределами крупных агломераций эпидемия выражена намного слабее: в тех 11 регионах, которые правительство считает готовыми выйти на второй этап, зафиксировано от 20 до 180 случаев инфекции. Это меньше (в ряде случаев — намного) того уровня в 25 зараженных на 100 тыс. человек, который сейчас считается безопасным, например, в Калифорнии. При этом, повторю, более половины случаев инфекции в субъектах федерации приходится на их столицы — достаточно посмотреть на статистику по Свердловской или Новосибирской областям. Поэтому, мне кажется, для максимально быстрого и безопасного «открытия» экономики нужно снимать ограничения не столько по регионам, сколько по районам (как это делалось и в США, и в ряде европейских стран). За исключением мегаполисов и плотнозаселенных территорий типа того же Дагестана возвращение к нормальности может случиться быстрее, чем кажется — в то же время Москве и Петербургу не стоит торопиться с «открытием».

Почему важно диверсифицировать открытие экономики не по регионам, а скорее по районам? Прежде всего потому, что крупные мегаполисы в России — огромные центры занятости. Если «открывается» целый регион, то нет сомнения, что многие люди из отдаленных районов отправятся искать работу в крупные города (и это более всего справедливо для Москвы и Петербурга). Если «открываться» быстрее будут небольшие города, упор будет сделан на местную занятость — и экономические выгоды соединятся со снижением угрозы новой волны эпидемии.

Постепенной отмене ограничений сегодня нет альтернативы — но снимать их нужно постепенно и крайне диверсифицированно. В провинцию эпидемия не вернется — но серьезно снижать меры безопасности в крупных городах все еще опасно.

Владислав Иноземцев

Прочитать оригинал поста можно здесь.

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru


Ранее на тему Доктор Мясников: Кому положено умереть — все равно умрут

Почему Россию так внезапно «вернули к нормальной жизни»

Чехию после отмены ЧП накрыла новая волна заражений