Свобода исчезла, а безопасность оказалась куцей

Средства, которые нам предлагает власть для борьбы с COVID-19, могут оказаться опаснее самой болезни.


Правящий класс настойчиво повторяет худшие ошибки своих злополучных предшественников. © СС0 Public Domain

У мира появился еще один жупел. К вездесущему терроризму добавился всепроникающий коронавирус. Реакция многих государств на новую проблему была столь обескураживающей, что вполне уместно ввести неологизм «терроровирус».

Нечто подобное происходило после 11 сентября 2001 года. Тогда Джордж Буш-младший объявил «крестовый поход» против международного терроризма, обесценив идею гражданских прав в планетарном масштабе.

К тому же 43-й президент США несколько опрометчиво одарил своим доверием Владимира Путина и тем самым фактически благословил его на сворачивание демократических свобод в России. Потом, однако, Буш-младший одумался, но уже было поздно.

В 2000 году Путин получил власть во многом благодаря загадочным терактам, вызвавшим массовый психоз. В 2020 году он стремится максимально продлить свои полномочия, используя в том числе и таинственный COVID-19. Но пока что этим планам способствует не столько пандемия, сколько социальная апатия.

Следует напомнить, что в означенный промежуток времени уложились отмена прямых губернаторских выборов, увязанная с терактом в Беслане, и несметное число других реакционных начинаний. Свободы в России не стало практически совсем, но и обещанная безопасность оказалась какой-то куцей.

Тем временем власть неуклонно придерживается этой порочной практики. Недавно под предлогом заботы об общественном здоровье Госдума в который раз значительно ограничила избирательные права российских граждан. То, что не сумела сделать Варшава — узаконить голосование по почте — Москва проделала с жиганской сноровкой.

Поведение российских властей все труднее понять с точки зрения политической науки. Видимо, объяснение происходящему уже следует искать в области патопсихологии. Иначе, как расценивать тот факт, что правящий класс настойчиво повторяет худшие ошибки своих злополучных предшественников.

Текущая пандемия — типичный пример. Сначала новый коронавирус демонстративно не замечали. Затем с явным опозданием ввели довольно жесткие карантинные меры. А сейчас не вполне представляют, как вернуться к нормальной жизни, на ходу придумывая оправдания своим действиям.

Financial Times первая написала, что в России серьезно занижают данные о смертности от COVID-19. После этой публикации коридоры власти охватила форменная истерика. Между тем такая реакция выглядит как еще один весомый аргумент в пользу расхожей версии о том, что с цифрами не все в порядке.

Безусловно, трудно оценить точность официальных данных. Вместе с тем можно предположить, что они соответствуют действительности примерно так же, как итоги выборов последних двадцати лет. И странно, если бы было по-другому.

Идеологические химеры, конечно же, не совместимы с рациональным мышлением. Отечественные пропагандисты потратили немало сил, расхваливая на все лады китайский опыт борьбы с коронавирусом. Явная логическая нестыковка — Китай победил заразу, но она тем не менее распространилась по всему миру — их, разумеется, не смущала.

С пропагандистов, впрочем, не много возьмешь. Хуже, что и официальная Россия непозволительно долго возлагала неоправданные надежды на Поднебесную. Трезвые головы в Кремле, бесспорно, и раньше понимали, что зависимость РФ от КНР сродни наркотической, что от нее пора избавляться.

Еще в апреле политолог Дмитрий Тренин настаивал, что «Москве необходимо снизить свою зависимость от Китая, развивая отношения с другими крупными экономическими и финансовыми игроками». Этот посыл представляется тем более верным, что в Вашингтоне день ото дня крепнут антикитайские настроения.

Однако эти разумные соображения нисколько не мешают российским властям бороться с коронавирусом, используя порочный китайский опыт. Дистанционный контроль за инфицированными людьми грозит перерасти в настоящий цифровой террор.

Некорректная работа приложения «Социальный мониторинг» показывает истинный уровень российского государства, стремящегося быть цифровым. Более того, все это позволяет получить представление о том, как будет работать дистанционное голосование, взлелеянное Кремлем.

Кроме всего прочего, эта пандемия подвергла ревизии традиционное понимание государственного могущества. Большие и сильные, но далекие от принципов социальной справедливости, США и Китай, оказались не на высоте положения. И что-то подсказывает, что Россия пополнит этот список.

Наверное, новую напасть нельзя одолеть старыми средствами. Тем более что иное лекарство может оказаться хуже самой болезни.

Роман Трунов

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru


Ранее на тему Андрей Никулин. Мы продолжаем жить в рабстве

У любой власти есть лимит на произвол

А куда девалась власть?