Ковид против паразитов

Представители «богемы», свысока поглядывавшие на «нищебродов», в условиях коронакризиса все чаще становятся объектами насмешек.


© Стоп-кадр из сериала «Зона дискомфорта»

Очередной комедийный сериал на тему пандемии и сопутствующих трудностей демонстрирует, как чувствуют себя в новой реальности представители небольшой, но весьма заметной части российского общества.

«Зону дискомфорта» от видеосервиса START можно назвать типичным коронакризисным продуктом. Краткий, словно «рваный» хронометраж, набор сюжетов и образов из интернета, слепленный «на коленке» сценарий, съемки с одного дубля, небрежное визуальное и звуковое оформление — все это мы уже видели в скринлайф-ситкоме «СидЯдома» и в проекте «Чума!» 

Однако «Зона дискомфорта», если судить по стартовым сериям, акцентирует внимание скорее на социальном расслоении, чем на карантинных тяготах. В контексте недавних жалоб наших селебрити на падение качества жизни сериал смотрится весьма актуально.

За этот «эксклюзив» отвечает целая команда продюсеров, а вот актеров всего двое. Главную героиню Илону Богородскую — инста-блогершу, живущую на содержании богатого любовника, играет Анна Шепелева. За остальных персонажей отдувается Максим Лагашкин — ему приходится перевоплощаться из пиар-менеджера Илоны в ее спонсора и даже в ее мать. 

По сюжету покровитель Илоны вынужден сократить расходы и больше не видит смысла вкладываться в созданный вокруг нее искусственный мирок. Поначалу девушка не верит, что ее можно «уволить», однако спонсор не отвечает на сообщения, кредитные карты заблокированы. Тысячи подписчиков оказываются фейковыми, а реальную аудиторию сложно разжалобить рассказами о горьком одиночестве в «люксовых» интерьерах с отдельными комнатами для фотосессий и нарядов. 

Так героиня понимает, что в действительности она никому не нужна и не интересна — ведь ее волнуют только модные бренды и собственная внешность. Абсурдные реплики канонической гламурной дурочки, наподобие «Эта баночка крема дарит мне невероятную уверенность в себе и помогает принять себя», «Посмотри, какая сасная сумочка!», «Чтоб тебе всю жизнь с пакетом из Пятерочки ходить!», под конец первой серии перетекают в пьяный агрессивный бред вперемешку со скверным исполнением песни Валерия Меладзе «Самба белого мотылька».

О каких-то художественных достоинствах сериала говорить не приходится, как и в случае с «Чумой». Видимо, подобные проекты нужны в первую очередь для того, чтобы хоть как-то поддерживать актеров в форме. Такой «разминочно-тренировочный» жанр привлекает внимание части аудитории, уставшей от «сериалов выходного дня» на канале Россия-1 или развлекательных роликов на YouTube. 

Юмор, который заявлен как главный компонент «Зоны дискомфорта», слишком груб и прямолинеен, Шепелева явно переигрывает (в то время как Лагашкин в основном просто отбывает время), и интрига отсутствует напрочь — превращение «принцессы в Золушку» давно стало заезженным ходом, которым сложно и удивить, и насмешить.

Однако в этом сериале, как упоминалось выше, все-таки есть пара примечательных моментов. 

Во-первых, он, как и другие ситкомы о карантине, практически игнорирует тему самого коронавируса. В первой серии его затрагивает ровно одна спорная шутка: «Как к вирусу, сделанному в Китае, можно относиться серьезно?» Создатели «СидЯдома» и «Чумы» тоже обходились однотипными гэгами о масках, перчатках и опасности чихания на экран. Вероятно, у создателей была «установка на позитив». 

Если перенести все акценты на вынужденное покидание «зоны комфорта» и связанные с этим финансовые и моральные проблемы, то и до конспирологических теорий вокруг неизученного недуга недалеко. Возможно, ковид еще оставит след в культуре, как в свое время туберкулез и ВИЧ. Пока же авторы сериалов вроде «Зоны дискомфорта» напоминают капризных детей, у которых что-то отобрали под непонятным для них предлогом. И сложно судить, является ли подобный имидж напускным или отражает чью-то искреннюю точку зрения.

Второй интересный момент — грубое высмеивание оторванной от жизни «богемы», которая за короткий срок ухитряется забыть о своем происхождении и проникается откровенным презрением к «обычным» людям. Общество потребления породило массу паразитов, у которых атрофировано все, кроме органов питания. И если в комедиях подобных персонажей обычно перевоспитывают, то в жизни им, в случае потери кормушки, уготована полная деградация — уход в запой или наркоманию, нервные расстройства.

Но возможность посмеяться над зазвездившимися персонажами в ситкомах вроде «Зоны дискомфорта» хотя бы ненадолго поднимает настроение «нищебродам», которых так не любит героиня сериала.

Людмила Семенова


Читайте также Экс-стилист Пугачевой: У мира эпидемия коронавируса, а у наших звезд — эпидемия жадности

У «голодающих» в пандемию российских артистов нашли крупные долги

Анатомия слухов: запрос на раскулачивание элит