Трампу срывают косовскую сделку?

Международное уголовное преследование Хашима Тачи мешает предвыборным планам хозяина Белого дома и отвечает интересам Москвы.


Отказ Сербии от Косово едва ли случится скоро. © Фото Николая Ульянова

Намечавшиеся на 27 июня переговоры в Вашингтоне о нормализации отношений между Сербией и Косово (а это ключевое требование для возобновления их евроинтеграции), оказались сорваны в последний момент. Накануне стало известно о подготовке против косовского президента Хашима Тачи обвинения в военных преступлениях, совершенных во время конфликта 1998–1999 годов. И хотя обвинение Специальной прокуратуры международного суда по преступлениям в Косово еще окончательно не утверждено судом, Тачи и косовский премьер Авдулла Хоти отказались от поездки в Вашингтон, пытаясь разобраться с юридическими вопросами.

Спецпредставитель президента США по переговорам Белграда и Приштины Ричард Гренелл, которому была поручена организация встречи в Белом доме, отнесся с понимаем к решению косовских партнеров. Сейчас пытаются согласовать новую дату. Однако сам факт обнародования чувствительной информации по делу Тачи, который многие годы был основным переговорщиком со стороны Косово, осложняет достижение соглашения между Белградом и Приштиной. И это уже не говоря о том, что под вопрос поставлена оправданность многолетней поддержки Тачи – одного из ключевых игроков косовской политической сцены последнего 20-летия, со стороны Соединенных Штатов.

Обвинение касается не только Хашима Тачи, но и ряда его сподвижников, среди которых экс-спикер парламента и лидер Демократической партии Кадри Весели. Им вменяют в вину многочисленные преступления, включая похищения людей, убийства почти 100 человек, пытки и преследования. В числе жертв – сербы, косовские албанцы, цыгане и представители других этнических групп.

Момент для обнародования информации об обвинительном заключении, которое, как выяснилось, было передано на рассмотрение суда еще в апреле, выбран не случайно. Сторона обвинения, скорее всего, опасалась, что в Вашингтоне Тачи попытается договориться о защите от преследования в надежде, что американская администрация одернет международное правосудие. Судя по сообщению спецпрокурора, Тачи и Весели пытались подорвать работу суда, ведя против него «секретную кампанию».

Как бы то ни было, теперь администрации Дональда Трампа будет труднее превратить свою попытку перезапуска переговоров по Косово в серьезную внешнеполитическую победу в год американских выборов.

Косовское урегулирование с паузой на натовские бомбардировки 1999 года длится уже более 20 лет. И хотя итогом многолетних споров, вероятнее всего, станет отказ Сербии от блокирования косовской независимости, провозглашенной в 2008 году, произойдет это не так быстро и только в тесной увязке с евроинтеграцией, которая остается стратегическим приоритетом Белграда и Приштины.

Диалог о нормализации, начатый в 2011 году под эгидой Евросоюза, оказался практически заморожен после того, как косовские власти ввели в ноябре 2018 года 100-процентные пошлины на сербские товары. В принципе за все эти годы было немало договоренностей, однако ключевые политические вопросы оставались нерешенными. Так, в 2013 году было подписано Брюссельское соглашение о создании в Косово Сообщества сербских муниципалитетов, однако оно до сих пор не реализовано. Вашингтон и основные европейские партнеры требуют от Белграда разблокировать косовскую независимость, то есть перестать препятствовать интеграции отколовшегося края в международное сообщество.

Евросоюз, в отличие от США, формально не требует от сербских властей признать Косово (в самом ЕС это до сих пор не сделали пять стран), но при этом Брюссель настаивает на «видимом и устойчивом» улучшении отношений. 35-я глава на евроинтеграционных переговорах по сути является блокирующей для Сербии. В случае застоя на пути нормализации по вине Белграда Еврокомиссия не станет рекомендовать открытие или закрытие переговоров по другим вопросам.

В последнее время наблюдатели заговорили об ускорении диалога. Тем более что после убедительной победы Сербской прогрессивной партии на выборах 21 июня президент Сербии Александр Вучич получил возможность проводить через парламент практически любые решения без оглядки на оппозицию, оставленную за бортом большой политики.

Успешному завершению диалога должны были способствовать экономические стимулы от администрации Трампа. Поэтому вашингтонская встреча анонсировалась как прорывная, закладывающая основу нормализации через создание своего рода экономического союза Сербии и Косово при активной поддержке американских и европейских компаний. Теперь приходится корректировать планы.

Все происходящее – скорее хорошая новость для российской дипломатии, не заинтересованной в прорывных решениях на косовском направлении. Накануне сербских выборов в Белграде побывал Сергей Лавров, призвавший «стратегического союзника» не спешить с принятием окончательных решений по Косово. Дополнительные аргументы на встрече в Москве Вучичу изложил президент Владимир Путин. “Cейчас мы очень внимательно наблюдаем за развитием событий”, – сообщил журналистам пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков после срыва встречи в Вашингтоне.

Причины для повышенного внимания, безусловно, есть. В Москве в последнее время нервничали, опасаясь, что администрация Трампа предложит сделку, от которой сербский лидер не сможет отказаться. Стремление Белграда закрыть косовский вопрос, о котором Вучич заявил еще два года назад, стало для Москвы неприятным сигналом. Блокирование косовской государственности – одна из главных российских услуг сербскому руководству, которая по итогам урегулирования попросту утратит свою ценность. Соглашение о нормализации откроет путь (пусть и в более отдаленной перспективе) интеграции Сербии и Косово в Евросоюз и НАТО, что существенно сузит возможности российского влияния в регионе.

Россия после провозглашения косовской независимости в 2008 году потеряла роль посредника на переговорах, но все еще сохраняет влияние на ход событий, блокируя интеграцию Косово в международные организации и дискредитируя местную политическую элиту. Так, Москва активно продвигала на международной арене доклад Совета Европы 2011 года «Жестокое обращение с людьми и незаконная торговля человеческими органами в Косове». А в задачи Специального суда по военным преступлениям, который занялся делом Тачи, как раз и входит расследование фактов, изложенных в этом документе.

Специальный суд, созданный пять лет назад для расследования действий Освободительной армии Косово, боровшейся в конце 1990-х за независимость от Сербии, привлек к себе внимание в начале прошлого года, когда там начали заслушивать первых подозреваемых и свидетелей. Это уже далеко не первая попытка привлечь местных командиров к ответственности, однако многие опасаются, что из-за давности событий и запугивания свидетелей многие дела, включая часто обсуждаемые в СМИ подозрения в черной трансплантологии, могут остаться безнаказанными. Тем более если речь идет о видных представителях косовской политической элиты, вышедшей из рядов ОАК, как президент Хашим Тачи и экс-премьер Рамуш Харадинай.

Специальный суд по военным преступлениям является частью судебной системы Косово, а его работу финансирует Евросоюз совместно с Канадой, Норвегией, Швейцарией, Турцией и США. Его юрисдикция распространяется на преступления, совершенные в период с 1 января 1998 года по 31 декабря 2000 года, то есть в том числе и после вооруженного конфликта.

Самым влиятельным органом, который к тому же располагал значительными ресурсами для расследования военных преступлений, все послевоенное время был Международный трибунал по бывшей Югославии. Однако он закончил свою работу в конце 2017 года, оставив косовских командиров безнаказанными. Критики не раз отмечали, что мир предпочел закрыть глаза на деяния Освободительной армии Косово, ссылаясь на необходимость обеспечения стабильности в конфликтном регионе.

В эти дни все известные косовские политики выступают в защиту Тачи и Весели и всей освободительной борьбы, отрицая саму возможность совершения преступлений. Впрочем, есть и другие мнения.

Клинт Уильямсон, главный прокурор Специальной следственной группы Евросоюза, которая занималась расследованием фактов из доклада Дика Марти, заявлял, что есть основания для предъявления по крайне мере нескольких обвинений. По его оценке, преступления совершались организованно и были санкционированы людьми из верхнего звена руководства ОАК. При этом, как утверждал Уильямсон, национальные меньшинства умышленно были выбраны в качестве объектов преступлений, а среди них убийства, похищения, незаконное содержание в лагерях в Косово и Албании, сексуальное насилие.

Что касается утверждений по поводу черной трансплантологии, то, как и Дик Марти, Специальная следственная группа Евросоюза столкнулась с проблемами при сборе доказательств. Хотя Уильямсон признал: есть признаки того, что такая практика действительно имела место и «некоторые люди были убиты с целью извлечения их органов для продажи».

Юлия Петровская

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru


Ранее на тему Громкая риторика как главная угроза

Младич получил пожизненный срок за «месть туркам»