У многих «перегорело в мозгах» из-за Белоруссии

Массовые протесты, в которые вылились президентские выборы в соседней стране, привели к взрыву эмоций у наших отечественных охранителей.


В Белоруссии решающим станет вечер 10 августа — объявление окончательных итогов выборов может вновь вывести людей на улицы. © Стоп-кадр видео

Белорусский Центризбирком объявил свои предварительные итоги президентских выборов. За действующего главу государства Александра Лукашенко, по версии председателя ЦИК Лидии Ермошиной, проголосовали 80,23% пришедших на избирательные участки граждан. При этом Ермошина рассказала, что вела подсчет «в ручном режиме», потому что ночью была «эвакуирована» из центра Минска.

Главному оппозиционному кандидату Светлане Тихановской, программа которой предполагает проведение новых президентских выборов уже через год — на этот раз вполне свободных и демократических, предлагается согласиться на результат в 9,9% голосов избирателей.

Остальные кандидаты не достигли и 2% (Андрей Дмитриев набрал 1,04% голосов, Анна Канопацкая — 1,68%, Сергей Черечень — 1,12%). На третьем месте кандидат «против всех» с 6,02%. Явка немного превысила 84% избирателей, из них примерно половина, по официальным данным, проголосовали досрочно.

Вечером в воскресенье в крупных белорусских городах начались многотысячные акции протеста, главным требованием которых был честный подсчет голосов. По данным центра «Весна», в Минске есть один погибший. Полиция применяла все доступные ей спецсредства: водометы, слезоточивый газ, резиновые пули и дубинки.

Белорусская оппозиция и значительная часть местных избирателей считают итоги выборов сфальсифицированными. Судя по данным, которые публиковал штаб Светланы Тихановской, в Минске, где ее активистам доступны были результаты по многим участкам, Александр Лукашенко нигде не набрал 50% голосов.

С учетом того, что основные голоса Лукашенко традиционно собирал на селе и в малых городах, а не в столице, можно предполагать, что в стране должен был бы пройти второй тур голосования. Надо обратить внимание, что впервые в Белоруссии протесты прошли не только в столице, но и во многих других городах. Сообщалось даже, что в ряде населенных пунктов, например, Пинске и Бобруйске, милиция и ОМОН не стали применять силу против протестующих и символически «опускали щиты». Возможно, это связано с тем, что там на борьбу с протестами вывели в основном рядовых милиционеров, а наиболее подготовленные части специального назначения власти сконцентрировали в Минске. Впрочем, к захватам региональных администраций или другим актам, свидетельствующим о потере властями контроля над отдельными регионами, переброска силовиков в столицу не привела.

В день выборов в Белоруссии практически не работал интернет, многие информационные порталы были недоступны, при этом проходили достаточно массовые задержания, в том числе, местные силовики препятствовали работе журналистов — тех, кого накануне не депортировали из страны, как это сделали, скажем, с сотрудниками «Дождя» и «Настоящего времени».

Что дальше? На вечер 10 августа многие наблюдатели прогнозируют новые протесты. Но надо учитывать, что теперь это рабочий день, а не выходной. Кроме того, хотя, по свидетельствам очевидцев, протест был «сетевой и почти неорганизованный», накануне все же шли массовые задержания, которые, скорее всего, продолжатся и дальше. Так что наиболее активные протестующие могут оказаться в изоляции.

Пока можно сказать, что ситуация в Белоруссии остается в подвешенном состоянии. Власти сделали второй шаг после разгона протестов и объявили свою версию итогов выборов. Теперь ход за оппозицией. Важный вопрос: хватит ли выдержки и прозорливости у ее условных лидеров, чтобы не требовать немедленного ухода Лукашенко, но объединить протест вокруг требования проведения второго тура выборов. Это создало бы пространство для потенциального компромисса.

Другой вопрос: хватит ли у белорусского лидера и его силовиков адекватности не задерживать сейчас Светлану Тихановскую — или он сам пойдет на обострение, чтобы радикализовать ситуацию и получить повод и дальше предельно жестко применять силу. При этом, судя по происходящему, армию Лукашенко применить не может или пока боится.

В России, разумеется, внимательно наблюдают за происходящим. И интересно, что ярче всего ситуацию комментирует даже не оппозиция, которая, конечно, сравнивает Лукашенко с Владимиром Путиным, а так называемые «охранители». Многие из них еще недавно, после отказа от интеграции с Россией и ареста «вагнеровцев», клеймили белорусского президента чуть ли не за измену или наоборот ругали российские власти за «потерю контакта» с правителем соседней страны.

Теперь же (по крайней мере, в соцсетях и личных блогах) эти российские охранители внезапно оказались по теме Белоруссии эмоциональнее всех. Получилась прямо какая-то «демшиза наоборот». У этих людей к вечеру, когда в Минске начались столкновения с ОМОНом, от страха, злости или ненависти, похоже, вообще отключились способности к рациональному анализу. «Как в Африке», «госпереворот», «беснующиеся толпы» — таких комментариев можно найти немало. У кого-то в голове, кажется, просто что-то перегорело.

А ведь такие комментарии и сравнения с Россией выглядят как самосбывающийся прогноз — когда тот, кто этим пугает, сам и запускает соответствующий сценарий.

Ну а Владимир Путин пока просто поздравил «белорусского коллегу» с победой на выборах — припоминать ему историю с «33 российскими боевиками» и другие атаки последних недель российский лидер не стал.

Иван Преображенский


Читайте также Миллионера-киллера Костю Большого оставили без присяжных

В Сети призвали Путина разобраться с предвзятым отношением к «Спартаку»

Пьяный водитель сбил школьницу на мотоцикле в «новой Москве»