Есть ли у восставших в Белоруссии шансы на свержение режима?

Чтобы протестующие смогли одержать победу, у них должны быть дееспособные оргструктуры, ресурсы и технологии.


© Стоп-кадр видео

В Белоруссии продолжаются протесты. Сценарий остается прежним — ОМОН выступает главным карателем, остальные силовые структуры на подхвате. События переместились с центральных улиц и районов на окраины. Неорганизованные протестующие возникают там, где нет ОМОНа — примерно так происходило и в Москве летом прошлого года. Сообщений из Белоруссии приходит ощутимо меньше, но это на самом деле объясняется тотальными отключениями интернета. Сами по себе события по уровню остаются такими же, что и день назад. Лукашенко полон решимости задавить все протесты предельно жестко, что неизбежно приводит к эксцессам исполнителя — бессмысленная жестокость ОМОНа постоянно попадает в кадры.

В России восприятие происходящих в Белоруссии событий, как обычно, резко полярное. Майданоборцы против либеральной общественности. В реальности все гораздо сложнее.

Любой народ имеет право на восстание против не устраивающей его власти. У американцев, если не ошибаюсь, это даже записано в конституции. Это право естественно, как право дышать. Его невозможно ввести или отменить. И в этом смысле белорусский народ восстал против режима ровно по этой причине. Приходят данные анализа белорусских выборов, и в большинстве случаев делается один и тот же вывод: грубейшие нарушения и фальсификации. По явке и по результату. При любом мало-мальски честном проведении выборов Тихановская либо разгромно побеждала уже в первом туре, либо речь шла о втором туре, причем с существенным отставанием Лукашенко.

Логично, что народ восстал — абсолютное совпадение по мотивам с российским Хабаровском, где люди точно так же возмутились наглым попранием их права выбора. Именно поэтому в Хабаровске «без раскачки» появились политические лозунги и требования ухода Путина, которого справедливо полагают виновником произошедшего. Белоруссия в этом плане — большой Хабаровск, просто вместо губернатора речь идет о президенте, которого они выбрали и которого нагло у них украли. Ситуации настолько аналогичны, что нелепо в одном случае приветствовать право хабаровчан на протест, в другом — с хрипом доказывать проплаченность действий белорусов.

У права на восстание есть, безусловно, нюанс. Реализация этого права ничуть не говорит о том, что восставшие правы, или о том, что им известно, как жить дальше. Восстание — это деструктивный процесс просто по определению. Главный лозунг любого восстания всегда один — «Долой». Однако никак иначе реализовать право на лучшую жизнь невозможно — вначале нужно демонтировать прежний режим, который и довел страну до восстания.

Пока, на мой взгляд, у восставших в Белоруссии шансов на свержение режима немного. Борьба между восставшими и режимом всегда сводится к соревнованию ресурсов, дееспособности организационных структур и технологиям. В этих трех компонентах преимущество режима подавляюще. Ситуацию может изменить какой-то неучтенный фактор — внутренний или внешний, но пока его нет.

В случае, если Лукашенко подавит восстание народа, он перейдет к латиноамериканскому варианту удержания власти — через тотальный террор. Для небольшой страны это возможно какое-то время. В той же Венесуэле наркокартель «Дель Соло» под вывеской государства держит страну под контролем своих бандформирований. Почему бы Лукашенко не держать какое-то время под своим контролем Белоруссию? Однако это путь в один конец, и все латиноамериканские диктатуры в конечном итоге заканчивали примерно одинаково.

В этом смысле проводить аналогии между Белоруссией и Россией не совсем верно: Россия — существенно больший социальный субъект, и такие довольно примитивные способы удержания власти правящими гангстерскими группировками, скорее всего, не сработают. Путинский режим критически нуждается в существенной поддержке населения, так как метод прямого террора как модель управления страной у нас, в отличие от Белоруссии, не сработает — чему примером служит тот же Хабаровск.

Пока же в Белоруссии еще ничего не закончилось. Шанс па победу любой из сторон не выглядит абсолютным, однако то, что борьба сразу приняла столь ожесточенный характер, говорит о том, что она будет непродолжительной. Во всяком случае, если ее градус не будет повышен каким-то неучтенным фактором.

Анатолий Несмиян, блогер, аналитик


Читайте также В Казани арестован гражданский активист, выступивший в защиту Конституции

А-ля итальяно или улицы разбитых фонарей: каким будет Почтовый квартал в Петербурге?

Собянин: Москвичей не будут принуждать делать прививки от COVID-19