Черногорские выборы: Россия станет ближе?

Скептики полагают, что действующего президента Мило Джукановича и его партию рано отправлять в оппозицию.


Сторонники черногорской оппозиции не скрывают своей симпатии к России. © Фото Аллы Ярошинской

В Черногории в воскресенье прошли плановые выборы в Скупщину —парламент страны. Когда после восьми вечера были оглашены результаты экзит-пола, оппозиция, не дожидаясь официальных подсчетов, стала праздновать историческую победу над Демократической партией социалистов (ДПС) во главе с президентом Мило Джукановичем, который правит здесь (с небольшими перерывами) уже почти 30 лет. Начиная с 1991 года в качестве главы союзной республики после распада «большой» Югославии, а после объявления независимости Черногории в 2006 году трудится попеременно то президентом, то премьер-министром. Однако пока здесь уместен, скорее всего, острожный оптимизм. Джуканович уже заявил, что не признает поражения своей «самой сильной партии».

За 81 место в однопалатном парламенте, избирающемся на четыре года, боролись 11 партий и коалиций. Право голоса в стране имеют более 540 тысяч человек. По сообщениям Государственной избирательной комиссии (ГИК), на выборы пришли 74,16% избирателей. (Замечу, что отслеживать процесс подсчета голосов по сайту ГИК было возможно до полуночи 30 августа, позже он оказался недоступен — возможно, «лег» из-за наплыва интересующихся.)

Утром 31 августа ГИК Черногории сообщила, что после подсчета 98,55% голосов правящая партия ДПС набрала 35,12%, главная оппозиционная коалиция «За будущее Черногории» («Демократический фронт») — 32,52%. Голоса за партии и блоки помельче распределились так: избирательный блок ''Мир — наша нация '' — 12,55%, «Черно-белая платформа» — 5,57%, социал-демократы — 4,09%, партия бошняков — 3,81%, Социал-демократическая партия (''Сильная Черногория '') — 3,14%. Это участники, преодолевшие трехпроцентный барьер, и они безусловно войдут в парламент.

Однако есть и такие, кто не сумел набрать больше трех процентов голосов, однако все равно будут представлены в Скупщине согласно черногорскому избирательному закону. Так называемый «мягкий барьер» для национальных меньшинств составляет 0,7% — так что в Скупщину безоговорочно войдут аутсайдеры из «Албанского списка», который набрал 1,61%, и «Албанской коалиции» с 1,16%. Однако без мандатов останутся «Хорватская гражданская инициатива» с ее 0,27% и «Хорватская реформаторская партия» — 0,13%.

По предварительным подсчетам оппозиционеров и экспертов похоже на то, что эти выборы могут стать историческими для маленькой Черногории, в которой вот уже несколько лет кипят нешуточные политические страсти, начиная с дебатов о вхождении страны в НАТО и заканчивая скандальным законом о религии, который принял предыдущий парламент и подписал Джуканович. (Согласно закону все святыни Сербской православной церкви на территории Черногории должны быть «оприходованы» в пользу государства. Понятно, что после такой акции все они (а это более 600 храмов и монастырей, многие из которых имеют тысячелетнюю историю) могут быть переданы на баланс новой Черногорской церкви, пока никем в православном мире не признанной, однако стремящейся с помощью властей заполучить свой Томос — по примеру Украины.)

Если сложить все голоса, которые получили оппозиционные партии и блоки, то в сумме объединенные несогласные набирают более 50% или даже выше — около 60% (зависит от окончательного подсчета). У партии Джукановича и его коалиционных партнеров («Социал-демократы») — около 40%. Казалось бы, победа? Однако это вполне может только казаться. Достаточно вспомнить 2016 год, когда в «чистом» виде оппозиция могла получить перевес в один-два голоса. Однако эти пару голосов «склонила» на свою сторону правящая ДПС. Тогда бошняки и албанцы, которые прошли по сниженному процентному цензу в парламент, получили предложение от власти и не смогли от него отказаться — члены их микроскопических партий стали министрами нового правительства. И эти два голоса решили исход выборов, судьбу страны, ее политический курс.

Именно это умение правящей партии рулить так, чтобы при любых раскладах и неожиданностях остаться у власти, и пугает многих избирателей, а также обозревателей. Не станет ли новое опять старым? Основания для таких мыслей дают и заявления Мило Джукановича в том духе, что он не признает поражения своей партии, которая, по его словам, остается самой мощной в стране. Похоже, он и сейчас не теряет присутствия духа: «Как и в вопросе полученных голосов, так и в отношении мандатов: все еще поступают данные, тяжело сообщить окончательный результат. С традиционными партнерами у нас сейчас 40 мандатов, борьба за большинство в парламенте продолжается, после этого дождемся результатов избиркома», — заявил прессе Джуканович.

Однако оппозиция уже строит планы на будущее без партии Джукановича (хотя он и остается президентом). «Конечно, необходимо посчитать каждый голос, но главная победа граждан Черногории — это то, что, наконец-то, дошло до смены власти. То, что произойдет после 30 августа, должно быть похоже на нормальное европейское государство, и мы, наконец, окончили 32 года тоталитаризма и диктатуры», — цитируют местные Vijesti одного из лидеров крупнейшей оппозиционной коалиции Милана Кнежевича (был осужден ранее за якобы попытку организовать в 2014 году «государственный переворот»).

Еще один лидер оппозиции Здравко Кривокапич, не дожидаясь официальных результатов, заявил о необходимости создания так называемого «экспертного правительства». «Лучшее решение — экспертное правительство с ограниченным по времени мандатом… Два это будет или три года, необходимо разговаривать. Но без экспертного правительства не будет улучшений. Сколько в это правительство войдет партий, не так важно», — заявил он в эйфории собравшимся вчера вечером гражданам праздновать еще не провозглашенную официально победу.

Российские политики и обозреватели уже высказывают мнение, что если власть окажется в руках оппозиции, внешняя политика страны значительно изменится. Возлагаются надежды на то, что будут перезагружены, в первую очередь, отношения с братскими Сербией и Россией. Также, видимо, на паузу будут поставлены контакты с НАТО, ужесточен диалог с Косово (признан властью Джукановича). Очевидно, что новая просербская (а значит, и пророссийская) власть не станет больше поддерживать европейские санкции против РФ.

Некоторые наиболее экзальтированные жители Черногории высказывают на сайтах даже мнение о том, что если и дальше пойдет так, то Черногория и Сербия, а также Республика Сербская (сегодня она входит в балканскую страну Босния и Герцеговина) через несколько лет воссоединятся в единое государство. Те, кто мыслит более приземленными категориями, радуются результатам выборов, ожидая, что Москва позволит, наконец, прямые авиарейсы в Черногорию (до коронавируса летом ежедневно из РФ только в Тиват прилетало 15 самолетов) и местные хоть осенью заработают на российских туристах.

Планы у потенциальных новых властителей дум черногорских воодушевляющие, конечно. Однако, как отрезвляюще заметил глава оппозиционной партии «Новая Черногория» Марко Милачич, «давайте подождем немного, ведь мы знаем, кто такой Джуканович». У нас для таких случаев существует известная пословица: «Не говори гоп, пока не перепрыгнешь».

Алла Ярошинская