Казус Навального отбрасывает медицину в Средневековье

Слабым местом российской позиции является то, что омские врачи не сумели поставить оппозиционеру диагноз.


Независимых экспертов пока не ждут в берлинской клинике «Шарите». © Фото из аккаунта www.instagram.com/chariteberlin/

Немецкие врачи вывели Алексея Навального из комы. И утверждают, что оппозиционер был отравлен нервно-паралитическим ядом из группы печально знаменитого «Новичка». Российские врачи повторяют, что следов отравления в организме Навального, покуда он был в омской клинике, не имелось. Вопрос о том, что случилось с пациентом, уходит в область политических убеждений: «Вы каким врачам верите — немецким или российским?» Между тем, для медицины это смертельный приговор.

Современная медицина — это точная наука, понятие веры к ней имеет не больше отношения, чем к теории вероятности или геологии. Невероятный прогресс медицины связан именно с отказом от всяческой метафизики, чудесных исцелений и магических обрядов. Не случайно, по опросам среди лауреатов Нобелевской премии, самые неверующие — физики и медики. Впрочем, надо еще доказать корреляцию между склонностью к слепому политическому доверию и религиозному мировоззрению.

Трудно поверить, но в конце просвещенного XVII столетия король Карл II Стюарт (после Великой английской революции!) поставил на поток исцеление от золотухи (смертельная разновидность туберкулеза) наложением монаршей руки. В среднем 3700 подданных в год! Лучшие врачи поддерживали эту практику. Во Франции уже после Наполеона Карл X тоже практиковал исцеление наложением рук. И ведь очередь собирали!

Эти времена далеко позади. Сегодня врачи вооружены точнейшими приборами и говорят на одном языке с представителями естественных наук. Современный Айболит имеет в саквояже не стетоскоп, а микроскоп, хроматограф и томограф. Врачебная практика не предполагает озарение, но ориентируется на скрупулезное исполнение протокола. Наука — это точное повторение результата. Именно по этой причине обсуждается, в том числе руководителями российского здравоохранения, необходимость развитии телемедицины, то есть дистанционного лечения, где роль местного врача сведена к точному исполнению предписаний удаленного консилиума.

Казус Алексея Навального обрушивает все перспективы и отбрасывает медицину в Средневековье. Здравая логика, ради самого спасения пациента, требует сравнить анализы, полученные в Омске и в Берлине. Пусть независимые эксперты, ведь есть же такие на белом свете, изучат данные, вынесут вердикт, поставят диагноз. Но нет, наука в XXI веке становится тяжким обременением, и министры целыми кабинетами насилуют ее, возвращая мракобесные времена слепой веры в правоту монарха.

Наша Генпрокуратура пишет запрос в Минюст Германии. Профессиональные союзы врачей России и Германии перекидываются депешами. МИД России выступает с заявлениями и ждет разъяснений от посла. Одиозный предприниматель Пригожин направляет в клинику «Шарите» 1 миллион рублей, сопровождая перевод глумливыми комментариями. Все это не помогает выяснить истину. Что случилось с Навальным, неизвестно.

Немцев пусть обсуждают сами немцы, но что касается российской позиции, то слабым местом, несомненно, является то, что омские врачи не сумели поставить Алексею Навальному диагноз. Только что мы пели дифирамбы российскому здравоохранению. Едва ли не лучше всех справились с треклятым коронавирусом. Первыми в мире изобрели вакцину и уже впрыснули ее в жилы лучших сынов отечества, повторивших подвиг великих Пастера и Коха, которые экспериментировали на себе. И вдруг — бессилие в диагнозе оппозиционера. Почему молчат приборы и разводят руками доктора? Кому верить?

Навальный — видный общественный деятель, и вопросы о тактике лечения выходят за рамки досужего любопытства. Почему из самолета его привезли в токсикологическую реанимацию, а не в кардиоотделение? Почему из Москвы выписали нейрофизиолога и реаниматолога, а не токсиколога? Кто из токсикологов в Москве участвовал в дистанционных консультациях с Омском? Все это не роняет тень на омских врачей, спасших пациента, но окутывает историю заболевания Навального загадками, которые можно толковать на любой вкус.

Часто звучит довод, что если бы злые отравители хотели свести в могилу оппозиционера, который отдавил режиму все мозоли, то сделали бы это на раз-два. Вспоминаются свидетельства, как советские спецслужбы пытались убрать лидера Афганистана Хафизуллу Амина, перебирая самые безумные варианты. Вполне был просоветский человек, но в Кремле к нему потеряли доверие. В итоге прислали в Кабул искусного повара-отравителя. Но беда в том, что Амина окружали советские военные врачи, которые исправно вытаскивали его с того света, хотя сотрапезники строем падали под стол. Тот случай, когда врачи оказывались сильнее убийц. В итоге Кремль перешел к более сильным средствам. В ходе штурма дворца Амина погиб врач полковник Виктор Кузнеченков, который откачивал Амина от очередного отравления. Никаких параллелей, просто вспомнилось…

Политики всех мастей не устают повторять, что медицина — область, которая стоит выше политических наслоений, а гуманитарные ценности, то бишь человек, являются главным мерилом их помыслов. Но слишком часто медицина оказывается служанкой политиков, которая тем более удобна, что помогает извлечь из врачебного саквояжа лицемерные, как крокодиловы слезы, тезисы. Так было во времена Карла II, который спасал не больных, а увядающую династию Стюартов. Мало что изменилось в XXI столетии, только вместо наложения рук в ход идут наукообразные термины.

Немецкие врачи утверждают, что их пациента отравили фосфорорганикой. Но почему они не выходят на контакт с английскими коллегами, которые в союзе со Скотленд-Ярдом в деле Скрипалей взяли похожий след, а потом, судя по сюжету, его потеряли? Вдвоем бы вывели злодеев на чистую воду. Как говорил Шерлок Холмс, «элементарно, Ватсон». Или немцы опасаются, что клинику «Шарите», как дом Скрипалей, разберут по щепкам? Никто не понимает, и дедукция отступает перед политической интуицией.

Принято считать, что Россия больна литературой. Где еще поэты беседуют с тиранами, а сочинения становятся фактором политики? Не случайно судьба России полнее всего отражена в ее литературе, а врачи так часто оборачиваются писателями. Но никому — ни Чехову, ни Булгакову, ни Вересаеву, ни Аксенову — в голову не приходил детективный для публики и унизительный для медицины сюжет, который случился с Навальным.

Впрочем, пока история выглядит настолько абсурдной, что лучше всего на нее ложится песня Александра Розенбаума, тоже врача: «Доктор, расскажи, для чего тебе нужен этот маскарад»?

Сергей Лесков


Читайте также Украина уверена в «пророссийском» будущем Белоруссии при любой власти

Пентагон усомнился в сговоре России с афганскими талибами

Под Саратовом семья с ребенком отравилась угарным газом, погибла бабушка