Имперцы смотрят не в ту сторону

Из-за нежелания сотрудничать с Западом и НАТО Россия рискует получить еще одну горячую точку у своих южных границ.


© CC0

Под радостные вопли имперцев о том, что Америка проиграла афганскую войну и вынуждена оттуда бежать, хотелось бы отметить печальный факт: Россия от ухода янки из Афганистана не получит никаких плюсов, а вот новые проблемы вполне возможны.

Итогом войны приходится признать победу пуштунского националистического и исламистского «Талибана» (запрещен в России — ред.), который и сейчас контролирует около половины территории страны, а в случае сокращения или полного прекращения западной поддержки кабульского правительства сможет еще сильнее укрепиться.

Даже в ситуации относительно мирных переговоров с талибами они, просто из-за своего веса и разрозненности противников, являются довлеющей и главной силой, и организация будущего правительства в их руках.
Также на их совести будет строительство будущего Афганистана. Пока от талибского руководства идут заверения, что они готовы учитывать интересы всех остальных сил, в том числе таджикского и узбекского меньшинств, шиитов-хазарейцев и части пуштунских кланов, поставивших на официальное кабульское правительство. Но даже сейчас в группировке сильны позиции радикального крыла, призывающего к полной победе над «захватчиками» и расправе над «кабульскими марионетками».

В итоге в лучшем случае нам предстоит получить талибское правительство с вкраплениями меньшинств, в худшем — инкарнацию противостояния конца 90-х годов с вновь сформированным Северным альянсом и продолжением прошлой, так и незаконченной гражданской войны.

Чем это чревато для России?
Сами талибы не проявляют экспансионистских настроений, им достаточно контроля над территорией своей страны, в идеале еще вернуть бы юго-восточные регионы, населенные пуштунами и отошедшие к Пакистану.

Но кроме талибов в Афганистане укрепился ИГИЛ (запрещенная в России международная террористическая организация — ред.), есть радикальные узбекские и таджикские группы, много исламистов в свое время бежало туда от репрессий в Средней азии и Синдзяне. Пока существует ситуация общей замятни, им достаточно комфортно и в Афганистане, на них мало кто обращает внимание. Но…

В первом варианте относительно мирного талибского будущего Афганистана властям неизбежно придется обратить внимание на тот же игиловский «вилайет Хорасан», с тем чтобы уничтожить его или, скорее, вымести его остатки с собственной территории. И для бегства халифатчикам остается одно открытое направление — те же страны Средней Азии, благо в движении уже сейчас немало таджиков, узбеков и туркменов.

В случае продолжения гражданской войны — это второй вариант — давлению талибов подвергнутся уже не отдельные группы, а целые народности и провинции. И путь для отступления также один — на север, к бывшей советской границе.

Первыми под удар попадают Туркменистан и Таджикистан, слабые в военном смысле, автократичные, со множеством назревших и нерешенных проблем, к которым добавилась в этом году в случае Таджикистана еще и огромная масса безработного населения, которая не смогла попасть на сезонные работы в России и Казахстане.

Каким будет ответ среднеазиатских автократов на проникающие с юга группы радикалов, предсказать несложно — репрессии и военные операции, от которых прилетит не только боевикам, но и местному населению, что только ожесточит ситуацию. Это при том, что относительно эффективно местные власти смогут справиться только с прорывом ограниченных групп. В случае спланированной и масштабной экспансии или бегства больших групп боевиков под давлением талибов с большой вероятностью произойдет паралич силовых и административных рычагов и схлопывание местных режимов. Особенно с учетом того, что исламисты в совершенстве овладели популистской риторикой, направленной именно на противостояние коррумпированным автократическим и клептократическим режимам.

Когда противостояние дойдет до густонаселенной Ферганской долины, где граничат три народа, две языковые группы и два образа жизни (земледельческий и скотоводческий), и где и без того огромное количество проблем, — окончательный взрыв и коллапс региона станет делом короткого времени.

В итоге мы получаем на своих южных незащищенных границах собственную Сирию, в четыре раза большую по населению и в полтора десятка раз — по территории, густо начиненную рознью и старыми нерешенными проблемами, прошедшую фазы политического противостояния с властями, перетекающего в межнациональное выяснение отношений, с финальным единением оставшихся в первых турах под знаменами радикального ислама.

Свою Сирию со всеми вытекающими: поток беженцев вперемешку с радикалами через границы, усиление межрелигиозных и межнациональных проблем в своей стране, необходимость реагировать и превентивно влезать в региональные проблемы, поскольку любое промедление приведет только к ухудшению ситуации в перспективе.

Попытаться предупредить ситуацию пока возможно, но для этого необходимо отказаться от параноидального внимания к Западу и НАТО, чтобы обратиться на Юг. Необходимо вразумить и привести в чувство местных автократов, поскольку отсутствие реформ и продолжение статус-кво только обеспечивает будущие события еще большим количеством горючего материала.

Необходимо возобновить диалог со странами Запада, пытаться с их помощью модерировать афганское примирение, с тем чтобы избежать радикальных вариантов развития.

В целом отказаться от нынешней парадигмы мировосприятия, где наш Стерх летает в горних высях и оспаривает мировое первенство в пустынях Африки и Аравии, и признать, что главные проблемы и главные риски для страны таятся в южном порубежье.

Впрочем, ясно, что ни от чего мы не откажемся и не образумимся. А значит остается только созерцать сгущающиеся тучи, растущие риски и слушать шуточки имперцев про сбегающих без штанов из Кабула американцев.

Андрей Никулин


Читайте также Николай Травкин. Могучая была держава