Кому выгоден пояс нестабильности вокруг России?

Вооруженный конфликт между Азербайджаном и Арменией перерастает практически в полномасштабную войну. Обе страны ввели военное положение.


© Фото Ивана Преображенского, ИА "Росбалт"

Политики ведущих мировых держав уже отреагировали на происходящее, призвав стороны сесть за стол переговоров. Однако по целому ряду причин остановить эскалацию конфликта только призывами к мирному урегулированию уже плохо получается.

После завершения Карабахской войны в 1994 году установилось шаткое, но status quo, которое не устраивало ни одну из сторон, однако позволяло избегать возобновления боевых действий. Международное сообщество признает территориальную целостность Азербайджана, и даже Армения до сих пор не признала независимость Нагорного Карабаха. Непризнанная республика и часть прилегающих территорий фактически контролируются Арменией. Переговорный процесс, который длился четверть века, зашел в тупик.

Возможно, конфликт тлел бы и дальше, но в этом году ситуация стала накаляться. Премьер-министр Армении Никол Пашинян вызвал бурную реакцию со стороны азербайджанской общественности публичным заявлением «Карабах — это Армения». Но если это высказывание еще можно было списать на популизм, рассчитанный на своих избирателей, то семь условий урегулирования карабахского конфликта, выдвинутые армянским премьером азербайджанской стороне, были восприняты в Азербайджане как ультиматум. Президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил, что Армения фактически срывает переговорный процесс.

Выступление Ильхама Алиева на 75-й Генассамблее ООН было посвящено проблеме урегулирования конфликта в Нагорном Карабахе. Президент Азербайджана обратился к мировому сообществу с призывом содействовать мирному урегулированию конфликта и прямо предупредил о том, что Армения готовится к войне: «Премьер-министр Армении объявил о создании вооруженных групп ополченцев, состоящих из десятков тысяч гражданских лиц, которых будут принуждать к участию в военных операциях против Азербайджана». Ильхам Алиев также сообщил об угрозе нанесения ударов армянскими вооруженными силами по крупным городам и гражданской инфраструктуре Азербайджана, включая Мингячевирское водохранилище и расположенный вблизи Баку Сангачальский нефтегазовый терминал.

Призывы Ильхама Алиева не возымели действия на мировые державы. И 27 сентября вместо дипломатов заговорили пушки. Нет большого смысла спорить на тему, кто произвел первый выстрел. Гораздо важнее разобраться в причинах и последствиях происходящего. Ведь новая «горячая точка» вблизи южных границ России требует от руководства страны принятия ответственных и взвешенных решений. Россия не может поддержать одну из сторон конфликта, поскольку и с Азербайджаном, и с Арменией нашу страну связывают как исторические узы дружбы, так и более прагматичные интересы.

Бытует мнение, что Армения — более близкий России союзник, поскольку там находится российская военная база. Кроме того, Армения — тоже христианская страна, в то время как Азербайджан — мусульманская. Но не следует забывать, что в России тоже проживает многочисленное мусульманское население, а соседствующие с Азербайджаном республики Северного Кавказа преимущественно населены мусульманами. Поэтому, если Россия примет сторону Армении по конфессиональному признаку, то это вызовет раскол внутри страны.

Что касается военной базы в Гюмри, то сама по себе она не является гарантией «пророссийскости» Армении. После прихода к власти Николы Пашиняна в армянском правительстве появились министры, не только идеологически ориентированные на Запад, но и финансируемые известным «филантропом» Джорджем Соросом. При Пашиняне подняли голову армянские националисты, которые открыто выступают с антироссийских позиций и ориентированы на западную армянскую диаспору. И если у России в Гюмри военная база, то у США в Ереване самое большое на Южном Кавказе посольство.

В небольшой по размеру территории и населению республике прагматичные американцы не стали бы держать столь солидное дипломатическое представительство без веских причин. Американцы весьма эффективно применяют так называемую «мягкую силу», в том числе используя свои дипломатические каналы. Разве не странно, что в «пророссийской» Армении не осталось ни одной русской школы и русскоязычного вуза, а в Азербайджане — 800 русских школ и 3 русскоязычных вуза? Армянская молодежь лучше знает английский, чем русский, а в Азербайджане до сих пор слышится русская речь.

Примечательно, что предыдущие президенты Армении, Роберт Кочарян и Серж Саргсян, были представителями «карабахского клана». При внешне воинственной риторике и Кочарян, и Саргсян избегали обострять конфликт с Азербайджаном. Будучи ветеранами Карабахской войны, они не допускали начала новой полномасштабной войны.

Никол Пашинян пришел к власти в результате революции. Популист и сторонник радикальных методов, он и получив власть, по сути, продолжает действовать революционными методами. Пандемия коронавируса серьезно пошатнула экономическое положение Армении, а с ней и политические позиции Пашиняна. В Армении один из самых высоких показателей заболеваемости коронавирусом на постсоветском пространстве. У Армении нет нефти и газа, как у Азербайджана, и экономические трудности республике преодолеть намного сложней. Действуя согласно большевистскому правилу «чем хуже, тем лучше», Никол Пашинян пошел на максимальное обострение конфликта с Азербайджаном, чтобы отвлечь внимание от внутренних проблем и сплотить вокруг себя сторонников, торгуя угрозами и демонизируя «образ врага».

Политическая авантюра Пашиняна ставит в сложное положение Россию. В своей речи на 75-й генассамблее ООН Никол Пашинян совершил открытый выпад против Турции: «Турция напрямую угрожает Армении и демонстративно проявляет воинственную позицию, проводя провокационные совместные военные учения с Азербайджаном в непосредственной близости от Армении и Нагорного Карабаха. Турция строит свою политику на эксплуатации родственных традиций, конфликтов в нашем регионе, оправдании геноцида армян, безнаказанности за это преступление. Турция представляет собой угрозу безопасности Армении и всего региона».

После начала боевых столкновений между азербайджанскими и армянскими вооруженными силами Никол Пашинян обратился в Москву за помощью. Для России это означает не только порвать отношения с соседним Азербайджаном, но и вступить в конфронтацию с Турцией, которая поддерживает Азербайджан. Получается, Пашинян втягивает Россию в геополитический капкан, выбраться из которого будет крайне сложно.

Помимо мотивации самого Никола Пашиняна удержаться у власти, весьма вероятно, что его подталкивают к активным действиям из-за океана. Ведь тем самым на границе России возникла еще одна конфликтная точка в дополнение к существующим. Украина, Белоруссия, теперь Азербайджан и Армения… Не будем забывать про Сирию и Ливию и про то, что наши интересы с Турцией в этих конфликтных зонах не всегда сходятся, а порой и прямо противоположны. Согласитесь, очень напоминает планы американских геополитических стратегов, рассуждающих о «поясах нестабильности». Похоже, что этот «пояс» стягивается все туже с очевидной целью: ослабить Россию и принудить ее к крупным уступкам на международной арене.

Алексей Кузнецов, политолог, кандидат социологических наук


Читайте также Россия пообещала в любом случае защитить Белоруссию как члена Союзного государства

ЕС потребовал от Азербайджана и Армении защитить мирных жителей