На повестке вариант «слабый преемник»

Конституционный суд переформатируют с учетом сценария, при котором против президента решат «взбунтоваться» Госдума и Совет Федерации.


Похоже, что в Кремле пытаются предусмотреть все возможные неожиданности в ходе предстоящего «транзита власти». © Фото ИА «Росбалт»

Депутаты Госдумы одобрили в среду во втором чтении блок законопроектов, внесенных президентом в развитие обновленной Конституции, голосование по поправкам в которую состоялось этим летом. Если коротко, их суть сводится к тому, что статус правительства теперь сильно понизится, потому что этот орган власти, как и возглавляющий его премьер-министр, отныне будут чуть ли не напрямую подчиняться президенту. Во всяком случае, нести персональную ответственность им придется именно перед ним. За главой государства также закрепляется право общего руководства деятельностью правительства, он же фактически самостоятельно будет решать (после «консультаций» с Совфедом), кого ставить во главе МИД и силовых министерств.

Так что пресловутое «усиление влияния Госдумы на правительство при его формировании», о чем нам так много рассказывали этой весной, не более, чем миф, который, понятно с какой целью, активно распространяют сами депутаты и некоторые провластные эксперты.

Еще один принятый законопроект, по сути, упраздняет самостоятельность прокуратуры. Как и в XVIII веке, при Петре I, этот орган надзора снова станет выполнять функцию «государева ока».

Наиболее же важные изменения касаются российской судебной власти, а именно формирования, организации деятельности и функционирования Конституционного суда. Первым делом, решено сократить количество судей с нынешних 19 до 11 человек, а также ужесточить требования к претендентам на эту должность — в основном они касаются «обрубания» связей с заграницей. Хотя иметь за пределами страны в собственности дом (равно как и любое другое имущество) судьям будет по-прежнему разрешено.

При доработке законопроекта ко второму чтению депутаты окончательно «добили» пусть и формальную, но все же до сих пор де-юре сохранявшуюся независимость Конституционного суда. Приняты нормы, запрещающие судьям обнародовать свое особое мнение по решениям суда и вообще выступать с публичной критикой. В последнем случае речь идет о запрете высказывать свое мнение «о вопросе, который может стать предметом рассмотрения в Конституционном суде либо изучается или принят к рассмотрению Конституционным судом, до принятия решения по этому вопросу, а также критиковать в какой бы то ни было форме решения Конституционного суда».

В Госдуме нашлись депутаты, которые расценили эти нормы как «полную узурпацию власти». Но один из разработчиков поправок к Конституции, глава комитета Госдумы по законодательству и госстроительству Павел Крашенинников заявил, что новые нормы принимаются с целью избежать «политизации конституционного процесса».

Это при том, что председателем Конституционного суда теперь сможет стать человек, ни дня не работавший в этой системе. Одобренные во втором чтении поправки исключают действующее в настоящее время требование о том, что председатель Конституционного суда и его заместители назначаются только из числа судей.

Ранее в Госдуме не исключали, что председателем Конституционного суда может стать «человек с политическим опытом». Среди возможных претендентов назывались сенатор Андрей Клишас, главный правовед страны Талия Хабриева и экс-премьер Дмитрий Медведев.

В любом случае нет сомнений, что это будет человек, полностью лояльный президенту. По той причине, что Конституционный суд — это теперь не просто высшая судебная инстанция, но и мощный политический инструмент в руках главы государства. Пока его, как тот бронепоезд, будут держать на запасном пути. Но в случае, если в стране разразится острый политический кризис и возникнет необходимость приструнить взбунтовавшийся парламент, КС пустят в ход. Ведь именно через Конституционный суд президент отныне обретает дополнительное право вето на любой закон, принимаемый как федеральными, так и региональными народными избранниками.

Похоже, что таким образом в Кремле пытаются предусмотреть все возможные сценарии развития ситуации в будущем. Включая даже такие невообразимые в нынешних условиях, как бунт российского парламента. Задача при этом ставится одна — максимально укрепить президентскую власть. Так, чтобы не осталось ни одной институциональной лазейки для давления на суперпрезидента, которым теперь становится глава российского государства.

Пока же и обе палаты парламента, и Конституционный суд сохраняют полную лояльность Владимиру Путину и невозможно представить, чтобы они вдруг решили бросить ему вызов. Но кто знает, что нас ждет в будущем? Вполне возможно, что предстоит еще не одна правка Конституции, то есть формирование новой властной конструкции еще не завершено (даже с учетом уже поступившего в Госдуму законопроекта о Госсовете).

В Кремле наверняка прорабатывают разные варианты. Среди них может быть и такой, при котором во главе российского государства окажется совсем не тот, кого мы ждем, а преемник без видимых авторитарных замашек или, в массовом понимании, слабый человек — раз закон правят, предусматривая, что для удержания власти может понадобится усмирять парламент, а в качестве дубины использовать Конституционный суд.

Елена Земскова


Читайте также Анатомия слухов: пошла дележка мест в неизбранной Госдуме

Дожили до «налога на москвичей»

«Яблоко»: Нынешняя Госдума оказалась еще хуже «взбесившегося принтера»