Ядерное оружие запрещено. Что дальше?

Ни одна из стран, владеющих атомным арсеналом, это соглашение не одобрила, так что оно явно будет формальным.


Соответствующий договор вступит в силу через три месяца после его ратификации 50-м членом ООН, которым стал Гондурас. © CC0

На днях состоялось событие, можно сказать, планетарного  масштаба. Однако мировые и российские СМИ не то чтобы совсем его не заметили, но не придали ему почти никакого значения. Речь идет о новом Договоре о запрещении ядерного оружия (ДЗЯО), который на днях ратифицировало пятидесятое государство — им стал Гондурас (именно этот факт, впрочем, вызвал у некоторых медиа насмешку). По условиям договора, он вступает в силу спустя три месяца после одобрения его пятидесятой страной. То есть 22 января 2021 года.

Нет сомнения в том, что этот договор был бы невозможен без усилий международных НПО. А точнее — мощной организации «Международная кампания за отмену ядерного оружия» (International Campaign to Abolish Nuclear Weapons  — ICAN), в которую входят более 500 неправительственных групп из 103 стран. Кампания началась еще в 2007 г. А после того, как договор через десять лет, в 2017-м, был принят в ООН, ICAN получила Нобелевскую премию мира «за усилия по привлечению внимания к катастрофическим гуманитарным последствиям любого применения ядерного оружия и новаторские усилия по достижению договора о  запрещении такого оружия».

Вот его соль: статья 1 запрещает государствам-участникам разрабатывать, испытывать, производить, передавать, обладать, накапливать, применять или угрожать применением ядерного оружия, а также разрешать размещение ядерного оружия на своей территории. Он также запрещает помогать, поощрять или побуждать кого-либо к участию в любом из этих действий.

В преамбуле договора указывается на «катастрофические гуманитарные последствиями, которые могут возникнуть в результате любого применения ядерного оружия». В нем признается «вытекающая из этого необходимость полностью ликвидировать такое оружие, что остается единственным способом гарантировать, что ядерное оружие никогда больше не будет использовано ни при каких обстоятельствах». Еще один важный аспект договора заключается в том, что он обязывает поддерживать жертв применения и испытаний ядерного оружия, ликвидацию экологического ущерба, нанесенного его использованием.

Рик Уэйман, генеральный директор «Фонда мира в ядерный век» (Nuclear Age Peace Foundation), некоммерческой организации в Санта-Барбаре, США, многие годы работавшей над соглашением о запрете ядерного оружия, сыгравшей ключевую роль в начальных переговорах, заявил в эйфории журналистам: «Сегодня мир сделал большой шаг вперед к окончательному устранению давней экзистенциальной угрозы, исходящей от ядерного оружия».

Однако так ли это на самом деле? На Украине в подобных случаях говорят: дай, Боже, нашому теляті вовка з'їсти (дай Бог нашему теленку волка сьесть).  Договор хорош и нужен — особенно сейчас, когда мир колбасит в разных уголках. Но кто и как будет его выполнять? И будет ли выполнять вообще? Вот здесь есть не то что большие сомнения, скорее наоброт — сомнений вовсе нет. Страны официального ядерного клуба, как и неофициального, не собираются его подписывать, ратифицировать и уж тем более — уничтожать свое ядерное оружие.

Это было понятно с самого начала всей этой общественной истории при поддержке ООН, на площадке которой в 2017-м после нескольких лет подготовительной работы и прошел  (в два раунда) международный форум. Ядерные страны всячески препятствовали «открытой рабочей группе» ООН, работающей над документом. В конце 2016 г. на Генассамблее ООН против решения о проведении конференции для «согласования юридически обязывающего документа о запрете ядерного оружия, который привел бы к полной ликвидации этого оружия», голосовали четыре из пяти «официальных» ядерных держав (Россия, Британия, США и Франция), а также Израиль. Китай и Индия воздержались (это притом что ранее КНР на словах всегда поддерживала безъядерный статус мира), и в итоге от участия в конференции эти ядерные государства также отказались. Северная Корея, досаждающая уже несколько десятилетий своими ядерными испытаниями, не участвовала в голосовании. Япония тоже не нажимала на кнопку, что наводило на вполне определенные размышления. (При желании Токио мог бы получить свою ядерную бомбу за несколько месяцев.)

В итоге на форуме ООН в 2017-м по принятию Договора о запрещении ядерного оружия принимали участие более 115 государств, а также свыше 220 представителей неправительственных организаций. Интересная деталь — первоначально с инициативой безъядерного мира выступили такие страны: Австрия, Бразилия, Венесуэла (Боливарианская Республика), Гана, Гватемала, Грузия, Ирландия, Кения, Коста-Рика, Лихтенштейн, Мальта, Маршалловы Острова, Мексика, Нигерия, Никарагуа, Панама, Перу, Тринидад и Тобаго, Уругвай, Филиппины, Чили, Эквадор и Южная Африка. Как отмечают западные СМИ, главную роль в этой компании сыграла Мексика, первая выступившая с предложением о выработке инициатив по принуждению государств ядерного клуба к участию в обсуждении и разработке плана по ликвидации их ядерного оружия.

Однако знаменательно, хотя и не удивительно, что все без исключения ядерные страны — официальные и неофициальные — отказались от  участия в конференции. Более того, о своем «бойкоте» объявили также свыше 40 стран, не владеющих ядерным оружием. В основном, это государства ЕС, входящие в НАТО, а также Япония и некоторые другие.

После того, как текст договора был все же согласован и принят в ООН, представители некоторых ядерных стран высказали свое неприятие относительно затеи по их, по сути, принуждению к разоружению. Например, тогдашний директор департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД Российской Федерации Михаил Ульянов заявил журналистам, что «это во многом политико-пропагандистская акция».

Еще более решительно и определенно высказалась тогдашний постоянный представитель США при ООН Никки Хейли: «Я не желаю чего-то большего, кроме того, чтобы моя семья жила в мире без ядерного оружия. Но мы должны быть реалистами. Есть здесь кто-то, кто верит, что Северная Корея согласится на отказ от ядерного оружия?» — задала она почти риторический вопрос. «Мы стоим здесь, объединенные тем, что однажды, как мы надеемся, мы выйдем и скажем, что не нуждаемся в ядерном оружии. Но сегодня, в это время, в ситуации, в которой мы находимся, у нас, к сожалению, нет возможности это сделать», — заявила Хейли журналистам, бойкотируя конференцию.

Пока никакой публичной реакции от ядерных держав на переход Договора о запрещении ядерного оружия в статус вступающего в силу (после его ратификации пятидесятой страной) не последовало. Прозрачно высказалась только Япония, пребывающая под американским «ядерным зонтиком». Как заявил генеральный секретарь Кабинета министров страны Кацунобу Като, Токио не собирается присоединяться к договору. Хотя, по его словам, Япония продолжит выступать за создание мира без ядерного оружия.

В общем, все «большие» и ядерные на словах всегда за антиядерный мир, но в то же время — против этого конкретного договора, который реально мог бы выбить из их рук дамоклов меч атомной угрозы над человечеством. (Независимо от того, кому обещано «сдохнуть», а кому — «попасть в рай».) Но вся проблема заключается в том, что нет у мировой общественности даже при таком замечательном антиядерном договоре никаких рычагов влияния не только на разоружение ядерных держав, но даже и на их принуждение к участию в обсуждении этого вопроса. Слишком много политических преференций дает ядерная боеголовка и слишком много разносторонних интересов у стран, обладающих атомным оружием, а также у тех, кто пока его не имеет, однако мечтает когда-нибудь попасть в высшую лигу.

Алла Ярошинская


Читайте также Трамп: Россия завидует военной мощи США

Япония не планирует присоединяться к договору о запрещении ядерного оружия

СМИ узнали о планах США развернуть ядерное оружие, чтобы надавить на Россию